channel 9
Автор: Семен Глейзер Фото: 9 Канал

Навстречу выборам в Германии 24 сентября 2017 года

Положение в Германии

За кого “болеют душой” наши “народные партии”? Так называют себя правящие сегодня партии: христианско-демократический союз/ христианско-социальный союз — CDU/CSU и социал-демократическая партия — SPD. Вот факты, показывающие их симпатии.

После новогодней ночи на 2016 год в Кёльне полиция зарегистрировала более 400 заявлений от женщин, подвергшихся насилию или приставаниям со стороны молодых мусульман. Тут надо понимать логику этих молодых мужчин. Как учат их проповедники, если женщина ходит по улицам без хиджаба, это означает, что она уже готова к сексуальному контакту с любым встречным-поперечным. А если она еще и очень привлекательна, то это уже и не женщина вовсе, а “шайтан”, принявший женский облик. Он является с целю “сбить с пути истинного” каждого истинного мусульманина. Тут такой женщине уже не позавидуешь…

И целую неделю ни одна газета в Германии не проронила ни слова о насилиях в Кёльне. Ни одна оппозиционная партия ничего не сказала. Почему? Да потому, что такая информация не соответствует “генеральной линии” канцлера Ангелы Меркель, ориентирующей всё общество на “положительное влияние” массовой иммиграции мусульман в Германию. И вся “свободная пресса” промолчала. Так ли уж свободна эта “свободная пресса”?

С лета 2015 года в страну прибыло 1,1 миллиона мусульман, это преимущественно молодые и одинокие мужчины. По данным министерства труда, среди них более 75% не имеют школьного образования и, разумеется, никакой профессии, кроме, пожалуй, как стать “воином ислама”. И, разумеется, не знают никакого языка, кроме арабского или афганского. Их “интеграция” на рынке труда составит не менее 10-15 лет. Все эти годы “беженцы” будут жить в бесплатных квартирах, получать социальную помощь и медицинское обслуживание. И не смогут ничего делать, пока не выучат немецкий. От скуки и безысходности в эти 10-15 лет займутся возможно грабежом, наркотиками, уличными изнасилованиями, или джихадом. Затем от них народится здесь еще несколько миллионов “беженцев”, которые также не будут в состоянии себя содержать и сядут на шею немецких налогоплательщиков.

Если среди них окажется только 1 джихадист (исламский террорист) на 100 “беженцев”, то в масштабе страны это будет 11 тысяч террористов. Ими уже убито несколько десятков “неверных”, то есть немцев, китайцев и т. д. Сколько еще немцев должны будут погибнуть от их ножей и авто-наездов?

Но тут большая политика.

Глава Евро-Комиссии Жан-Клод Юнкер в начале года авторитетно заявил, что “террор не имеет религии”. То есть между исламом и исламизмом нет никакой связи. Что это — наивность или “придуривание”? А вот, например, Франция уже официально объявила себя в состоянии войны с исламизмом. Жертвами этой войны стали уже 240 французов. Германии это не угрожает? А почему-то полиция Нижней Саксонии и Шлезвиг-Гольштейна вдруг срочно ищет и приглашает на работу специалистов по исламизму. Какой-то фонд уже выделил несколько тысяч евро на подготовку переводчиков с арабского. В школах срочно вводят уроки арабского языка. “Интеграция — это двусторонний процесс”, — уверяют нас политики. То есть жители страны также должны приспосабливаться к пришельцам, к их традициям, привычкам, религии, которые — спасибо, если не прирежут или не задавят грузовиком.

Уже можно предвидеть следующую террористическую атаку. На днях в Мюнхене и в других местах начнется праздник осени — Oktoberfest. Полиция Баварии гордо сообщила, что на этот раз будут приняты особо жесткие меры безопасности. А именно: вся территория празднества — палатки с пивом и сосисками, а также трибуны с оркестрантами и места народных гуляний — будет обнесена “забором безопасности”, то есть заставлена бетонными блоками. А все прибывающие автомобили будут тщательно досматриваться. Исламисты в восторге: чего стоит наняться водителем на временную работу в одну из фирм, доставляющих пиво и сосиски к столу, чтобы без проблем миновать контроль на входе и затем подавить палатки с гостями своим грузовиком. Или как гость, прийти на праздник, дождаться прибытия очередного грузовика, выбрать момент, когда водитель отвлечется на выгрузку товара, занять его место и снова проехаться по палаткам и гостям как скопищу “неверных”. Мало не покажется.

