channel 9
Автор: Серж Харитонов Фото: Эхо Москвы

“Зеленые человечки” в Беларуси

Сегодня на территории Беларуси начинаются белорусско-российские стратегические учения “Запад-2017”, которые продлятся до 20 сентября. В Беларуси тема учений “Запад-2017” с разной степенью интенсивности поднималась в независимых и государственных СМИ практически ежедневно в течение года. Связанные с учениями инфоповоды трансформировались в целый спектр реакций белорусской общественности: от фейсбук-смехуёчков с пунктом выдачи всем желающим паспортов Вейшнории (придуманной военными страны условного противника) до инфарктно-панических сообщений независимых СМИ о “зеленых человечках”, высадившихся без проездных талонов — но зато с боевым оружием — в салоны общественного транспорта города Витебска.

По официальной информации, из России для проведения учений были переброшены около 3,000 военнослужащих и несколько сотен единиц военной техники Армии России, включая тяжелое вооружение и авиацию. Начальник генштаба белорусских Вооруженных сил генерал-майор Олег Белоконев на днях подтвердил, что российская армия совершенно точно покинет территорию Беларуси в течение 10 дней после окончания учений. Тем не менее, споры о реальности намерений России вывести войска после окончания учений не стихают уже около года.

В первую очередь, белорусов беспокоит сама легенда учений, которую приняли белорусские власти по российской подсказке: территории северо-западной Беларуси при поддержке западных стран откалываются от Республики Беларусь и создают независимое государство Вейшнорию, населенную условным противником. С ним и сражается Беларусь при поддержке России.

Пикантности этому сценарию добавляет то, что границы вымышленной Вейшнории проходят вдоль реальных границ тех избирательных округов, на которых во время первых и единственных демократических выборов президента Беларуси в 1994 года одержал верх непримиримый соперник Александра Лукашенко и легенда белорусского националистического движения Зянон Пазняк (уже много лет скрывающийся от белорусских спецслужб за границей после неудачной попытки ареста).

Наряду с волной приколов и мемов, появление вымышленной Вейшнории (которую в Беларуси назвали “Новороссией наоборот”) вызвало ожесточенную дискуссию в независимых СМИ. Дело даже не только в том, что Вейшнория — это в реальности территория с доминирующим католическим населением и высоким процентом белорусскоязычного населения. Вейшнория — это пробный шар российских властей в трех вопросах: в поиске беларусских точек дезинтеграции, в изучении стратегий армии и спецслужб Беларуси по нейтрализации сепаратистов и, наконец, в исследовании социальной приемлемости и запроса на “отколовшиеся регионы” в белорусском обществе.

Помимо сомнительного сценария учений, который предполагает отделение целого региона нашей страны, белорусов волнует и сам факт ввода иностранных войск на территорию нашей страны. Статья 18 Конституции Республики Беларусь закрепляет нейтральный статус белорусского государства — вызывает беспокойство само по себе участие нашей страны в подготовке боевых действий в рамках какого бы то ни было военного союза (будь то ОДКБ, НАТО или, прости Г-споди, милое сердцу провинциальных пенсионеров Союзное государство). С другой стороны, 11 сентября в нейтральной Швеции также начались крупнейшие в стране учения за 23 года. К участию в шведских учениях “Аврора 17” вместе с войсками альянса НАТО (в состав которого Швеция не входит) привлечены более 20,000 солдат. Но эти учения не вызывают у белорусов таких опасений, как “Запад-2017”. Почему же?

За последние три года Владимиру Путину удалось сформировать для современной России имидж страны, которая, в отличие от Швеции, по умолчанию ведет себя нестабильно в отношении стран, расположенных вдоль своих границ (а после начала операции в Сирии — еще и далеко за пределами внешнего периметра РФ). После военных операций России на территории Грузии и Украины отношение белорусов к России стало очень настороженным. Если 15 лет назад угроза захвата Беларуси российской армией казалась эксцентричной даже людям с самой развитой фантазией, то сейчас такой сценарий многими рассматривается в качестве вполне реалистичной перспективы. И люди опасаются, что она может быть реализована в ближайшие нескольких дней.

Тем не менее, такой сценарий довольно опасен для самой России: при всей видимой, на первый взгляд, ностальгии белорусских военных по СССР и легкой грусти спецслужбистов по российским зарплатам и пенсиям в Беларуси есть войска, которые сильно отличаются по уровню подготовки от, например, украинских добровольцев образца 2014 года. Даже при нынешней “советской” ментальности большинства белорусских военных в республике-партизанке есть около 6,000 элитных военнослужащих из состава Сил специальных операций. Это прямые наследники ВДВ и ГРУ СССР, которых, в отличие от весьма “ватной” и по своей натуре и менталитету белорусской армии, обучают мочить всех — включая “зеленых человечков” из России.

