channel 9

Автор: Олег Векслер Фото:Проект Викимедиа

На смерть немецкого Ельцина

Почему Ельцин? Это сравнение как-то спонтанно пришло мне сейчас в голову в силу чисто визуально-акустических ощущений от этих людей, вовсе не потому, что оба любили париться друг с другом в баньке, но чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что ощущение верное.

Оба были Мужики, в каком-то первоначальном значении этого слова, не в смысле "могуч, вонюч, волосат", хотя оба внешне и производили впечатление могучести: фамилия Ельцина не случайно происходит от ели, а Коля называли "немецким дубом".

Оба были двухметровыми мачо, неловкими и косноязычными, оба - провинциалы (один - уралец, другой - пфэльцер). Один, не раздумывая, встал на танк, когда этого потребовала от него жизнь, другой в тот же год ринулся на закидывавшую его в Халле (бывшая ГДР) яйцами СДПГшную титушку, изображавшую "гнев народный".

Тут уж как-то невольно вспомнишь Лермонтова:

Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!

Прийти к (или удержаться у) власти обоим помогла Перестройка. Царствие Коля в конце 80-х медленно закатывалось, его непопулярность била рекорды, социки во главе с бандитом Лафонтеном уже потирали руки, да и в самой партии Коля должен был сменить молодой Уве Баршель. И даже после таинственной смерти Баршеля планы путчистов сменить Коля на посту канцлера и главы ХДС не угасли. Путч было намечено провести на сентябрьском, 1989 года, съезде партии в Бремене.

Коль плохо себя чувствовал, его ждала операция по поводу простатита. Во главе заговорщиков стоял его собственный выдвиженец, генсек ХДС Хайнер Гайсслер, а на смену Колю планировали поставить хозяина Баден-Вюртемберга Лотара Шпета по кличке "Ловкач". Но тут пришел боготворимый в Германии Горби, кстати, (почти, с разницей в год) ровесник Коля и Ельцина, и выкинул Хонеккера на свалку истории. И Коль совершенно неожиданно для самого себя стал Канцлером немецкого единства. Что касается съезда ("тройное чудо Бремена"), то на нем Колю удалось блеснуть тем, что он договорился с Горбачевым об открытии границы между Венгрией и Австрией. Это означало падение Железного занавеса, отныне осси могли попасть в ФРГ через Венгрию. Венгрия, Польша и Чехословакия получили возможность самим решать свою судьбу, без оглядки на Кремль. Берлинская стена потеряла всякий смысл, и уже очень скоро множество осси наполнили посольства Германии в этих странах. Коль сам хотел поехать встречать их в Прагу, но вынужден был лечь на операцию, и вместо него это сделал Геншер, произнесший тогда с балкона посольства самую знаменитую незаконченную фразу в истории, утонувшую во взрыве ликования ("Мы приехали к вам, чтобы сообщить...").

Похожим образом и кончилось царствие Ельцина и Коля в конце 90-х: крайне непопулярный, спившийся и больной Ельцин привел к власти Путина, который развернул страну назад, в направлении совка, а Коля ждала чудовищная обструкция красно-зеленых по причине тайных партийных касс. "Немецкий дуб" и тут выстоял, предпочел уйти, но не назвать ни одной фамилии тайных спонсоров: "Я дал свое честное слово, [шмакодявки,] и я это слово сдержу, чего бы мне это ни стоило!". Тогда его партию и возглавила пригретая им у груди змея, Ангела Меркель, самая ничтожная изо всех немецких канцлеров.

Помимо Ельцина Коль напоминает мне еще "железного канцлера" Бисмарка. Тот тоже был огромным, грубым и самоуверенным, тоже вел себя как патриарх или крестный отец, тоже обожал обжорство, пьянки и пирушки, но и про дело никогда не забывал. Коль, будучи премьером в Майнце, приказал построить в своей канцелярии винный погребок и пировал там с друзьями по ночам.

С Колем ушла и беззаботно-простоватая боннская республика, при его преемнике столица была перенесена в имперский Берлин. Однако это при Коле Германия взвалила на себя бремя ГДР, а потом и всей Европы, включая Грецию, Испанию, Италию и Францию, хотя она чуть не надорвалась уже от первого.

