channel 9
Автор: Александр Непомнящий Фото:Алена Ив

Сумрачные перспективы туманного Альбиона

Терезе Мэй удалось выиграть выборы и сохранить ведущие позиции в Палате Общин, но тенденция, лишившая консерваторов абсолютного большинства, стала предвестием глобальных и весьма зловещих изменений, стремительно происходящих в Британии, ответа на которые у страны пока нет.

Yesterday all my troubles seemed so far away (Beatles)

В 1914 году блистательный Гилберт Кийт Честертон написал свой последний роман – изящный и причудливый "Перелётный кабак", описывающий странное будущее, в котором англичанину и ирландцу вместе с их последователями удаётся отстоять "старую добрую Англию" в борьбе с мусульманами и примкнувшими к ним сторонниками глобального переустройства существующего мира.

Прошло около ста лет и удивительный, кажущийся теперь почти пророческим манифест Честертона стал буквально воплощаться на наших глазах.

***

В апреле премьер-министр Великобритании Тереза Мей приняла решение о досрочных выборах, намереваясь укрепить и без того подавляющее большинство, которым обладала Консервативная партия в Палате общин, располагая 331 местом из 650.

Однако в пятницу, когда стали известны результаты состоявшихся накануне выборов, выяснилось, что Мей хоть и сумела удержать большинство в нижней палате парламента, утратила возможность создать правительство без формирования коалиции.

Консерваторы потеряли 13 мест, оставшись лишь с 318. Теперь для необходимого большинства в Палате общин им нужно ещё по крайней мере 8 голосов. Судя по всему, их обеспечит (ох уж этот прозорливый Честертон) партия североирландских протестантов, сторонников британского единства - Демократическая юнионистская партия, получившая 10 мандатов.

Так что за продолжение "Брекзита" - избавления Британии от удушающих щупалец брюссельских бюрократов - можно не беспокоиться, в этом смысле в новой коалиции разногласий не предвидится.

Вместе с тем, настоящим, но при этом отнюдь не приятным сюрпризом стал неожиданный взлёт Лейбористской партии, получившей 30 дополнительных мест в нижней палате парламента, достигнув 262 мандатов.

Когда 68-летний левый радикал Джереми Корбин, откровенный друг ХАМАСа и "Хизбаллы", возглавил в сентябре 2015 года британскую "Партию труда", многие считали, что общество неизбежно отвернётся от движения, взявшего курс на очевидную маргинализацию, и в итоге, лейбористы окончательно утратят свои позиции.

Корбин превратил антиизраильскую риторику и деятельность в неотъемлемую часть партийной активности. Более того, при нем в Лейбористской партии пышным цветом расцвёл и откровенный антисемитизм.

Но, похоже, именно это и сработало. Используя антиизраильский и антисемитский нарратив, Корбин сумел убедить массы британских мусульман пойти на выборы и поддержать сменивших имидж лейбористов.

Многие британские мусульмане охладели к участию в выборах осенью 2001 года, когда лейбористский премьер-министр Тони Блэр поддержал американцев и присоединился к провозглашённому президентом США Джорджем Бушем "крестовому походу" против исламского террора.

На этот раз, однако, явка избирателей достигла 69% - рекорда за последние 16 лет. И нет сомнений, что мусульмане сыграли в этом не последнюю роль. О том же, каким был их электоральный выбор, можно судить по следующим данным.

В 26 избирательных округах, где именно мусульмане, составляющие от 52% до 10% населения, играли ключевую роль, уверенно победили лейбористы.

Ещё в восьми округах, где число мусульманских избирателей приближается или только перевалило за 10%, лейбористы отобрали место у консерваторов. Лишь в одном округе, с 14% мусульман, консерваторы сумели сохранить своё место, но при этом разница между количеством сторонников конкурирующих партий по сравнению с прошлыми выборами значительно сократилась.

Иными словами, оправленный в новые идеологические рамки союз Лейбористов с мусульманами оказался чрезвычайно успешным. И хотя консерваторы сохранили парламентское большинство, их отрыв от лево-исламского блока Джереми Корбина резко уменьшился.

***

По оценкам авторитетного американского исследовательского центра Pew, мусульманское население Великобритании превысило в 2015 году 3,5 миллиона человек, достигнув 5,5% от общей численности населения, составляющей 64 миллиона. Таким образом, Великобритания заняла третье место по количеству мусульманского населения в Европе, после Франции и Германии. С тех пор количество мусульман на острове, вероятно, значительно увеличилось за счёт беженцев и нелегальной иммиграции из стран Азии и Африки.

По словам Мартина Буна, директора британской компании ICM Research, занимающейся исследованием общественного мнения, более половины всех британских мусульман живут в районах, где составляют как минимум 20% населения, образуя закрытые общины, практически автономные и совершенно не интегрируемые в британское общество.

