channel 9
Фото:9 Канал

Доктор Из ад-Дин Абу-аль-Аиш: "Палестинцы не хотят сбросить Израиль в море"

Дмитрий Дубов: В Израиле на этой неделе побывал человек, который не занимает никаких должностей в правительстве иностранного государства. И вообще не является публичной фигурой. Он живет себе в Торонто и пытается вести обычную, нормальную жизнь. И, тем не менее, к его визиту было приковано внимание большинства израильских СМИ. Доктор Из ад-Дин Абу-аль-Аиш когда-то жил в Газе, работал в беэр-шевской больнице "Сорока".

Но восемь лет назад произошла трагедия, после которой не то что нормально жить, но вообще – как жить, непонятно. 16 января 2009 года, во время антитеррористической операции "Литой свинец" из израильского танка был совершен выстрел по дому Абу-аль-Аиша.

Это была трагическая ошибка – на верхнем этаже дома были замечены силуэты, принятые израильскими военным за наблюдателей ХАМАСа, направляющих огонь по солдатам.

Однако израильские снаряды попали этажом ниже, туда, где в это время находилась семья доктора, погибли три его дочери и племянница.

Вскоре после этого Иззадин Абу Аль-Аиш уехал жить в Канаду. В Израиле он находится, потому что подал на нашу страну в суд – причем не в Гаагский суд, а в окружной беэр-шевский.

Цель, по его собственным словам, у него одна – добиться справедливости. Он требует извинений на официальном, правительственном уровне – так, как было сделано после инцидента с судном "Мави мармара" - и компенсации, которую намерен потратить на благотворительные цели.

Пригласить этого человека в нашу студию мы решили по ряду причин. Во-первых, хотим мы того или нет, этот процесс уже вызвал интерес в СМИ – я говорю сейчас не только об израильских, но и о международных СМИ.

Во-вторых, позиции, с которых Абу-аль-Аиш ведет этот процесс – сильные. Он не требует персональных санкций, а апеллирует к государству - которое, в конечном итоге, несет полную и ультимативную ответственность за то, что в нем происходит.

Ну и, наконец, в-третьих. Предположу, что эта беседа вызовет немало гневных реакций – не мы ведь первыми начинаем эти бесконечные войны с ХАМАСом. При этом гибель израильтян – цель террористов, а гибель мирных палестинцев – трагическая ошибка. Но объясните это палестинскому доктору, которому – так уж распорядилась судьба – выпало жить в Газе и который в один момент потерял троих детей. Так что минимум, чего он заслуживает, это откровенного разговора. Что мы и попытались сделать. Доктор Из ад-Дин Абу-аль-Аиш, здравствуйте.

Абу-аль-Аиш: Здравствуйте.

Дмитрий Дубов: Спасибо за то, что пришли! Я понимаю, что это тяжело, но хотел бы вернуть вас к тому страшному моменту, когда вы узнали о том, что троих ваших дочерей больше нет в живых. Что происходит с человеком в эту трагическую минуту, о чем он думает?

Абу-аль-Аиш: Я ведь был с ними. Оставил их за минуту до того, как в дом попал первый снаряд. Никому на свете не пожелаю увидеть и пережить то, что пришлось пережить мне в тот час. Девочки были разорваны на части, их тела плавали в крови. Клочки мозга были везде, по всему дому… А ведь они не сделали ровным счетом ничего, что могло бы навлечь на них такую ужасную смерть. Но, хвала Господу, он дал мне силу и мудрость. В тот самый момент я принял решение – как жить дальше. Я был уверен в том, что эта трагедия может принести добро. А значит, нужно использовать ее во благо. Знаете, я не верю в то, что война может привести к чему-то хорошему. Она все уничтожает. А эту трагедию можно использовать во имя хороших, важных целей. Вернуть человеческой жизни ценность. Сделать так, чтобы смерть моих детей не стала напрасной. Прежде всего нужна справедливость. Признание того, что случилось.

Дмитрий Дубов: И вы ищете справедливости здесь? Сейчас вы подаете иск против государства Израиль, но ведь вы могли отправиться в Гаагу и там призвать Израиль к суду. Разве это не проще?

Абу-аль-Аиш: Разумеется, передо мной открыты все пути. Но для меня важно другое. Я ведь с того самого дня на протяжении двух лет предпринимал всевозможные шаги – без всякой агрессии, действуя с умом, используя дружеские связи – пытаясь добиться, чтобы правительство Израиля признало ответственность и принесло извинения. И не было ничего, что…

Дмитрий Дубов: То есть все, что вам нужно – это извинения и признание того, что в смерти ваших детей виновна Армия обороны Израиля?

Абу-аль-Аиш: Была совершена ошибка. Пусть ее признают – и возьмут на себя ответственность. Ничего из ряда вон выходящего тут нет, все мы ошибаемся. Но мы обязаны учиться на наших ошибках. Если мы снова и снова делаем одну и ту же ошибку, то это уже по-другому называется…

Дмитрий Дубов: И это несмотря на то, что армейская пресс-служба выступила с заявлением о том, что речь идет о трагическом случае и – насколько мне помнится – об ошибке?

Абу-аль-Аиш: На мой взгляд, это вполне приемлемо. Но проблема в том, что вокруг этого случая постоянно придумывают все новые и новые истории – вместо того, чтобы набраться смелости, призвать на помощь свои моральные принципы и взять ответственность на себя. Мало сказать: "Я ошибся", за ошибки надо еще и отвечать.

