channel 9
Автор: Лина Городецкая Фото:предоставлено автором

Дов Грунер: "За 48 часов до казни не лгут…"

Дову Грунеру было всего 34 года, когда он взошел на эшафот в тюрьме Акко. Это было 16 апреля 1947 года. Сколько оставалось до дня появления на карте мира государства Израиль... Так мало, всего год. За эту мечту он и боролся. Но не дожил до этого дня.

А еще он не успел обручиться с любимой девушкой Сарой Раз. Они познакомились в ресторане, принадлежавшем ее родителям, расположенном в центре Тель-Авива на бульваре Ротшильда... Молодая студентка семинара "Левински" и молодой солдат британской армии, совсем недавно прибывший в Эрец-Исраэль. Пять лет большого чувства и, конечно, светлые планы быть вместе. Но они так и остались в мечтах.

А имя Дова Грунера многие годы достаточно старательно ретушировалось на страницах истории Эрец-Исраэль. Его поступки, мысли, его духовное наследие не соответствовало идеологии "текущего момента".

И сегодня для многих это имя остается неизвестным. Почему-то не уделяют судьбе этого человека достойное место в школьной программе. И большинство опрошенных мною людей, которым я задала вопрос, знают ли они, о ком идет речь, призадумавшись, ответили, что слышали это имя. Улица, мол, есть такая...

Да, есть такая улица. И не одна. В разных городах есть. Есть даже памятник в центре Рамат-Гана. И спеша, многие жители города проходят мимо, не задумываясь об истории уже давних дней. А рядом с памятником, например, открыли кафе "Грунер".

Может быть, хозяева кафе и не знают о судьбе человека, именем которого назвали свое заведение, или не задумывались, насколько этично это.


Этот памятник создала израильско-французский скульптор Хана Орлова.



А на нем маленький львенок борется с огромным и сильным львом, символ борьбы еврейского ишува с Британской империей. На торжественном открытии памятника присутствовало около тридцати тысяч человек.





Так боролись за право владеть своей землей молодые жители ишува. Боролись с британскими властями, хотя силы были неравны. Боролись и погибали... А почему памятник поставлен именно в Рамат-Гане, можно будет узнать далее.

Этот рассказ - о Дове Грунере. Он один из двенадцати казненных англичанами бойцов израильского сопротивления.

Дов родился 6 декабря 1912 года в венгерском городке Кишварде. Шмуэль Грунер, его отец, был раввином, в годы Первой мировой войны служил военным раввином. Его судьба трагична - отец Дова погиб в русском плену.

А когда мальчику было десять лет, умерла мама.

Сироту забрали дедушка с бабушкой и вырастили его. Дов хотел стать инженером. Он переехал в Чехословакию и поступил в университет. Но с приходом к власти Гитлера вынужден был прервать занятия и вернуться в Венгрию, где работал помощником инженера-электрика.

В эти же годы Дов присоединился к молодежной сионистской организации "Бейтар", где занимался воспитательной работой. Также готовил группы для нелегальной иммиграции в Палестину.

И вместе с одной из групп он покинул Венгрию. Корабль "Сакрия", на котором плыл Дов, был задержан британскими властями, всех пассажиров отправили в лагерь в Атлит, в котором они пробыли полгода. После объявления голодовки, прибывшие евреи были освобождены и начался короткий путь Дова на Земле Израиля.

Он стал членом организации "Эцель", а зимой 1941 года добровольно отправился на фронт в рядах британской армии. Служил в пехотной роте, воевал десантником в составе Еврейской бригады, участвовал в боях на территории Италии.

После войны помогал оставшимся в живых узникам концлагерей, пытаясь обеспечить их одеждой и обувью.

А в 1946 году, завершив службу в армии, вернулся в Эрец-Исраэль и присоединился к деятельности организации "Эцель". Дов принял участие в операции по захвату оружия на британской военной базе в Нетании, которая завершилась удачно для еврейских бойцов. Беда приключилась во время нападения "Эцеля" на полицейский участок в Рамат-Гане.





Это произошло 23 апреля 1946. И вот, спустя семьдесят один год, я нахожусь в том же здании, стою рядом со складом, в котором хранилось оружие.

И слушаю рассказ о той смелой операции, стоившей жизни Дову Грунеру...

В ней были задействованы около сорока человек. Казалось, все было продумано и подготовлено. Часть подпольщиков устроила волнения в Тель-Авиве, чтобы туда отправились побольше полицейских. Часть сумела перекрыть движение в направлении Рамат-Гана. А основная группа подъехала на грузовике к зданию полиции и обезоружила полицейских.