С другой стороны, как довольно справедливо отметил соучредитель Института политический исследований “Палітычная Сфера” и Старший аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов, “для России нет нужды присоединять Беларусь, поскольку в основном ее интересы здесь и так обеспечены”. Действительно, зачем Путину развязывать новую войны с непонятными последствиями, если ему уже сейчас довольно непросто сохранить статус-кво в Украине, одновременно оплачивая борьбу с международным терроризмом в Сирии, Навальным в Москве, Крымским мостом в Керчи и бюджетниками по всей России?

“Посткрымский синдром”, которым Владимир Путин и российский “патриотический” электорат заразили Центральную и Восточную Европу, оказался заболеванием, которое пришло всерьез и надолго. Впрочем, что греха таить — даже значительная часть либеральной интеллигенции в современной России на вопрос “Чей Крым?” уверенно ответит: “Крым наш”. Все это не добавляет доверия к России со стороны населения Беларуси, где за четверть века выросло целое поколение людей, которых настораживает господствующий среди россиян стереотип о Беларуси как о случайно отколовшейся советско-российской провинции (это тема отдельной публикации), которую нужно “вернуть в родную гавань”. Не нужно, да и гавань не совсем родная.

Оценивать ситуацию накануне учений “Запад-2017” стоит не только в контексте “казуса Крыма” (это когда из соображений самообороны группы российских военных решили пробивать бронетранспортерами стены украинских погранзастав, дабы отбиться от слишком агрессивно спящего в своих койках личного состава пограничной службы Украины). Стоит обратить, в первую очередь, внимание на параллели с тем, что весной 2014 года пророссийские колхозники и трактористы начали защищать царя и отечество в коридорах крымских погранзастав именно после окончания масштабных учений в Ростовской области. Более того, за 6 лет до начала Крымской операции, летом 2008 года, российская армия проводила учения на границе с Грузией. А сразу после них Грузия почему-то принялась отбиваться от мирно крадущихся к Тбилиси российских танков на грузинской территории. Вот и белорусы думают, как бы не заблудились на Полесье не только улетающие на юг аисты, но и российские военные.

Наиболее метко реакцию белорусов на учения “Запад-2017” обозначил политический обозреватель и аналитик варшавского Центра политического анализа и прогноза Павел Усов. По его мнению, значительную роль в публичном восприятии этих учений играет “политическая сублимация” — в Беларуси, действительно, очень многие проецируют на свою страну российское вторжение в Грузию и особенно в Украину.

Недоверие к путинской России и ее обещаниям вывести российские войска с территории Беларуси после окончания учений — основная реакция беларусских независимых СМИ и общества на “Запад-2017”. И главные опасения в отношении этих учений заключаются в том, что Владимир Путин может отдать российским военнослужащим приказ оставаться в пунктах дислокации на территории Беларуси после учений в отместку на отказ Александра Лукашенко разместить в Беларуси военную базу РФ в 2015 году. Соответственно выдвигаются версии, что российская армия будет использована для аншлюса Беларуси по “крымскому сценарию”, а впоследствии — для вторжения в Украину через южные границы Беларуси.

Масла в огонь подливает и тот факт, что за прошедший год как гражданское, так и военное, руководство Польши, Украины и стран Балтии вместе с представителями США и НАТО в Европе неоднократно выступали против учений “Запад-2017” и озвучивали связанные с учениями риски. Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен так и вовсе заявила, что Москва планирует отправить в Беларусь более 100,000 военнослужащих вместо заявленных 3,000. Все это сильно возбуждает и рядовых белорусов, и руководство страны (которое, мягко говоря, не совсем согласно с попытками долгосрочного размещения российских военных на своей территории).

Очевидно, что учения “Запад-2017” крепко подпортили крови не только главе МИД Беларуси Владимиру Макею (это он бережно выстраивал архитектуру беларусско-западной дружбы в последние 3 года), но и президенту Беларуси Александру Лукашенко. Ведь за несколько лет российско-украинской войны президент Беларуси сумел очень удачно заработать европейских и американских очков в игре “горит сосед — плесни бензина” и успешно оседлал тренд нормализации белорусских отношений с ЕС и США. Лукашенко даже почти удалось сменить неприятный ярлык “последнего диктатора Европы” на почетный статус “донора региональной стабильности”.