Дмитрий Дубов: Израильская армия утверждает – и я попрошу вас прокомментировать это утверждение – что на осколках снарядов, извлеченных из тел убитых, были обнаружены следы химических веществ. И это якобы свидетельствует в пользу того, что снаряд был выпущен не израильтянами, а ХАМАСом.

Абу-аль-Аиш: Как вы сами сказали, армейская пресс-служба прямо заявила о том, что израильтяне обстреляли мой дом. А что касается осколков, которые извлекли из тела моей племянницы… Прежде всего, те, кто собирает такие осколки, должны получить на это согласие раненого или его родных. Меня никто ни о чем не спрашивал. Кто извлек эти осколки, когда, как и где их исследовали? К выводу, о котором вы сейчас говорили, пришли всего две недели тому назад – перед самой подачей моего иска. Если об этом должны были сказать – то почему не сказали раньше? Это первое. А во-вторых, были и другие истории. Сначала говорили, что в моем доме укрывались снайперы, потом – боевики, еще позже – что там был склад оружия. И все это вместо того, чтобы прямо сказать: да, мы обстреляли этот дом, мы несем за это ответственность. Ведь сам начальник Генштаба Габи Ашкенази признал, что стреляла израильская армия. Это слышали все. Ну а что касается снарядов… У моей дочери до сих пор осколки в теле. И у моего брата. Я обращусь к международной комиссии, чтобы она провела экспертизу этих осколков. Вот тогда-то мы и увидим, кто лжет и кто изворачивается. Нужна смелость для того, чтобы сказать: "Да, это сделали мы". И вместо того, чтобы искать выдуманные улики, найти решение проблемы.

Дмитрий Дубов: Я все-таки стараюсь рассматривать эту трагедию с израильской точки зрения. И объясню, почему. Я в этой студии постоянно говорю о ситуации в Газе, в каждой программе, каждую неделю. Мы все признаем тот факт, что в секторе Газа тяжелейший гуманитарный кризис. Разумеется, Израиль можно обвинять решительно во всем. Но блокада сектора продолжается – так утверждаем мы, израильтяне – потому, что все жители Газы стали заложниками ХАМАСа. Так мы это видим. Почему же вы не подали иск против ХАМАСа?

Абу-аль-Аиш: Прежде всего, в Газе, как вы верно заметили, свирепствует гуманитарный кризис. Пятьдесят процентов населения сектора – это дети. Те, кому не исполнилось восемнадцати лет. Четверть жителей – совершеннолетние женщины. И кризис просто смертельный. Мы все за это в ответе. Виноват любой, кто видит, что творится и не делает ничего, чтобы это изменить. Вы предлагаете мне обвинить ХАМАС. Что ж, я осуждаю всякое насилие, от кого бы они ни исходило. Осуждаю любую вооруженную, насильственную акцию. Все, что направлено против людей.

Дмитрий Дубов: Мы же не хотим сбросить арабов в море – в отличие от ХАМАСа, который мечтает это сделать с нами…

Абу-аль-Аиш: Но и палестинцы не хотят сбросить израильтян в море! Сейчас я обращаюсь ко всем нам: безопасность Израиля прямо зависит от безопасности палестинцев. Мы будто сиамские близнецы. И вместо того, чтобы мстить друг другу, мы должны познать и признать друг друга, сотрудничать, жить в мире, работать вместе. Когда закончится оккупация, это принесет свободу обоим нашим народам. Ведь и народ Израиля в своем роде оккупирован – он живет во власти страха, во власти своей истории. Ну а палестинскую землю оккупирует израильская армия. Как освободить их?

Дмитрий Дубов: Вы согласны с тем, что одна из причин этого положения – то, что есть террористы, стремящиеся нанести Израилю как можно больше вреда? Вот с какими реалиями нам приходится иметь дело.

Абу-аль-Аиш: Я уже сказал вам, что выступаю против всего этого, против любого насилия. Но вместо того, чтобы искать причины, давайте обратимся к главной проблеме. Она заключается в том, что ни палестинцы, ни израильтяне не свободны. Как только мы положим этому конец и заживем вместе, не будет никаких причин для насилия. Когда ко мне приходит больной, разве я спрашиваю его, почему он болеет? Нет, я ищу причину болезни. И смотрю в корень, чтобы понять, как вылечить человека. Если мы будем так смотреть на нашу общую проблему – то решим ее.

Дмитрий Дубов: В заключение – личный вопрос: после всего, что вам пришлось пережить, вы нас ненавидите?

Абу-аль-Аиш: Я ни к кому не испытываю ненависти. И никогда не испытывал. Я всю жизнь говорю, что ненависть уничтожает человека, она разъедает каждого из нас. Это смертоносный яд. Вместо того, чтобы ненавидеть, нужно думать о том, как добиться мира. О том, как протянуть руку ближнему и извлечь уроки из всего, что с нами происходит. Никакой ненависти! Только любовь, сотрудничество, здоровье и свобода для всех.

Дмитрий Дубов: Хорошо бы весь палестинский народ услышал ваши слова! Доктор Из ад-Дин Абу-аль-Аиш, я очень признателен вам за беседу.