Эти общины обладают своими мечетями и культурными центрами, своей системой образования и судами. Они связаны с британским государством, как правило, исключительно через получение социальных пособий.

Отсутствие интеграции неизбежно влечёт за собой и формирование, а точнее, сохранение идеологии, взглядов и позиций, мягко говоря, мало напоминающих принятые в современных европейских государствах. Что с безжалостной откровенностью показал опрос, проведённый год назад [i]ICM Research.


Поддерживают террор

Более 100 тысяч британских мусульман (4%) сочувствуют смертникам и другим террористам. И лишь треть британских мусульман (34%) станет обращаться в полицию, если посчитает, что кто-то рядом участвует в джихадистской деятельности.


Стремятся к введению законов шариата

По мнению четверти (23%) британских мусульман, шариат должен заменить британские законы в районах с преобладающим мусульманским населением.


Отрицают гомосексуализм, но поддерживают многожёнство

Более половины (52%) британских мусульман убеждены, что гомосексуализм должен быть поставлен вне закона (аналогичного мнения придерживается 22% немусульманского населения Британии).

Почти половина считает, что геи и лесбиянки не имеют права воспитывать своих детей.

Зато треть (31%) британских мусульман хочет легализовать многожёнство. Причём среди молодёжи (от 18 до 24 лет) 35% считают, что иметь более одной жены абсолютно приемлемо.


Отрицают женское равноправие

Более трети (39%) британских мусульман полагают, что женщины всегда должны слушаться своих мужей (среди немусульманского населения Соединённого королевства, это мнение разделяет 5%).

Треть британских мусульман отказывается осудить забивание камнями женщин, обвиняемых в прелюбодеянии.


Незнакомы с жизнью коренных британцев

Пятая часть (20%) опрошенных британских мусульман, не входила в дома к не мусульманам, по меньшей мере, в течение последнего года.


Антисемиты

Более трети (35%) британских мусульман считают, что евреи имеют слишком много власти в Великобритании (с ними согласны 8% немусульманских жителей Британии).


Не хотят и не собираются покидать Англию

Подавляющее большинство (88%) британских мусульман считают, Великобританию отличным местом для проживания мусульман. Это понятно, ведь благодаря политкорректности и толерантности они действительно могут вести себя там как им заблагорассудится.

Вот только очевидно, что сохранять традиции прежней Англии, они совершенно не заинтересованы. При этом островная демография неумолимо и стремительно меняется.

***

До 2010 года больше половины британских мусульман происходило из бывших британских колоний, прежде всего Пакистана, Индии и Бангладеша. В последние годы через Евросоюз в Англию стали попадать также и многочисленные мусульманские беженцы с Ближнего Востока и Северной Африки. Прирост мусульманского населения Англии идет и благодаря гораздо большему числу детей, рождающихся в мусульманских семьях.

Так, в Манчестере, лишь недавно печально напомнившим о себе исламским терактом на концерте Арианы Гранде, население которого составляет около двух с половиной миллионов человек, в 2001 году мусульмане составляли около 5% населения. В 2011 году их было уже 9%, а в 2017-м стало почти 16%.

При этом образ жизни в закрытых общинах практически исключает интеграцию и ассимиляцию с коренным населением, иными словами, процесс куда больше напоминает завоевание.

В итоге быстро растёт число округов, где мусульмане составляют большинство или, по крайней мере, становятся ключевой избирательной группой, ожидающей от своих парламентариев лоббирования шариата, многожёнства, запрета на гомосексуализм, поражение в правах женщин и других атрибутов самобытной исламской культуры.

А левоисламский альянс продолжает набирать силу. Фиговый листок "лейбористских ценностей", вероятно, ещё какое-то время будет прикрывать антисемитско-исламское наполнение по сути совершенно иной партии во главе с Корбином, но надолго ли? Очень вероятно, что в какой-то момент он отвалится и обновлённая партия станет просто исламской.

***

На лугу, перед неподвижным строем, встретились один на один, как в древнем эпосе, Патрик и старый человек со шрамом, не похожий на европейца. Человек этот ранил в лоб капитана, отомстив за свой шрам, и нанёс ему много ран, но в конце концов упал. Упал он ничком; и Дэлрой смотрел на него не только с жалостью. Кровь текла по руке и по лицу ирландца, но он салютовал шпагой. Тогда человек, казалось бы — мёртвый, с трудом поднял голову. Установив чутьём страны света, Оман-паша повернулся налево и умер лицом к Мекке.
(Г.К. Честертон, Перелётный кабак)


Ах, Честертон, где же твой спасительный "Перелётный кабак"?

authorАвтор: Александр Непомнящий

Публицист