channel 9

Автор: Владимир Рав-Цион Фото:пресс-служба

Кахлон: “Мы сделали еще далеко не все, но движемся мы в верном направлении”

Владимир Рав-Цион: Сегодня в полночь стартовала вторая “Большая жилищная лотерея”, в рамках которой разыгрывается право на покупку льготного жилья по программе “Цена для новосела”. На сей раз квартир будет 12 тысяч. Построят их в 22 населенных пунктах. Лотерея закончится 18 сентября, а сообщения о выигрышах будут разосланы 31 октября. Как правило, цены на квартиры по программе “Цена для новосела” обозначены только за квадратный метр, характеристики жилья не указаны, поскольку планы застройки проектов еще не утверждены. Министр финансов Моше Кахлон заявил, что в последнее время наблюдаются беспрецедентные нападки на льготную программу со стороны заинтересованных структур, которые стремятся ее торпедировать. В студии со мной инициатор проекта “Цена для новосела” министр финансов Моше Кахлон. Господин министр, здравствуйте.

Моше Кахлон: Добрый вечер.

Владимир Рав-Цион: Нам очень интересно услышать именно от вас: что происходит на рынке жилья?

Моше Кахлон: Мы сейчас находимся в самом разгаре реализации программы “Цена для новосела”. Ведь мы получили рынок в довольно плачевном состоянии, новых квартир было очень мало, ощущался дефицит и вторичного жилья. Сейчас ситуация изменилась. На сегодняшний день в программе “Цена для новосела” выиграли уже 27 тысяч семей, еще примерно 12 тысяч выиграют в начавшейся сейчас “Большой лотерее”, так что процесс продвигается. Уже через месяц первые семьи - речь идет о нескольких сотнях человек - получат ключи от собственных квартир. Еще через несколько месяцев будут сданы другие дома, и еще, и еще. Параллельно утверждаются дополнительные планы застройки, процесс постоянно идет. Да, это процесс занимает определенное время, но мы явно движемся в верном направлении.

Владимир Рав-Цион: И вы наблюдаете какие-то изменения на рынке вследствие программы “Цена для новосела”?

Моше Кахлон: Конечно, однозначно. Мы видим, что уровень продаж снизился на 50 процентов, молодые семьи ушли с рынка и записались к нам: то есть, они верят в эту программу, они не хотят покупать квартиры по диким ценам. Десятки тысяч семей присоединились к нашей программе и не собираются покупать квартиры у частных подрядчиков, в наших планах - сто тысяч льготников. Через определенные промежутки времени проводятся розыгрыши на тысячи человек. И еще тысячи льготников остаются в очереди, мы ждем их на следующих лотереях. Темп роста цен на квартиры резко снизился, за этот месяц квартиры подорожали всего на десятые доли процента, а средняя стоимость квартиры снизилась за последнее время на 4%. Безусловно, этого пока недостаточно, и у нас есть время, мы все еще в середине пути. Но движемся мы в правильном направлении.

Владимир Рав-Цион: Как министр финансов можете ли вы нам сказать, что влияет на цены на недвижимость, а что не оказывает никакого влияния?

Моше Кахлон: Ключевой, и весьма негативный, фактор влияния - это инвесторы. Когда является некто и покупает третью, четвертую, пятую квартиру, в то время как молодым семьям крайне сложно купить и первую - естественно, своим поведением инвестор поднимает цены на квартиры. Вот вам пример: богатый человек хочет купить квартиру, для него не проблема доплатить еще 50 тысяч или еще 100 тысяч. А молодые супруги, только что отслужившие в армии, - он работает, она работает, или они только-только закончили университет, - ну какие они конкуренты состоятельному человеку, у которого уже есть три-четыре квартиры? Естественно, богатый, сильный человек победит в любом случае. Поэтому мы, как правительство, решили: тот, кому нужна его первая квартира, молодая семья - или семья немолодая, кстати, ведь “Цена для новосела” не ограничена по возрасту. И немолодые репатрианты, у которых еще нет собственного жилья, тоже имеют право выиграть льготную квартиру. Таким образом, людям, не имеющим своего жилья, мы даем стимул, даем возможность приобрести квартиру по сниженной цене. Те, кто взвинчивает цены на квартиры, - это инвесторы. Для них не составляет проблемы заплатить, они достаточно сильны, поэтому молодые пары или пожилые люди, у которых нет собственного жилья, всегда остаются за бортом.