Но нам этого мало.

С 2018 года канцлер Ангела Меркель обещала разрешить 390 тысячам “беженцев” — молодым одиноким мужчинам — привезти в страну их семьи (по 8–10 человек каждая). Что это за “беженцы” такие: сами приехали, а семьи оставили в “опасности”? Это в лучшем случае 390 тысяч “халявщиков”, а худшем — тысячи исламистов-террористов. И до этого они могут спокойно навещать свои семьи в странах исхода, где им и их семьям якобы угрожает опасность.

Это позиция христианско-демократического союза (CDU).

Социал-демократы (SPD), однако, этим недовольны, им этого недостаточно.

В их предвыборной программе записано, что если “беженец” получил отказ, то его новое заявление, что на родине у него “нет жизненных перспектив”, должно послужить основанием для его оставления в Германии на ПМЖ. И этого тоже мало.

Лидер SPD г-н Зигмар Габриель недавно посетил огромный лагерь беженцев, более 995 тысяч человек, в Уганде. Там скопились уже не арабы и не афганцы, а африканцы из Черной Африки. И Габриель фактически пригласил этот миллион новых беженцев в Германию на постоянное местожительство. Чем хуже — тем лучше?


Положение в Гамбурге

В Гамбург приехало 50 тысяч мусульман из стран Ближнего Востока. Это потенциально примерно 500 джихадистов-террористов. И вот первые результаты.

Некий палестинец Ахмад недавно напал с ножом на прохожих в районе Бармбек. Одного убил, еще нескольких тяжело ранил. Это не борьба “за свободу Палестины”, это “борьба против неверных”. “Неверные” здесь все немусульмане. Почему он вообще оказался здесь “беженцем”? Неизвестно. Ведь в Палестине нет никакой войны.

На совещании по работе Еврейского культурного центра на Flora-Neumann-Strasse было решено снять вывеску Judisches Kulturhaus, потому что это “небезопасно”. Потому что слово “еврейский” глубоко “ранит” и задевает религиозные чувства прибывающих мусульман. А также их “ранят” женщины без хиджаба, дети с крестиком на шее, кресты на кирхах, христианские праздники, свинина в магазинах, и много еще чего другого. Местные немцы должны пройти свою половину пути — должны отказаться от всего этого.

Наш дорогой первый бургомистр, г-н Олаф Шольц (SPD), предложил новые программы для “беженцев”, которым уже отказано в убежище в ФРГ, так как они совсем не беженцы. По ним эти “отказники” могут и дальше обучаться на интеграционных курсах, а их дети посещать школу, они будут и дальше получать социальную поддержку, вплоть до их возврата в страну исхода, а там, глядишь, и их обустройство на родине, за счет Германии. Эта щедрость к чужим, если не сказать, к врагам, не идет ни в какое сравнение с “жесткой экономией средств”, когда речь идет о социальных пособиях для граждан страны.

На “беженцев” в Гамбурге в 2016 году уже потрачено 900 миллионов евро (а в масштабе страны — 13 миллиардов евро). На этот год сенат Гамбурга запланировал на них еще 350 миллионов евро. И дальше будет не дешевле.

Кто за все это ответит?

Все эти миллионы “беженцев” в 2015 году пригласила в ФРГ лично канцлер Ангела Меркель. При этом она не спросила разрешения ни у населения страны, для чего понадобился бы референдум, ни согласия парламента — Бундестага, ни согласия даже ее собственной партии — христианских демократов. И все остальные партии, включая социал-демократов, левых и зеленых, ей только подыгрывают.

В генеральную прокуратуру ФРГ поступило уже около тысячи заявлений от граждан страны, где канцлера Ангелу Меркель прямо обвиняют в “государственной измене”.

