channel 9

Фото:Youtube

Бывший следователь-"важняк" рассказал, как полиция охотится на правых политиков

В полиции и прокуратуре сознательно заводят заведомо безнадежные дела против правых политиков. В полиции это делают ради шумихи в прессе, поскольку знают, что израильские СМИ охотно пишут про такие дела. В прокуратуре соображения другие – идеологические, там стремятся вернуть к власти левый истеблишмент.

Так утверждает бывший начальник следственного отдела в полицейском управлении по борьбе с мошенничеством подполковник в отставке Боаз Гутман.

"В полиции и прокуратуре есть подводные течения, устраивающие точечные ликвидации правым правительствам, - утверждает Гутман в интервью газете "Исраэль ха-йом". – Есть длинный список открытых дел, которые вообще не следовало открывать и которые закончились ничем. Это дела Неэмана, Рафуля, Кахалани, Шитрита и Либермана. Все это министры или претенденты на пост министра, которым устроили точечную ликвидацию".

Гутман подчеркивает, что речь идет о делах, принципиально отличающихся от дел Ольмерта или Рамона. О делах, в которых на фигурантов изначально ничего не было и ничего не обнаружилось в процессе следствия. Во время власти левых не было ни одного такого дела, утверждает бывший следователь.

Он напоминает о сотруднице Генеральной прокуратуры Лиоре Глатт-Беркович, которая передала журналисту газеты "Гаарец" Баруху Кра материалы следствия на Ариэля Шарона за три недели до выборов и впоследствии призналась на допросе, что сделала это по идеологическим соображениям.

Гутман, возглавлявший следовательскую работу в отделе по борьбе с мошенничеством в конце 90-х, когда тоже велись расследования против Нетаниягу, считает, что и нынешним "сливам" в прессу не слишком стоит верить. Он называет эти данные "интересантскими глупостями". "Сливы происходят постоянно, они идут из полиции и прокуратуры. С Нетаниягу так поступают не впервые. В предыдущем раунде, в девяностых годах, было точно так же. Тот же "фестиваль" и давление в прессе. Все закончилось пшиком".

Бывший следователь рассказывает, что в полиции дело, которое в прессе именовали "Хеврон – Бар-Он", называли "Хасон-бетон", насмехаясь над Аялой Хасон, которая утверждала в прессе, что по этому делу есть "улики, прочные, как бетон". В результате дело лопнуло, и оно изначально было обречено на неудачу, поскольку было заведено под давлением прессы без малейших реальных улик.

"Есть постоянный ритуал – к выходным газеты усиленно публикуют новости о расследованиях против Нетаниягу, это приносит газетам рейтинг, рекламные продажи растут, все довольны", - считает отставной подполковник полиции. Он утверждает, что тут не случайно все, включая выбор времени для "слива" новостей.

По поводу наличия госсвидетелей Гутман утверждает, что таким свидетелям суды, как правило, не доверяют, поскольку они сами преступники и заинтересованные лица, а не честные люди, дающие показания о том, что видели и слышали. Поэтому наличие госсвидетелей в деле далеко не означает успеха следствия и неопровержимых улик. В целом, как отмечает бывший следователь, элитные отделы полиции в последнее время сильно деградировали, разучились нормально подготавливать дела к суду и собирать улики.

Например, считает он, по закону "Исраэль ха-йом" (закон о запрете на распространение бесплатных изданий) следовало бы привлечь к суду Ципи Ливни, которая продвигала этот закон в Кнессете, удостаиваясь при этом огромных публикаций в "Едиоте ахроноте" – на восемь страниц, что эквивалентно рекламному месту стоимостью в сотни тысяч шекелей. При этом полиция не собирается открывать следствие по этому делу – мол, нет кассет с переговорами между Ципи Ливни и Арноном Мозесом. Сами полицейские искать эти кассеты не рвутся.

А вот когда им приносят улики на блюдечке, как в случае с Нетаниягу и Мозесом, они тут же открывают дело, констатирует Боаз Гутман.