Владимир Рав-Цион: Мы обратились к нашим телезрителям с просьбой задать вам интересующие их вопросы на нашей странице в Facebook. Сергей-Исраэль Бершадь интересуется: как семья с двумя детьми в возрасте шести и двух лет может себе позволить выплачивать одновременно и ипотечную ссуду, и арендную плату, пока их квартира строится в рамках программы “Цена для новосела”?

Моше Кахлон: Эта проблема актуальна не только для “Цены для новосела”, покупая строящуюся квартиру у подрядчика, вам тоже приходится ждать два-три года, пока можно будет вселиться. Однако мы, понимая особые обстоятельства таких семей, ведем сейчас переговоры с банками, чтобы предоставить им “период грейс”. Это значит, что они начнут платить, только когда въедут в квартиру. Таким образом, аренда закончится, когда они заселятся в свою квартиру. Но я хочу напомнить: если это родители детей в возрасте двух лет и шести лет, они теперь получают льготные налоговые единицы на несколько сотен шекелей в месяц, а если работает и мать, то возврат может достигнуть тысяч шекелей в месяц. Это мы провели в рамках программы “Семья нетто”. Мы понимаем, что наиболее тяжелое бремя лежит на молодых семьях с маленькими детьми. Это и подгузники, и детские сады, и тому подобное. Помимо программы “Семья нетто”, мы добились субсидирования групп продленного дня. А в рамках “Цены для новосела” мы добиваемся, чтобы семьям не приходилось нести удвоенные расходы. Но повторюсь: это проблема не “Цены для новосела”, приобретая строящуюся квартиру у застройщика, вы всегда начинаете платить еще до начала стройки. То есть, вы тратите деньги и на съем жилья, и на ипотеку.

Владимир Рав-Цион: К вопросу о “продленках”. Люди жалуются, что речь идет о скидке всего в 100-150 шекелей.

Моше Кахлон: Нет такой скидки - 150 шекелей. Есть люди, стоимость участия в оплате для которых составляет 150 шекелей, это совсем другое дело. Средняя стоимость группы продленного дня составляла в Израиле 1000-1200 шекелей в месяц. Сейчас максимальная - 930. Это уже 200 шекелей разницы. Но если вы живете в населенном пункте низкого социоэкономического кластера, например, в четвертом, вы получаете 300 шекелей субсидии. То есть сверху ушло 200 шекелей и снизу еще 300. А если вы живете в зажиточных городах восьмого, девятого и десятого социоэкономического кластера, вы получаете 150 шекелей субсидии. То есть 150 шекелей субсидии плюс сумма, на которую стоимость “продленки” уменьшилась, и максимальная цена сейчас стала 930 шекелей. Так что мы помогаем семьям минимум на 150 шекелей уже после “сброса” нескольких сотен сверх нынешней максимальной цены, это в зажиточных городах, есть субсидии и в 300, и в 350 шекелей. Если у вас двое, трое детей - то сумма совсем не маленькая.

Владимир Рав-Цион: Перейдем дальше. Почему закон о налоге на третью квартиру не прошел, как вы полагаете?

Моше Кахлон: Суд счел, что процесс его проведения сопровождался нарушениями. Естественно, я с этим не согласен. Однако давление оказывается очень серьезное. Люди, владеющие множеством квартир, оказывают давление. Да, речь идет о 50 тысячах человек, но они обладают огромной силой. Они находятся и в прессе, и в адвокатских конторах, как принято говорить, это “люди свободных профессий”. А социально слабые люди, о которых мы заботимся, и представители среднего класса, которому мы стремимся помочь, у них-то трех квартир нет. Они кричать не будут. Мы действуем в целях высвобождения квартир именно для таких людей. Не для себя, нам это не нужно. А для тех, кто считает каждый грош, сражается за каждый отложенный шекель, чтобы накопить на собственное жилье. С одной стороны те, у кого три, четыре, пятнадцать квартир, а с другой те, у кого ничего нет. Поэтому мы решили обложить налогом “лишние квартиры” - пусть их владельцы или продают эти квартиры, или платят налог, поступления от которого мы, в свою очередь, пустим на помощь другим.

