channel 9
Автор: Владимир Янкелевич Фото: 9 Канал

И присоединился к народу своему

Ушел Деген…

Трудно осознать эти слова. Он для меня был чем-то постоянным, тем, что есть всегда, oн был той точкой отсчета, той ясной гранью, что отделяет правду от лжи.

Когда я обдумываю какое-то событие, оцениваю поступок, то всегда представляю себя в том месте, пытаюсь понять, представить, что бы сделал я, как поступил бы, что сумел. Но никак, никогда не удавалось увидеть себя шестнадцатилетним бойцом истребительного батальона, затем разведчиком или командиром танка. Хотелось сказать — “и я бы, как он…”, но не могу, это будет неправда.

Много пишут о Деген, как о танковом асе, но это только часть образа, хотя и чрезвычайно убедительная.

Талантливый человек талантлив во всем.

Ион Деген — профессор, доктор медицины. Это он почти 60 лет назад впервые в медицинской практике пришил оторванную руку двадцатишестилетнему слесарю-сантехнику.

Ион рассказывал мне об изменениях в обмене веществ, происходящих в организме под воздействием радиации. Я очень далек от этой темы, но слушать его было крайне интересно. Я только жалел, что у меня не было диктофона записать его минилекцию.

Мы как-то обсуждали мою статью “Заметки о новинках израильского ВПК”. В итоге разговора Ион спросил меня:

— Владимир, а вам не удивительно, что вы обсуждаете ракетный щит Израиля с врачом?

Удивительно мне не было. Ион Лазаревич прекрасно владел темой.

Он понимал и любил классическую музыку. Когда он рассказывал о каком-то фортепианном концерте, который слушал в Париже, было понятно, что этот концерт слышит и сейчас, у себя дома в Гиватаиме, знает его, понимает и может вести по партитуре, совсем как профессиональные музыканты в роли слушателей в концертном зале.

Я слушал его рассказ об этом концерте, а сам косился на кисть его руки. Было понятно — да, этим кулаком можно уложить врага, но этими руками и вылечено множество людей…

— Ион Лазаревич, сколько времени нужно, чтобы при поражении танка выскочить из него?

— 30 секунд. Но не это самое трудное. Знаешь, в чем главная проблема?

— Конечно нет.

— Главное — суметь дышать. После второго выстрела танк полон пороховыми газами, дышать совершенно нечем. Вентиляторы работают, но это помогает мало. Попробуй привыкни к такому.

Я не пробовал. От такой необходимости меня защитили Ион Деген, мой отец и отцы многих других. Спасибо им!

Он всегда откликался на написанное мной. Иногда так:

"Дорогой Владимир!

Мне кажется, это лучшая Ваша статья! Спасибо! И самые добрые пожелания!

Ваш Ион".

Но иногда и иначе:

"… Не умею лицемерить. А с Вами — тем более. Вероятно, следовало промолчать. Но это обидело бы Вас. Стилистика первого же абзаца насторожила меня. Эта размазня написана не Янкелевичем.

Ваш Ион".

Что бы он не писал, я всегда чувствовал, что мне оказана честь быть его корреспондентом. Это был подарок судьбы.

А несколько дней назад я позвонил Иону Лазаревичу. Голос у него был уже очень слабым. Он сказал: — Владимир, разбирайся сам. Я умираю.

Конечно, все мы смертны, но все уходят по-разному. Ион ясно осознавал происходящее, так, как много лет назад написал: — Ты не плачь, не стони, ты не маленький, ты не ранен, ты просто убит…

Ушел Ион Деген, “присоединился к народу своему”. Наши мудрецы говорят, — это означает, что его душа возвращается к источнику и “соединяется со своим народом”, с другими душами, такими же, как она сама. Близкими друзьями, такими же, как и он, были многие герои Второй Мировой и герои битв Израиля. Ему будет с кем поговорить.

Мир его душе. Он сделал, что мог.


Приложение

В электронном банке данных “Подвиг народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.” я ввёл в окошке поиска имя “Ион Деген” и взял только два наградных листа: сперва — представление на орден “Красной звезды” (дали медаль “За отвагу”), затем — наградной лист на орден “Красного знамени”. Ниже их фотокопии, увеличенно — графы “Описание подвига” и текстовые расшифровки (орфографию документов я сохранил).

В период боевых действий с 29 июля 1944 г., не смотря на сильный минометный огонь противника умело маневрируя на поле боя, танк продвинулся на 15 километров и на своем пути уничтожил до 2 отделений пехоты противника, 2 противотанковые пушки, 1 танк Т-4, 3 миномета с прислугой.

1 августа 1944 года так же имел две боевые атаки, обеспечивал продвижение нашей пехоты и на своем пути в районе Жверблишки, Верпинь, Кумпоне, уничтожил огнем своей пушки до 15 солдат пехоты противника.

3 августа 1944 г. танк продвинулся на 10 километров и на своем пути уничтожил в районе Енукишки, Лешски, Жвиргуайце огнем пушки 3 противотанковые пушки с прислугой, до 2 отделений пехоты пр-ка, 3 пулеметные точки и подбил 2 средних танка Т-4.

Вывод: Достоин правительственной награды ордена “Красной звезды”.

Находясь в батальоне с июля месяца 1944 года и участвуя в проведенных батальоном боях показал себя смелым и отважным офицером. Еще до начала боевых действий экипаж тов. Дегена добился полной взаимозаменяемости. В боях с 13.1 по 21.1 1945 г. в районе Уждегген, Воллуйкемен, Зеекампенен, Аменишкен р. Писса в единоборстве с танками и самоходными установками пр-ка экипаж тов. Дегена вышел на автомагистраль Моллвышкен, Губанен при том уничтожил 2 танка, 4 пп10, 2 дота, 1 бронетранспортер и до взвода пехоты противника. Заменив командира взвода, а после командира роты тов. Деген показал мастерство управления подразделениями в боях. Отбивая контратаки и удерживая шоссе танк тов. Дегена был подбит прямым попаданием снарядом противника. Но отважный экипаж тов Дегена в подбитой машине продолжал отбивать контратаки немцев до подхода наших передовых частей. После чего танк эвакуирован с поля боя, а тов Деген был тяжело ранен.

Вывод: достоин правительственной награды — орд. Красного знамени.


Источник: "Мастерская"


Еще на тему: Последний поэт великой войны

authorАвтор: Владимир Янкелевич

военный эксперт http://www.polosa.co.il




Комментарии для сайта Cackle