channel 9

Автор: Михаил Гольд Фото:предоставлено автором

Шломо Нееман: "Я рассчитывал на "русские" голоса"

Уроженец Биробиджана, в прошлом — посланник ЕА "Сохнут" в Киеве, директор отдела образования ЕА в СНГ, житель поселения Кармей-Цур Шломо Нееман возглавил региональный совет Гуш-Эцион, став первым репатриантом на этом посту. Способствовало ли "русское" происхождение кандидата победе на выборах, какие проблемы стоят перед жителями поселений в Иудее и Самарии, насколько им удается уживаться с арабскими соседями — об этом и многом другом мы говорим с новым главой регионального совета.

— Шломо, современный Гуш-Эцион — это 22 населенных пункта, разбросанных от Иерусалима до Хеврона. Сколько евреев в них проживает на сегодняшний день и какова вообще структура населения этого региона?

— Речь идет почти о 25 000 евреев — демографически мы очень молодой район, хотя еврейские поселения существовали здесь еще во времена британского мандата. Все они были разрушены Арабским легионом в ходе арабо-израильской войны в 1948 году, фактически прикрыв собой еврейский Иерусалим, о чем с благодарностью вспоминал Бен-Гурион.

После 1967 года сюда вернулись дети первых поселенцев, за ними потянулись другие. В Гуш-Эционе очень высокая рождаемость, но время от времени возобновляемый мораторий на строительство не позволяет молодым семьям поселиться у нас — им просто негде жить.

— Что составляет основу существования этих населенных пунктов — многие ли из них располагают собственными предприятиями и соответствующей инфраструктурой?

— Нельзя сказать, что у нас изобилие рабочих мест, но они есть. В регионе много гуманитариев, работников хай-тека, профессиональных военных, врачей, представителей свободных профессий — вообще у нас гораздо выше процент лиц с высшим образованием, чем в среднем по стране. В ряде поселений есть промзоны, из относительно крупных предприятий можно упомянуть компанию "Мигдаль таасийот", выпускающую высокотехнологическое оборудование, в том числе для военных целей, или "Мей Цурим", производящую фильтры для воды. Развивается туризм, ведь речь идет о библейских местах со множеством археологических памятников. Разумеется, процветает земледелие (в том числе, органическое), виноделие, животноводство и садоводство. Хотя большинство поселенцев работают все-таки в городах.

— Насколько важна идеологическая составляющая для людей, решивших обосноваться в Гуш-Эционе? Такое решение становится, главным образом, реализацией права евреев селиться в любой части исторической Эрец Исраэль или есть сопутствующие мотивы — дешевизна жилья, например?

— Безусловно, идеология для тех, кто решил поселиться в Иудее, крайне важна. При этом надо отдавать себе отчет, что для второго поколения жизнь в поселении уже не несет того идеологического заряда, который привел сюда их родителей. Это естественно, ведь поселения — уже свершившийся факт, поэтому ценности выживания уступают место ценностям развития и самореализации.

Что касается экономических факторов, то их нельзя полностью сбрасывать со счетов — жилье у нас, действительно, дешевле, чем в центре страны. Зато существуют дополнительные налоги — на развитие поселения, обеспечение безопасности и т.п. К тому же, поселения удалены от городской инфраструктуры, поэтому расходы на транспорт у нас намного выше. Так что, в целом, приезжают в Гуш-Эцион не за "длинным шекелем", а руководствуясь определенным мировоззрением, в поисках подходящего образа жизни и общинной атмосферы.

— Каков, по твоим оценкам, процент выходцев из стран бывшего СССР в Гуш-Эционе? Эти люди стали мотором твоей предвыборной кампании?

— На самом деле "русских" в Гуш-Эционе не так много — менее 10%. Они разбросаны по всем поселениям, но особенно слышен русский акцент в восточном Гуш-Эционе — поселениях Ткоа, Нокдим (здесь живет министр обороны Авигдор Либерман) и Кфар-Эльдад (в этом поселении дом министра экологии Зеэва Элькина). Изначально конъюнктура складывалась не в мою пользу — большинство депутатов от "Ликуда" поддерживали моего конкурента, хотя, узнав о результатах голосования, все поспешили меня поздравить…

Разумеется, я рассчитывал на "русские" голоса, но победить, опираясь исключительно на экс-соотечественников, невозможно, в силу их малочисленности. В моем поселении, например, из двухсот семей русскоязычных всего шесть.

— Можно ли говорить об "умеренных" или "крайних" поселениях (как, например, Бат Аин, жители которого неоднократно задерживались полицией за нападения на арабов). Больших и благополучных, как Алон Швут, и социально незащищенных, как крохотный Гваот. Религиозно-сионистских, как Неве-Даниэль, и ультраортодоксальных, как Мейцад. Часто ли их интересы вступают в противоречие, ставя в сложное положение местную власть?

