channel 9
Автор: Майкл Бом Фото:Проект Викимедиа

Унесенные памятниками

Почти все споры, связанные со сносом памятников, сложные и противоречивые. У каждой стороны не только “своя правда”, но и своя история и видение этой истории.

Яркий пример тому – это снос памятников Ленину в России и на Украине. Для одних Ленин — палач и последний негодяй. Для других он бывший отец нации и основатель государства, которое потом стало сильной супердержавой и которого весь мир боялся — и значит уважал, по мнению многих коммунистов и ура-патриотов.

Похожий спор сейчас бурно идёт в США по поводу сноса памятников героям мятежного Юга во время Гражданской войны. Изначально эти памятники были построены с одобрением Севера как важный политический жест примирения с Югом после окончания войны.

Однако история памятников героям Юга окутана сплошной мифологией. Для Юга, проигравшей стороны в Гражданской войне, памятники были неким утешением, позволяющим культивировать миф о “героической борьбе” против Севера США вовсе не за рабство, а “за самоопределение”. Эти красивые памятники помогали создать столь же красивую, но сильно искажённую версию истории об Юге в течение 250 лет до Гражданской войны. Согласно этой версии, зверство, связанное с рабством, сильно преуменьшалось и затушёвывалось.

Север всячески ублажал Юг и потакал ему в распространении этого красивого мифа об “элегантном и доблестном юге”, который был изображен, например, в классике “Унесенные ветром”:

-— где мужчины были холёными, благородными джентльменами, и девушки были “southern belles” (красавицами), одеты в красивые платья или кринолины и шляпы, и где мужчины гуляли с девушками под руку в садах своих роскошных плантаций….;
-— где торжествовал “южный кодекс чести” (в отличие от “коварного, алчного и беспринципного кодекса северных бизнесменов”);
-— и где рабы были счастливы, потому что белые так гуманно с ними обращались. Это, конечно же, было совсем не так. Да, была система “принудительного труда”, но “ведь чёрные прислуги жили лучше в США, чем они смогли бы жить в дикой Африке”, говорили многие на Юге страны.

Но вместе с тем, обе стороны были заинтересованы в культивировании этой мифологии: Север в том, чтобы успокаивать и поднимать дух Юга после его поражения во имя консолидации нации. А Юг в том, чтобы сохранять свою отретушированную и сусальную картину о галантном “южном образе жизни”.

Эти памятники также утешали уязвлённых потомков тех, кто воевал на стороне Юга, чья гордость была задета поражением в Гражданской войне и “навязыванием им чужих ценностей янки с Севера”. Для них эти памятники были символами того, что не все было потеряно. Памятники служили некой данью тому самому элегантному (хоть и мифологизированному) “южному образу жизни”.

Это, конечно же, было самообманом с обеих сторон, но сплочение страны стоило того. “Сами обманываться” были рады обе стороны.

Но теперь – 150 лет спустя – время созрело, и многие в США больше не хотят продолжать этот обман и мифологию. Многие американцы, выступающие против этих памятников, говорят: “Пора уже назвать вещи своими именами: все эти памятники героям Юга волей-неволей являются символами расизма, рабовладения и веры в превосходство белых над черными. Надо их снести”.

Я считаю, что большинство памятников “героям” мятежного Юга должно находиться на кладбищах этих героев или в музеях, а не на центральных площадях или в мэриях американских городов.

Единственное исключение, пожалуй, -— это Роберт Эдвард Ли, главный генерал Конфедерации (мятежного юга), по следующим причинам:

1. Он был награжденным офицером в армии США во время войны между США и Мексикой (1846-48).

2. Строго говоря, Ли не владел рабами, хотя он получил рабов в его “распоряжении” по наследству от своего тестя после его смерти.

3. В отличие от других главных лидеров Конфедерации, которые получили тюремный срок за их мятежную деятельность против США, Ли был амнистирован президентом Джонсоном сразу после окончания Гражданской войны.

4. И самое главное: это правда, что Ли играл одну из важнейших ролей в преступном сепаратизме и военном мятеже Юга против Севера, который унёс жизни около 750.000 человек. Но вместе с тем, Ли, в отличие от других лидеров Конфедерации, всячески поддерживал реконструкцию и реинтеграцию разрушенного американского Юга во вновь Соединённых штатах Америки. Генерал Ли стал -— и безо всякой мифологии – настоящим символом благородного христианского примирения с своим бывшим врагом. Он имел хорошие отношения со всеми президентами США после войны и посвятил оставшуюся жизнь академии, служа главой университета Вашингтона и Ли в своем родном штате Вирджиния.

Значит ли это, что теперь надо снести все памятники Джорджу Вашингтону и еще восьми из первых 12 президентов США, которые были рабовладельцами?

Вовсе нет. Обязательно надо всячески учить и напоминать молодым и взрослым американцам об абсолютном зле рабства в США и о том, как основатели страны не только были лично замешаны в этом грехе, но и собственно создали и поддерживали эту систему.

Но речь идёт о тех сепаратистах, которые хотели разрушить страну во время Гражданской войны, а не создать и сохранить ее, как делали отцы-основатели страны. В отличие от советской конституции, которая предусматривала право каждой республики отделиться от Союза, у южных штатов не было такого права. По сути дела, так называемые “южные герои Конфедерации” были предателями страны, а не “борцами за свободу”, и поэтому вопрос о сносе их памятников легитимен.

А вместо памятников им можно построить новые исторические музеи об ужасе Гражданской войны и о позорной истории рабства в США.


Источник: "Эхо Москвы"

Автор: Майкл Бом

независимый американский журналист