channel 9
Фото:9 Канал

Бывший директор МИДа: "Трамп слишком рьяно выступил в защиту Израиля"

Дмитрий Дубов: Мы продолжаем обсуждать визит Дональда Трампа в Израиль. Во время рекламы ко мне присоединился известный дипломат, бывший гендиректор МИДа Алон Лиэль. Здравствуйте!

Алон Лиэль: : Добрый вечер!

Дмитрий Дубов: С кем вы, господин Лиэль – с теми, кто в восторге от визита Трампа, или с теми, кто разочарован? Ваша оценка.

Алон Лиэль: Первый день пребывания Трампа в Израиле меня необычайно обрадовал. На мой взгляд, он преподнес нам сюрприз, подчеркивая свое стремление к миру. Еще в аэропорту Трамп затронул эту тему трижды. Он продолжал говорить о мире и в резиденции президента, и потом, до позднего вечера. Конечно, на него сильно повлияли встречи в Саудовской Аравии…

Дмитрий Дубов: Да, там был намек на саудовскую инициативу. Или, быть может, нам просто хотелось увидеть этот намек в словах президента.

Алон Лиэль: По-моему, он приехал из Эр-Рияда, заряженный идеей мира. Но на следующий день его выступление в музее было самой настоящей катастрофой – с точки зрения мирного процесса. Он так горячо поддержал Израиль, так выражал нам свою симпатию, как будто ему не предстоит стать посредником, который должен сглаживать противоречия между участниками конфликта. И между выступлениями во вторник и итоговой речью в среду – огромная дистанция. К тому же аудитория в музее собралась по большей части правая, и когда он один раз произнес слово "мир", аплодисментов не было – единственный раз на всем протяжении речи. Так что я разочарован.

Дмитрий Дубов: Но была же у него фраза о "болезненных уступках"…

Алон Лиэль: : Он сказал: "Мы хотим достичь мира, Абу-Мазен хочет мира, Нетаниягу хочет мира…" – и тишина. Гробовое молчание в зале. А все остальное встречали бурными аплодисментами, временами переходившими в овацию. Ему хлопали стоя, но аплодировать словам о мире не захотел никто.

Дмитрий Дубов: То есть вам не понравилось, что за этими речами не было никакой конкретики?

Алон Лиэль: В этой речи не было итогов визита. Если в первый день могло показаться, что он стремится достичь мирного соглашения, то речь в музее произвела совсем иное впечатление: будто Трамп практически оставил попытки прийти к урегулированию конфликта. Его подход был настолько односторонним…

Дмитрий Дубов: Вы считаете, ему хватило одного дня?

Алон Лиэль: Трамп намеренно показал, на чьей он стороне. Правда, это может быть тактическим приемом – мол, я сейчас обниму вас так крепко, что потом вы просто не сможете сказать мне "нет". Еще бы, я же целовал камни Стены плача! Но мне все-таки кажется, что он быстро остыл после Эр-Рияда. Может быть, повлияло его американское окружение. Или израильтяне, разочарованные его настроем в первым день. Так или иначе, он произнес итоговую речь, которая не поможет стабилизации Ближнего Востока.

Дмитрий Дубов: Может, плохие новости из дома? Там у него тоже немало проблем… Но давайте сделаем шаг назад и поговорим о Саудовской Аравии, из которой он прибыл в Израиль. В первый день были самые серьезные основания ожидать реанимации саудовской инициативы. На второй день этого не произошло. Все же, нет ли тут желания переформатировать ближневосточную политику на основе региональных альянсов? Исходя, в частности, из общих интересов израильтян и саудовцев, противостоящих иранской угрозе. Создавать альянсы – и параллельно искать решение палестинской проблемы.

Алон Лиэль: Вопрос, в каком порядке это должно происходить. В Израиле надеются на некую сделку с умеренной частью исламского мира, лишь после которой речь вновь зайдет о палестинской проблеме. А палестинцы надеются на то, что их проблему разрешат в первую очередь, после чего именно они станут инициаторами соглашения. Интересно, что говорят Трампу саудовцы. Ведь их точка зрения имеет колоссальное значение. Они теперь крупнейшие покупатели американского оружия, они дают американцам работу…

Дмитрий Дубов: К слову, должна ли нас тревожить эта сделка?

Алон Лиэль: Если они будут использовать ее как рычаг давления в палестинском вопросе, то еще неизвестно, кого это должно тревожить. Думаю, это может повлиять на Трампа. А когда Трамп настроен решительно, когда он говорит о стремлении к миру – это звучит очень убедительно. Нельзя подражать президенту США более искусно, чем это делает сам президент. Но что, если он не продержится в Белом доме слишком долго? И когда вы сравниваете Абу-Мазена с Баргути, с Джибрилем Раджубом или с лидерами ХАМАСа, то понятно, что лучшего партнера, чем Абу-Мазен, вам не найти. И больше всего израильское правительство пугает перспектива того, что Трамп возьмет и скажет: "Весь арабский мир хочет, чтобы вы заключили соглашение, это соглашение откроет вам двери всех умеренных арабских стран, перед вами уникальная возможность, скажите лишь, чего вы хотите на самом деле!"

Дмитрий Дубов: Вдруг придется что-то сделать?

Алон Лиэль: Это правительство не хочет делать ничего. Для него любой шаг - болезненный. Слишком болезненный. И самое лучшее с точки зрения правительства – чтобы о мире просто забыли. К слову, кабинет Нетаниягу может считать успехом то, что Трамп полностью игнорирует принцип "два государства для двух народов". Он заменил это понятие словом "мир". Но и это слово в первый день визита у нас изо всех сил пытались затушевать. Я в этот день был в телестудиях и видел, как напуганы правые. Среди них царила настоящая паника – как же так, он продвигает идею мира! Но на следующий день они успокоились…

Дмитрий Дубов: Да, успокоились…

Алон Лиэль: Оказалось, понятие "мир" окружено таким количеством других слов, что просто тонет в них…

Дмитрий Дубов: И все же… Знаете, я думаю, впереди нас ждут сюрпризы. Как вы считаете - если израильское правительство все-таки согласится что-то сделать, сможет ли Трамп стать посредником?

Алон Лиэль: Нет, не сможет. Объясню, почему я так считаю. Он не сумеет быть посредником из-за своего шаткого положения в США. Пока он не решит свои проблемы дома, роль посредника – не для него. Если мы придем к ситуации, когда соглашение станет возможным, но его условия окажутся не полностью приемлемыми как для израильтян, так и для палестинцев, то обе стороны могут сказать: давайте-ка подождем следующего президента, а то под нынешним кресло уж слишком сильно шатается. Трамп сейчас не может посредничать – точно так же, как Ольмерт не мог заключить соглашение, когда разразился скандал с конвертами. Если он поправит свое положение и решит, что ему по силам добиться сделки, он начнет давить. Не так, как это делал Обама, а по-другому – заключая обе стороны в объятия, всячески проявляя дружбу и расположение…

Дмитрий Дубов: : Да-да, ласково убивая…

Алон Лиэль: Вот в таком случае у него есть потенциал. Но пока под ним шатается кресло, он не сможет ничего добиться – и любой, кому не по нраву соглашение, сможет сказать: давайте дождемся нового хозяина Белого дома.

Дмитрий Дубов: Доктор Алон Лиэль, я очень благодарен вам за беседу.

Алон Лиэль: Спасибо вам!

ВИДЕО

Загружается видео-плейер...