— Подавляющее большинство в нашем регионе составляют религиозные сионисты, но на самом деле Гуш-Эцион — это Израиль в миниатюре. Так или иначе, у нас представлены почти все сектора израильского общества. Есть два светских поселения — Хар-Гило и Кейдар, есть ультрарелигиозные — Маале Амос и Мейцад, относительно либеральные религиозно-сионистские, вроде Алон Швута или Неве Даниэль, и более консервативные, как Кармей-Цур, где я живу. Есть смешанные поселения — Ткоа, Нокдим, поселение для тех, кто совершил тшуву, — Бат Аин, религиозные кибуцы — Кфар Эцион, Рош Цурим, Мигдаль Оз. И при всем этом общего (в том числе, общих проблем) у нас намного больше, чем различий.

— Проблемы связаны в основном с тем, что на Иудею и Самарию израильские законы распространяются не в полной мере?

— Да, и в первую очередь это бьет по сфере строительства. Без разрешения министра обороны в Иудее и Самарии нельзя построить даже сарай — и положительное решение этого вопроса зависит не от статуса земли или соблюдения строительных норм, а, скорее, от настроения очередного американского президента.

Другая проблема тоже имеет отношение к недвижимости. За так называемой Зеленой чертой статус земель неоднозначен, соответственно, когда ты претендуешь на ипотеку, то сложнее использовать имущество в качестве залога — соответственно, получить ссуду будет немного сложнее, а размер ссуды относительно цены жилья может быть ниже в процентном соотношении, чем в среднем по Израилю. В результате дом у нас сложнее построить и непросто купить. Рынок жилья при этом разогрет до предела — в нашем поселении после получения разрешения на строительство 56-ти квартир они были проданы в течение нескольких дней — до того, как первый бульдозер начал рыть котлован! Дефицит жилья колоссальный, поскольку мораторий на строительство фактически длится больше 20 лет. У наших детей нет возможности приобрести жилье рядом с родителями, а состарившиеся родители не могут купить жилье возле своих детей.

— Со времени твоего избрания прошло два месяца. Первыми шагами на посту главы регионального совета стали...

— Пока занимаюсь созданием инфраструктуры по защите государственных земель, продвижением строительства и бюджетными вопросами. В Израиле сложное и, как правило, убыточное муниципальное хозяйство, особенно на периферии, а тем более в Иудее и Самарии. Например, военные базы по всей стране платят муниципальный налог, но не у нас, хотя баз в Гуш-Эционе много, и они активно пользуются инфраструктурой.

— Многие поселенцы известны своим радикализмом по отношению к арабскому вопросу. Раздаются ли на этом фоне иные голоса?

— Среди жителей Гуш-Эциона есть целые группы, выступающие за сосуществование евреев и арабов. Они не предлагают территориальный компромисс, но считают, что, поскольку евреи и арабы на этой земле навеки вместе, необходимо искать точки соприкосновения и выработать некие правила общежития. Другое дело, что на сто евреев, разделяющих подобную точку зрения, приходится один араб. Справедливости ради надо сказать, что если бы за подобные взгляды в арабском обществе не преследовали, таких людей было бы больше. Но даже несмотря на прессинг, их количество растет.

— Насколько часто происходят столкновения с окружающим арабским населением? И есть ли примеры если не сотрудничества, то просто добрососедских отношений между жителями арабских деревень и поселенцами?

— Есть и то, и другое, многое зависит от периода. Год назад ситуация была очень тревожной, в последние месяцы напряжение спало. Всегда были относительно мирные и более агрессивные деревни. Надо понимать, что в поселениях активно используется арабский труд, что делает евреев и арабов экономически взаимозависимыми друг от друга. Как правило, бойкот, объявляемый на Западе товарам, производимым в Иудее и Самарии, бьет в первую очередь по арабским работникам — не уверен, что в Европе многие осознают этот факт.

— Тебя не смущает, что в отличие от поселенцев первой половины прошлого века, для которых еврейский труд в кибуцах был одной из основ сионистской идеологии, в современных поселениях повсеместно используется арабская рабочая сила? Что, по мнению левых, превращает поселенческий проект в колониальный…

— Лично меня смущает, поэтому я предпочитаю не нанимать арабских работников. Вместе с тем не могу согласиться, что это превращает наш проект в колониальный. Если завтра на смену арабам придут филиппинцы или румыны, что это изменит? Существуют экономические рычаги, но не стоит преувеличивать их значение.

Для меня еврейский труд — идеологическая ценность, убежден, что евреи сами должны строить свою страну. Но это один из элементов пазла, а не весь пазл.

Есть еще один момент. Когда ты платишь зарплату арабским рабочим, то прямо или косвенно поддерживаешь режим Палестинской автономии (куда идут налоги с этих зарплат), то есть, другими словами, спонсируешь террор.

Другой точки зрения придерживаются эксперты в области безопасности, утверждающие, что уровень вовлеченности в террористическую деятельность среди арабов, работающих на еврейских предприятиях, крайне низок. Зарплата в поселениях выше, чем на внутреннем арабском рынке, эти люди кормят свои семьи и дорожат работой. В этом контексте — создание максимального числа рабочих мест для арабского населения снижает террористическую активность. Конечно, это не ключ к решению проблемы, но, возможно, один из ключей.

Как бы то ни было Гуш-Эцион живет и развивается, планируется расширение ряда поселений, и мы будем рады видеть вас среди новых соседей.

Источник: "ХАДАШОТ"

authorАвтор: Михаил Гольд