Возможно, именно это сближение и подталкивает Владимира Путина намеренно создавать нервную обстановку вокруг учений. Нетрудно догадаться, что совместные маневры белорусского генштаба и армии страны, которая частично оккупировала территории дружественных “коллективному западу” Грузии и Украины, стремительно задувают едва затеплившийся костерок дружбы между Александром Лукашенко и европейско-американским истеблишментом.

В процессе критики учений западными странами из связки “Беларусь-Россия”, как правило, Беларусь вообще отбрасывали как субъект международного права и рассматривали ее исключительно в качестве территории, на которую кто угодно из Кремля может ввозить сколько угодно вооружений и солдат. Разумеется, белорусского президента крайне огорчил тот факт, что в своих претензиях к учениям “Запад-2017” зарубежные политики и военные рассматривают Беларусь как абсолютно зависимое от Российской Федерации государство без какой бы то ни было самостоятельной политики и суверенных прав на вверенной ему территории. Любой символичный отказ в правосубъектности Беларуси, по сути, ставит крест на достижениях белорусской дипломатии — тех, что так долго и напряженно добивалась команда президента — и он сам — в качестве организаторов мирных переговоров по Украине.

Недоверие западных стран неспроста очень беспокоило официальный Минск. Ситуация обострялась еще и тем, что белорусские чиновники, получившие свои должности в годы полного отсутствия политической конкуренции, в принципе не умеют грамотно коммуницировать свои идеи ни белорусскому обществу, ни иностранцам. Оказавшись не в состоянии понятно дистанцироваться от планов России в течение года подготовки к учениям, белорусские чиновники и силовики принялись решать проблемы в последний момент — и, надо отдать должное, кое-как смогли отыграться.

С конца лета главными ньюсмейкерами и селебрити Беларуси (после президента и комбайнеров, разумеется) стали читающие по бумажке (равно как и неумело имитирующие экспромты по той же бумажке) представители Министерства обороны. Людям в погонах наряду с МИД пришлось в форсированном режиме латать дырки в заборе национальной медиабезопасности и имиджа через организованную властями информационную бомбардировку представителей ОБСЕ, дипломатов и журналистов по всем доступным каналам. Для учений в Беларуси даже создали отдельный сайт! Может, это событие и нельзя сравнить с выходом человека в космос, но с выходом министра обороны на военный парад в легких цветочных шортах — вполне. Что-то новенькое для белорусского медиапространства: ведь вся эта транспарентность довольно необычна для Министерства обороны Республики Беларусь, которое, как правило, в любой непонятной ситуации молчит в лучших традициях белорусских партизан на фашистском допросе.

О партизанском же духе белорусов 8 сентября — за неделю до начала учений! — заявлял с трибуны антивоенного митинга на главной площади Минска и лидер белорусской оппозиции (бывший политзаключенный и кандидат в президенты на выборах 2010 года) Николай Статкевич. Власти Беларуси пошли на довольно необычный для себя шаг и отказались от силового разгона несогласованных митинга и марша оппозиции, которые прошли по главной улице белорусской столицы — проспекту Независимости — под лозунгами “Русский солдат, иди домой!”, “Здесь водки нет!” и “За мирную Беларусь!”. За один вечер силами оппозиционных Лукашенко СМИ был создан образ всемогущего белорусского аналога “Правого сектора”, который на вилах поднимет каждого российского солдата, оставшегося после 30 сентября на территории Беларуси в “донбасском отпуске”. Для пущего реализма и имитации безумной всесокрушающей силы белорусской националистической “партизанки” не хватало только разбросанных вдоль проспекта Независимости визиток Яроша.

Эти события, сыгравшие на руку главе МИД Беларуси Владимиру Макею, стоящему за исполнением ключевых решений Лукашенко по разрядке отношений Беларуси и западных стран, быстро “отыграли” уже через три дня. 11 сентября представители оппозиции организовали в Минске дискуссию “Региональная безопасность и учения “Запад-2017”: взгляд из Минска, Вильнюса, Варшавы и Киева”, на которую среди прочих были приглашены шесть депутатов литовского Сейма, но… тем было отказано в дипломатических визах. Ходят слухи, что решение о невыдаче виз для европейцев было принято “силовиками” — кланом высшего руководства белорусских спецслужб, которые, в отличие от армии и МИД, придерживаются крайне пророссийской позиции в вопросах как внутренней, так и внешней политики Беларуси.

Но учения закончатся через неделю, а геополитический дрейф на запад до окончания следующих президентских выборов — это белорусское навсегда.


Источник: "Эхо Москвы"

Автор: Серж Харитонов

редактор онлайн-журнала #RFRM