channel 9
Автор: Виталий Портников Фото:Проект Викимедиа

Химия без физики: Трампу и Путину не о чем договариваться

Первая встреча президентов Соединенных Штатов и России, состоявшаяся в Гамбурге на полях саммита “большой двадцатки”, обречена была стать главной политической сенсацией последних месяцев. Слишком много было сказано Дональдом Трампом о Владимире Путине и о возможных отношениях с Россией – от выражения симпатии во время предвыборной кампании до призывов прекратить дестабилизацию Украины во время недавнего визита в Варшаву – чтобы наблюдать за общением двух лидеров, буквально затаив дыхание.

Тут важен каждый жест, каждое проявление интереса – вот почему еще накануне встречи наблюдатели с удивлением заметили, что обычно чванливый Трамп сам первым подошёл к Путину и старался вести себя с российским президентом панибратски. Вот почему с таким удовлетворением пользователи социальных сетей рассматривали первые фотографии встречи российского и американского президентов, неожиданно напомнившие им сцену из культового сериала “Карточный домик”.

Сравнение действительно неплохое – сериал, убеждавший зрителей, что никакой политики на Капитолийском холме нет, а избранниками судьбы управляют исключительно частные интересы, после неожиданной для многих победы миллиардера на президентских выборах из образчика политической безвкусицы стал образцом политического искусства – до такой степени Трамп пока что не дотягивает не только до американских президентов, но даже и до “мультяшного” главного героя этого сериала.

Между тем, особой необходимости следить за встречами Трампа и Путина нет. Нет по одной простой причине – оба лидера просто не имеют платформы для договоренностей. Это примерно то же, что я писал после избрания президентом Украины Виктора Януковича – нет никакой необходимости следить за контактами нового главы государства с Дмитрием Медведевым или Владимиром Путиным, потому что никакой платформы для договоренностей между ними нет, национальные интересы Украины и России диаметрально противоположны.

С Януковичем мною была допущена ошибка – потому что я не понимал, насколько велик его дилетантизм и насколько его собственные интересы совпадают с интересами Путина, а не с интересами России. Предположить, что бывший рецидивист просто не понимает, что его собственные интересы совпадают с интересами государства, граждане которого имели неосторожность избрать его президентом, я просто не мог – безумие непредсказуемо, а Янукович – в отличие, кстати, от многих своих куда более опасных соратников по Партии регионов – оказался откровенным безумцем. Но при этом в главной части своего прогноза я оказался прав: Янукович не договаривался с Путиным или Медведевым. Он перед ними капитулировал и в результате оказался в полном распоряжении своих хозяев на их же территории. Какое бессмысленное политическое самоубийство!

Так вот, Дональд Трамп не может капитулировать перед Владимиром Путиным – даже если захочет, а он не захочет.

Во-первых, потому что он президент Соединённых Штатов Америки. И сравнивать соотношение возможностей США и России не стоит даже сейчас, когда Москва решила использовать новейшие технологии для дестабилизации противника.

Во-вторых, потому что преградой к любой капитуляции перед врагом является само государство – то, чего в Украине не было во времена дикого правления Януковича и то, что мы с таким трудом, преодолевая ожесточенное общественное сопротивление, создаем в последние три года.

В-третьих, потому что сам Трамп и его ближайшие соратники оказались фигурантами расследования о возможных контактах с россиянами во время предвыборной кампании. И президенту как раз нужно доказывать, что он к этим контактам никакого отношения не имеет – а не подтверждать подозрения своих врагов, которые в любой момент могут стать выводами его друзей.

Но и Путин не может капитулировать перед Трампом.

Во-первых, потому что российский президент из реальности давно уже переместился в эмпирии своей исторической значимости – и продолжает благополучно пребывать в мире своих фантазий, поддерживаемый услужливыми холуями и энтузиазмом одичалого населения собственной страны.

Во-вторых, потому что капитуляция будет означать крах авторитета Путина в глазах его “совкового” чекистского окружения.

В-третьих, потому что Трампу точно также нечего предложить Путину, как и Путину предложить Трампу – не совместимы не только сами президенты, но и политические, и что самое главное – экономические системы, которыми руководят собеседники.

Поэтому они могут разговаривать час, два и даже три, а воз будет и ныне там. Наблюдатели сейчас пытаются по отрывочным комментариям глав внешнеполитических ведомств понять, о чем же они договорились – но это тоже совершенно не важно. Перемирие в Сирии? Но эта договоренность готовилась еще до встречи в Гамбурге, не случайно в Аммане о ней сообщили практически в одно время с общением Путина и Трампа, потому что это не двусторонняя, а многосторонняя договоренность, с вовлеченностью Иордании и (в меньшей степени) Израиля. Понятно, что эту новость берегли для того, чтобы показать: Трамп и Путин хотят и могут договариваться, прежде всего, на столь важном для Трампа треке совместной борьбы с террором. Но это не первое – и не последнее – сирийское перемирие и нет никаких оснований считать, что эта договоренность будет успешной и долговременной.

Контакты по Украине? Но как раз на президентской встрече выяснилось, что никакого нового формата у американской администрации не существует, что вся модель сводится к требованиям исполнять Минские соглашения и к отдельному каналу общения между Белым домом и Кремлем – то есть к тому, что уже было при Бараке Обамы, когда Виктория Нуланд регулярно и безуспешно встречалась с Владиславом Сурковым.

То, что как раз в день встречи в Гамбурге Рекс Тиллерсон назначил специальным представителем по Украине Курта Волкера – его называют “ястребом”, но на самом деле он просто трезво мыслит – тоже важный сигнал Москве. В Белом доме готовы ждать, пока Россия ослабеет и капитулирует – и хорошо бы, чтобы эту капитуляцию принял Волкер, а не европейцы. То, что Путин капитулировать не будет, кажется, просто не приходит Трампу в голову.

Наконец, кибербезопасность – вмешательство в выборы, кибератаки и прочие элементы воздействия Кремля на западную политику. Поскольку Путин говорит Трампу, что “нас там нет” – хотя Трамп прекрасно знает, что Путин там есть, но не очень хочет в это верить, потому что это не в его собственных интересах – эту часть разговора тоже можно считать несущественной. Да, впрочем, а все остальное – разве оно было существенным? И вопрос не в том, могут ли президенты добиться результата во время знакомства. Вопрос в том, что они вообще не могут добиться никакого результата. И это можно констатировать с полной уверенностью.

Как и то, что этим двоим интересно и приятно общаться друг с другом. Это как раз то, что Рекс Тиллерсон называет “химией”.

Впрочем, и “химия” эта никакого значения не имеет. Потому что это – “химия” без “физики”, “химия”, не опирающаяся на реальные законы мироздания.


Источник: LB

Автор: Виталий Портников

киевский журналист, обозреватель Радио Свобода