channel 9

Автор: Лев Авенайс Гарри Резниковский

У нас тут не Дания

Есть такой замечательный датский сериал “Правительство”. Он начинается с того, что не вполне вменяемая жена премьер-министра делает в магазине крупную покупку, а когда у нее не оказывается денег, ее муж приезжает в магазин, чтобы замять неловкую ситуацию. К сожалению, при нем тоже не оказывается личной кредитной карточки, и он в безвыходной ситуации оплачивает покупку со служебной карточки. Нехорошо? Да! Когда об этом случайно становится известно прессе, премьер-министр немедленно подает в отставку.

Такие уж у них странные в Дании представления об этике политика. Правда, наша история знает аналогичный прецедент: в 1977 году дотошный молодой журналист Дан Маргалит докопался, что жена бывшего посла в США, а тогда главы правительства Ицхака Рабина, покидая США, не закрыла долларовый банковский счет, иметь который израильским гражданам, не находящимся за границей, не разрешалось. Сумма банковского счета была смешной — 7000 долларов. Ицхак Рабин тоже подал в отставку, и, как в знаменитом рассказе Бредбери про раздавленную в путешествии в прошлое бабочку, вся политическая история Израиля пошла по новому руслу…

Сегодня вся политическая элита, СМИ, обыватели в социальных сетях горячо обсуждают вопрос, должен ли Нетаниягу уйти со своего поста, если против него будет подано обвинительное заключение?

Если бы у нас была датская политическая культура, то и вопрос не стоял бы… Он ушел бы в отставку после первых неприглядных историй, связанных с его женой. Но если бы у нас по таким поводам уходили в отставку, то не из кого было бы формировать правительство. Сейчас Нетаниягу обложили следственными делами с “тремя нулями”, как волка флажками. “Дело 1000” — о сомнительных подарках, “дело 2000” — о сомнительных взаимоотношениях со СМИ, и “дело 3000” о сомнительном приобретении Израилем подводных лодок и других кораблей. Последнее, хоть вроде бы его непосредственно и не касается, но “подлые СМИ” намекают, что, может быть, “свежий” государственный свидетель подкинет компромат и на главу правительства. Ключевое слово, употребленное мной, — “сомнительное”. А сомнения, как известно, всегда толкуются в пользу обвиняемого или подозреваемого. По крайней мере, так должно быть.

В общем, кольцо окружения сужается, петля затягивается, можно придумать еще много эффектных сравнений.

У нас любопытная страна. Начиная с первого “пришествия” Нетаниягу в 1996 году, все — без исключения — премьер-министры становились объектами как минимум полицейского расследования по подозрению в разного рода преступлениях. Тогда в 1997 году возникло дело “Бар-Он — Хеврон” — о назначении Рони Бар-Она генеральным прокурором якобы в обмен на поддержку партией ШАС решения о выводе войск из Хеврона. Нетаниягу был опрошен в полиции “с предупреждением” о возможном открытии против него уголовного дела. Тогда, слава богу, обошлось.

Следующий премьер — Эхуд Барак был замешан в деле о незаконных НКО (амутот), работавших на его избрание. Тоже дело было закрыто.

На Шарона уже было открыто сразу нескольких дел, и неизвестно, чем бы это закончилось, хотя подозреваю, что ничем, но все дела закрылись, как известно, естественным трагическим образом. Политическому наследнику Шарона, извините за черный юмор, повезло меньше. Он тоже проходил по трем уголовным делам и по двум из них отбыл тюремное заключение. Но, между прочим, уже после предъявления обвинительного заключения Ольмерт еще несколько месяцев исполнял обязанности главы правительства — вплоть до следующих парламентских выборов.

В общем, везет нашей стране на премьеров… Или на правоохранительные органы? Как бы там ни было, сейчас на повестке дня два вопроса: будут ли Нетаниягу предъявлены обвинительные заключения и что он должен делать, если таковые будут предъявлены?

Первый вопрос — не праздный. Дело в том, что принимать окончательное решение будет юридический советник правительства Авихай Мандельблит. С точки зрения правовой морали, на мой взгляд, он должен бы устраниться от решения этого вопроса как лицо, мягко говоря, не беспристрастное. В течение нескольких лет он был секретарем правительства, возглавляемого Нетаниягу. Кроме того, он является если не близким другом, то хорошим приятелем семьи Нетаниягу. И в-третьих, он был назначен на этот пост лично Нетаниягу, не исключаю, как раз на случай возникновения таких “туч”, которые уже давно сгущались над головой главы правительства. В любом суде в Америке первый вопрос к кандидатам в присяжные: “Связаны ли вы как-то лично с обвиняемым?” Ответа “да” достаточно для отвода кандидата.

С другой стороны, у нас такая маленькая страна, что найти в стране человека нейтрального по отношению к Нетаниягу практически невозможно. Его либо любят, либо ненавидят. Причем люди свободно переходят из первой категории во вторую и наоборот.

Но, допустим, что Мандельблит под напором собранных доказательств и давлением общественного мнения (знать бы, что это такое!) всё-таки выдвинет против Нетаниягу обвинения. Насчет простых депутатов и министров на этот счет имеется официальная норма: после предъявления обвинения они должны подать в отставку. А если суд их оправдает, они могут вернуться к исполнению своих прежних обязанностей. Насчет главы правительства такого регламента нет. Почему нет? Аргумент примерно тот же, что против смертной казни: необратимость поступка. Даже если суд признает его невиновным, он не сможет снова немедленно сесть в кресло премьера. То есть, в данном случае, остается взывать к моральным нормам самого главы правительства. Хотя на вопрос о морали глав правительства Израиля можно ответить вполне традиционно: “Израиль — это не Дания” (Хотя обычно в качестве “антонима” Израиля вспоминают Швейцарию).

Министры и прочие депутаты от “Ликуда” наперегонки сейчас бегут в СМИ, чтобы заявить о своей глубокой вере в невиновность своего лидера. Так сказать, спешат засвидетельствовать верноподданнические чувства. Разумеется, если, не дай бог, Биби засудят, они тут же забудут о своих сегодняшних словах. По их мнению, Нетаниягу не должен подавать в отставку даже после предъявления обвинения. Интересно было бы поискать, что они говорили в отношении Ольмерта 9 лет назад.

В свою очередь в оппозиции намекают, что Биби пора в отставку уже сейчас, потому что он больше занят своими уголовными делами, чем заботой о руководстве страной. Тоже аргумент весьма сомнительный. Проблемами Нетаниягу с законом занимаются его адвокаты, и в любом случае, времени для управления страной у Нетаниягу предостаточно. Явно не нехваткой времени вызваны опрометчивые действия Нетаниягу в связи с конфликтом вокруг Храмовой горы.

Мое же мнение в отношении всей ситуации с Нетаниягу предельно пессимистическое и циничное: уйдет он или останется, вряд ли что-то в ближайшее время в стране существенно переменится — как во внутренней политике, так и во внешней. Хорошо это или плохо? Не знаю. Потому что в стране, к моему глубокому сожалению, существует тенденция к дальнейшему поправению и клерикализации страны. И на фоне своих приближенных, Нетаниягу выглядит еще сравнительно умеренным. Так что, как бы не было хуже.

Источник: "РеЛевант"

Автор: Лев Авенайс

Сотрудничает с израильскими русскоизычными изданиями и рядом зарубежных газет