Если это не измена, то что это такое?

Единственная партия сегодня, которая выступает против всего этого безумия,

это “Альтернатива для Германии” или AfD — Alternative für Deutschland.

Источники: газеты „Hamburger Abendblatt“ и „Bild“.


Послесловие

(Леонид Комиссаренко)

В течение последнего года мною написано и переведено с десяток статей [см. Примечания] на тему “Меркель-беженцы”, в которых достаточно широко отражены аспекты проблемы. Не стану повторяться. Посмотрим лучше на положение за 5 дней до выборов.

Официально Ангелой Меркель обещано воссоединение семей “беженцев” с 2018 года. А что же неофициально? Об этом поведал мне мой брат, прилетевший вчера 12 сентября в аэропорт Цюрих. Бывал он там не единожды и нормальный режим знает хорошо. Но столпотворения, подобного вчерашнему, не видел никогда, как и гигантских сундуков и чемоданов на лентах багажных транспортёров и сверхшумной толпы встречающих. Недоумение брата развеял полицейский: “Это прибыли первые четыре аэроплана с членами семей находящихся в Германии беженцев”. Ждала их вереница комфортабельных автобусов, на которых они и убыли в сторону границы Германии.

У меня вопрос: “А почему Цюрих, Швейцария, а не более близкий, простите за тавтологию, к Ближнему Востоку Мюнхен, Германия?” И уже готов ответ: “Скорее всего потому, что Мюнхен, это не только Германия, но ещё и Бавария, правит в которой заклятый друг Меркель господин Зеехофер, позволивший, ради предвыборных общедвухпартийных интересов, себя сломать по вопросу беженцев”. Его бы такая картинка в мюнхенском аэропорту заставила, наверное, бросить на стол партбилет или, что ещё хуже, отколоться от материнской партии.

А сегодня, 13 сентября, газета “Die Welt” публикует статью под заголовком: “Зеехофер конкретизирует планы по верхней границе числа беженцев”. Его предложение: включить в зачёт верхней границы всех, прибывших в порядке воссоединения семей. Всё ясно: проиграл по-большому, отыграюсь по-маленькому. Но и это у него не пройдёт — он требует верхней границы в 200 тысяч, а по официальной справке Министерства иностранных дел, полученной “Die Welt”, на сегодняшний день уже выдано членам семей 230 тысяч виз.

В первой части статьи после Положения в Германии приведено Положение в Гамбурге. Давайте опустимся ещё ступенью ниже и рассмотрим


Положение во Фрайбурге

230-тысячный студенческий город принял ок. 4000 беженцев, в корне изменивших его уклад. Особенно это касается ночной жизни. Прежде с дискотек в 2 или 4 часа ночи возвращались без проблем поодиночке. С появлением беженцев это стало не только небезопасно, но смертельно опасно. Еженедельная полицейская хроника статистики не даёт, но описывает факты с приметами преступников. Используются термины: темнокожий, внешность арабская, североафриканская, южноевропейская… Приводится сведения о 5–10 нападениях среди бела дня, в сумерках, ночью. Пришельцы составляют от 80 до 100 процентов нападающих. Вершиной стал случай зверского изнасилования и убийства 19-летней студентки афганским “беженцем”, выпущенным по амнистии в Греции после того, как искалечил там девушку, за что получил 10 лет. Как о большом достижении в вопросах безопасности граждан городской совет рапортует о 25-головом усилении личного состава полиции за счёт командированных из других городов.

По поводу AfD. В городе я до сих пор не видел ни одного предвыборного плаката. По горькому опыту земельных выборов их вывешивают за 5–7 дней, так как их регулярно срывают. По моему мнению — не без обкомовского указания. Чем это мнение обусловлено? А тем, что даже Центральный Совет евреев в Германии, сибаритствующий в Берлине, ни во что не вмешиваясь, начал спускать рекомендации (директивы) с предостережениями против AfD и просьбой стучать на замеченных в симпатиях к этой партии.

Источник: "Мастерская"

Автор: Семен Глейзер





Комментарии для сайта Cackle