Товарищи Дова, возглавляемые им, вскрыли склад с оружием и погрузили оружие на грузовик. Но план легкого завершения операции сорвался.

Один из сотрудников полиции, еврей по национальности, не был предупрежден об операции, не зная целей захвата и не понимая, что происходит, он дозвонился в соседнее отделение в Петах-Тикву и вызвал подмогу. Кроме того, несколько полицейских, находившихся в башне здания, остались вооружены и открыли огонь.

Погрузка оружия не прекратилась и под огнем. Вся операция заняла не более 20 минут, и грузовик вовремя скрылся от преследования британских военных, прибывших на подмогу.

Так добывалась независимость нашей страны. Кровью. Во время этой операции в Рамат-Гане погибли Израиль Файнерман и Яакова Злотник. В Тель-Авиве во время беспорядков убили Ицхака Билу...

А Дов Грунер был тяжело ранен в челюсть и схвачен британцами. Девять месяцев он находился под усиленной охраной в больницах, ему сделали несколько операций.

А затем суд...1 января 1947 года Дов Грунер предстал перед военным судом в Иерусалиме. Этот суд стал хорошо известен, потому что на нем присутствовали представители СМИ, распространившие информацию.

Грунер отверг все обвинения в своей адрес. Он заявил, что у англичан нет прав на Палестину, в которой они фактически создали свою военную базу и всячески препятствуют праву еврейского народа на эту землю.

Любопытный человек, несомненный идеалист, Дов отказался от адвоката, от свидетелей и от перевода на иврит документов, свидетельствующих против него. Так он продемонстрировал свое непризнание британской власти.

Известно заявление Дова Грунера, которое он сделал во время суда: "Вы решили отнять у народа, не имеющего на свете ни клочка другой земли, и эту землю, которая дана ему Господом и из поколения в поколение освящалась кровью его сынов. Вы попрали договор, заключенный с нашим народом и народами мира. Поэтому ваша власть лишена законного основания, она держится силой и террором. А если власть незаконна — право граждан и даже их долг бороться с ней и свергнуть ее. Еврейская молодежь будет бороться до тех пор, пока вы не покинете страну и не передадите ее законному владельцу — еврейскому народу. Знайте: нет силы, способной расторгнуть связь между еврейским народом и его единственной страной. И рука пытающегося совершить это будет отрублена, и проклятие на неё во веки веков".

Даже не имея адвоката, Дов смог заслужить расположение прокурора, который вспомнил о его участии в военных действиях в рядах британской армии. Но смягчить приговор это не помогло...

Дов Грунер был признан виновным в стрельбе по полицейским, в попытке произвести взрыв с целью убийства британских чиновников. Приговор - смертная казнь через повешение. В конце января 1947 года командующий британскими войсками в Палестине генерал Баркер утвердил этот приговор. До его исполнения оставалось несколько месяцев...

Сохранилось письмо, написанное Довом незадолго до казни командиру Эцеля Менахему Бегину: "Разумеется, я хочу жить. Кто этого не хочет? Но если я сожалею о том, что жизнь кончена, то лишь потому, что я слишком мало сделал. У еврейства много путей. Один — путь отказа от традиций и национализма, то есть путь самоубийства еврейского народа. Другой — слепая вера в переговоры, как будто существование народа подобно торговой сделке. Путь, полный уступок и отказов, который ведет назад в рабство. Мы всегда должны помнить, что и в Варшавском гетто было триста тысяч евреев.

Единственно правильный путь — это путь "Эцеля", который не отрицает политических усилий, разумеется, без уступки пяди нашей страны, ибо она наша целиком. Но если эти усилия не приносят желаемых результатов, готов любыми средствами бороться за нашу страну и свободу, которые одни и являются залогом существования нашего народа. Упорство и готовность к борьбе — вот наш путь, даже если он иногда и ведет на эшафот, ибо только кровью можно освободить страну. Я пишу эти строки за сорок восемь часов до казни, в эти часы не лгут. Я клянусь, что если бы мне был предоставлен выбор начать всё сначала, я снова пошел бы тем же путем, не считаясь с возможными последствиями. Ваш верный солдат Дов".

Нельзя сказать, что не предпринимались попытки освободить Дова Грунера или хотя бы отменить смертный приговор.

Казнь, назначенная на 28 января, была отсрочена. Причина - бойцы "Эцеля" захватили заложников: бывшего офицера британской разведки и председателя окружного суда. Узнав о том, что казнь отложена, их освободили.