Мало кто знает, что договор о немецком единстве, подписанный ГДР и ФРГ, был основан на чудовищном мошенничестве со стороны ГДРвской верхушки; ГДР к тому моменту была абсолютным финансовым банкротом, но хонеккеровским статистикам удалось так прихорошить и подрумянить труп покойницы, что она выглядела совсем как живая (то же самое проделали и греческие статистики при вступлении Греции в еврозону). Когда Коль говорил о будущих "цветущих ландшафтах" в пяти новых землях, он не врал, он просто не знал правды, экономические институты предсказывали, что воссоединение не потребует больших жертв и окупится уже через 2 года. Введенный тогда временно - до поднятия экономик новых земель до уровня старых - "налог солидарности" на граждан старых земель не отменен и поныне, и конца ему не видно. Еще хуже, что вместе с миллиардными долгами ГДР западная Германия получила в наследство ядовитые змеиные яйца Штази в лице Меркель, Краузе, де Мезьера и множества других и уверенно идет по пути хонеккеризации.

Стоит вспомнить еще об одном моменте из биографии Коля. Он пришел к власти в стране в 1982 году в результате успешного вотума недоверия Гельмуту Шмидту (СвДП во главе с Геншером тогда кинула Шмидта и переметнулась к Колю). А вот к власти в партии он пришел благодаря другому вотуму недоверия в бундестаге - канцлеру Брандту в 1973 году. Голосов должно было по всем расчетам хватить. Не учли лишь одного: что Штази и КГБ в прямом смысле купили голоса как минимум двух депутатов от ХДС, Брежнев помог своему другу Брандту остаться во главе страны, правда, очень ненадолго. Пострадавшим оказался глава ХДС Райнер Барцель, ушедший в отставку. Таким путем Коль стал во главе партии (за 2 года до этого он проиграл Барцелю голосование).

Через 3 года, в 1976, на выборах в бундестаг Коль набрал 48,6% голосов. Для того, чтобы стать канцлером, ему не хватило всего пары мандатов. В 1980-м он уступил право выдвижения в канцлеры своему закадычному врагу Штрауссу.

Когда я вижу, как пресса и телевидение травят Трампа, то вспоминаю и про то, как они травили Коля (и того же Штраусса). Из любого, самого мельчайшего его высказывания зомбопресса ухитрялась высосать какой-нибудь криминал, всякое лыко было в строку. Кончилось тем, что Коль почти полностью перестал давать интервью прессе и телевидению и брать с собой многих журналистов, ранее входивших в правительственный пул, особенно на ножах он был с леволиберальным "Шпигелем", своей главной задачей сделавшим травлю канцлеров и потенциальных канцлеров от блока ХДС/ХСС, точнее, с "гамбургской идеологической мафией", в которую, помимо "Шпигеля", входили "Штерн", "Цайт" и Первый канал телевидения ARD.

Но если Коль все же отвечал журналюгам, то зачастую с юмором и наслаждением издевался над ними ("Надеюсь, Ваш вопрос не будет снова втрое длиннее моего ответа?").

Одним из таких высказываний Коля, из которых пресса высосала страшный криминал, было изречение о "милости позднего рождения". Коль имел в виду то обстоятельство, что немцы, рожденные в 30-х и позже, как он, не были втянуты в преступления национал-социализма и потому могут смотреть евреям в лицо, не пряча глаз. Сказаны эти слова были перед его первым визитом в Израиль в 1983 году, где он должен был встретиться в Менахемом Бегиным. Предшественник Коля на посту канцлера, Гельмут Шмидт, начисто испортил отношения с Бегиным, да и отношения Германии с Израилем никогда не были хуже, чем при Шмидте (еврее по дедушке). Коль сумел полностью восстановить эти отношения, хотя с Бегиным ему встретиться так и не удалось: в сентябре того года Бегин ушел в отставку, и Коль прибыл в Израиль только в 1984-м, повторив слова о "милости позднего рождения" во время своего выступления в кнессете. Немецкая пресса исходила ядом, утверждая, что Коль якобы тем самым выписал себе индульгенцию, а публицист Гаусс обвинял его в плагиате.

Не нужно забывать, что безопасность Израиля (в частности, от иранской Бомбы) охраняют 6 уникальных немецких подлодок класса "Дольфин", оснащенных ракетами, начиненными ядерными боеголовками. Если Израиль будет уничтожен, то с этих подлодок последует возмездие, что является гарантом того, что всего этого скорее всего не случится. И за эти подлодки Израиль благодарен Гельмуту Колю.

Коль не был ни великим канцлером, ни великим человеком; он позволил Миттерану втянуть Германию в еврозону, и это худшее из всего его наследия. Но все же ему худо-бедно удавалось нести знамя Аденауэра и Эрхарда, он не пускался ни в какие авантюры, кроме евро, и руководствовался в своих действиях благом Германии.

Покойся с миром, Гельмут.


Источник: Livejournal


Олег Векслер

Автор: Олег Векслер

журналист, публицист