Владимир Рав-Цион: Другими словами, выдавливание с рынка недвижимости инвесторов пойдет ему на пользу?

Моше Кахлон: Оно пойдет на пользу ценам на квартиры. Когда вы отодвигаете в сторону инвесторов, а мы видим, что их количество снизилось на 50%-60%, цены перестают расти. Да, они пока не опускаются, но они перестали расти. Когда я занял этот пост, 30% рынка занимали инвесторы. То есть из каждых десяти продаваемых квартир три покупали инвесторы, а не молодые семьи. И говоря об инвесторах, я не имеют в виду тех, кто улучшает свои жилищные условия, я не говорю о тех, кто продает имеющуюся квартиру и покупает другую, четырехкомнатную, например, он улучшает свои условия. Это одна-единственная квартира. Но когда ты покупаешь вторую, третью, четвертую - тогда ты инвестор. Так что нет никаких сомнений: те, кто взвинчивает сегодня цены на квартиры, - это инвесторы.

Владимир Рав-Цион: И еще одна борьба, о которой я хотел бы поговорить с вами, это ситуация с инвалидами. Что вы можете сказать об этом?

Моше Кахлон: По поводу инвалидов нужно расставить все по порядку. Как вы знаете, в прошлом я занимал пост министра социального обеспечения. Каждый раз на нужды инвалидов добавляют примерно 100-200 миллионов шекелей. Когда я стал министром финансов, эта проблема легла на мой стол. Я попросил профессора Ярона Зелиху возглавить комиссию. Его кандидатура устраивала всех - и инвалидов, и “Гистадрут”, и нас. И я попросил его: не надо мучить людей, назовите сумму, максимальную, которую государство сможет “потянуть”. Вы ведь понимаете, есть лимит, сколько можно дать каждой категории людей. Он насчитал четыре миллиарда шекелей. Не сто миллионов, не двести. А ведь раньше были такие цифры. Четыре миллиарда шекелей. С этим мы пошли к правительству. Нужно провести все законодательно. Сегодня на заседании правительства премьер-министр тоже говорил об этом, и он пообещал, что эта сумма останется. Ведь они боялись, что сумму уменьшат. Глава правительства подтвердил, что он поддерживает выделение этой суммы. Мы проведем это законодательно, и подтвердили, что деньги будут на счету 1 января 2018 года. Это связано и с процессом проведения закона через Кнессет, через финансовую комиссию, через комиссию по делам здравоохранения и социального обеспечения. Это наше обязательство, и мы его выполним.

Владимир Рав-Цион: Еще один вопрос, который интересует, полагаю, большинство наших телезрителей - это вопрос пенсий. Многие люди не успели сделать достаточных пенсионных накоплений. Каково ваше мнение, что ждет их в будущем?

Моше Кахлон: Это непростая и известная нам проблема. Мы постоянно добавляем им понемножку, и еще немного, и еще. Эта проблема постоянно нами прорабатывается. Проблема болезненная, ожидания этих людей справедливы, и мы постоянно находимся в поиске оптимального решения. Мы улучшаем понемножку их положение, да, этого недостаточно, но я убежден: мы добьемся того, что для людей, репатриировавшихся в Израиль в зрелом возрасте и делавших пенсионные накопления в стране исхода, что здесь им, конечно, совсем не помогает, убежден, будет найдено решение.

Владимир Рав-Цион: И какое решение вы видите?

Моше Кахлон: Я полагаю, речь идет о повышении доли участия государства. Ведь эти люди не бездельничали, они работали, просто не выработали достаточный стаж. Для них необходима какая-то “страховочная сетка”. Мы работаем над этим и постоянно пытаемся как-то улучшить положение. Как всегда: мы поставили решение этой проблемы в качестве цели и решим ее.

Владимир Рав-Цион: Спасибо вам, господин министр Моше Кахлон.

Моше Кахлон: Спасибо и вам.

authorАвтор: Владимир Рав-Цион