Многие жители ишува обращались к британским властям с просьбой о помиловании Дова Грунера. Но он сам не был готов идти ни на один компромисс. Он отказывался обжаловать приговор, он не был готов просить о помиловании. Ибо таким образом он бы признал британские власти. За его свободу бились многие, в том числе Голда Меир. Но Дов был непреклонен и просить свободу как милость у британских властей категорически отказывался.

В феврале из США прилетела его сестра Хелен Фридман, которой тоже не удалось уговорить брата подать апелляцию. Был план освободить еврейских подпольщиков из тюрьмы силой, но "Эцель" не успел осуществить его.

Виселица была уготовлена четверым молодым парням. В феврале 1947 года британский суд вынес смертный приговор трем бойцам "Эцеля" - Йехиэлю Дрезнеру, Элиэзеру Кашани и Мордехаю Элькахи, которых обвиняли в хранении оружия.

Все приговоры подписал генерал Баркер, известный своим антисемитским душком. Поставив подпись, не ожидая реакции еврейского подполья, он срочно вернулся в Англию. А командующим стал генерал Макмиллан.

Их казнили 16 апреля 1947 года. В тюрьме Акко, куда подпольщиков перевели накануне. Их последней песней стала "Атиква".

А завещание Дова Грунера не было выполнено. Он просил похоронить себя в городке Рош-Пина, рядом с могилой Шломо Бен-Йосефа, урожденного Шломо Табачника, прибывшего в Эрец-Исраэль из Луцка в 1937 году. Шломо был первым казненным бойцом еврейского ишува.

В ответ на теракт на дороге из Акко в Цфат, когда были убиты пятеро евреев и изнасилована девушка-еврейка, тело которой разрезали на куски, Шломо Бен-Йосеф с двумя членами "Бейтара" - Шаломом Зурабиным и Авраамом Шейном - обстреляли арабский автобус на дороге Рош-Пина — Цфат.

Все трое были арестованы британскими властями. И хотя обстрел арабского автобуса не повлёк жертв, Бен-Йосеф и Шейн были приговорены к смертной казни, а Зурабин — к тюремному заключению. Приговор Шейну отменили в связи с его несовершеннолетием. А Шломо Бен Йосеф 29 июня 1938 года был повешен в тюрьме Акко. Ему было 25 лет.

Но британские власти не посчитали нужным исполнить последнюю волю Дова Грунера, человека, идущего на смерть. Казненные были похоронены в Цфате, на похоронах присутствовали только самые близкие родственники.



А далее - как в плохом кино. Обрываются ленты хроники... Боевое наследие подпольщиков организаций "Нили", "Эцель" и "Лехи" всячески замалчивалось. В том числе память о казненных подпольщиках ишува. Ученики израильских школ не много узнали о них из учебников. Были люди - и нет...

Справедливость была восстановлена, когда к власти в стране пришла партия "Херут" во главе с Менахемом Бегиным.

А несколько лет назад имя Дова Грунера вновь появилось на страницах израильской прессы. Это было связано с тем, что нашлось еще одно его письмо, написанное в застенках и адресованное друзьям по подполью. В нем он обращается за бытовой помощью, просит прислать в тюрьму нужные вещи.

Это письмо сразу стало предметом рассуждений журналистов газеты "Гаарец". Все сводилось к тому, что стиль письма и найденные в нем грамматические ошибки не соответствовали высокому стилю другого письма Дова, адресованному Менахему Бегину.

Вновь проверялись письма, сравнивались почерки. На эту тему я беседовала с историком института Жаботинского Йоси Кистером. И получила ответ: не вызывает сомнения, что известное письмо, приведенное в тексте выше, считающееся духовным наследием Дова Грунера, написано им самим.

Кстати, грамматические ошибки в нем тоже имеются. Но тема была высока... И стиль письма был высок.

Совсем мало было отмерено Дову Грунеру жить на земле... 34 года. Но нам нужно помнить, что был такой человек. Любил, боролся, надеялся. Не победил, но верил в победу.

Семьдесят лет прошло. И если окажетесь в Рамат-Гане, около памятника маленькому льву, который борется с большим львом, вспомните о Дове Грунере. Так мы сохраним память о нем.

Автор очерка выражает благодарность сотрудникам института Жаботинского за информационную поддержку.


(Фото автора и из архивов института Жаботинского)

authorАвтор: Лина Городецкая

израильская журналистка