channel 9
Автор: Владимир Бейдер Фото:предоставлено автором

Хозяин сошел с ума. Это политика

Новая жесткая линия в политике безопасности, разговоры о которой велись с момента смены руководства министерства обороны, не только существует, но и осуществляется. В конце прошлой недели и в начале нынешней это стало настолько очевидно, что трудно ее отрицать даже скептикам.

У обозревателей СМИ и комментаторов соцсетей на уровне хорошего тона принято относиться к заявлениям Либермана с привычным недоверием, если не огульным отрицанием. Всем им в среду утром следовало позавтракать собственной шляпой.


Что было, то и будет

Когда после налета в ночь на 17 марта израильских ВВС на сирийские объекты с ракетами для "Хизбаллы", ответного залпа сирийских С-300 и перехвата ракеты с 200-килограмовым зарядом взрывчатки израильской системой ПРО "Хец-2" Либерман пригрозил, что в следующий раз, если войска ПВО Сирии посмеют обстрелять наши самолеты, их пусковые установки будут уничтожены, это заявление не было удостоено внимания.

Процитировали по официальным источникам – и все. Ну, говорит!

Но, похоже, не понадобится и следующего раза. По информации арабских СМИ (Израиль, как в большинстве случаев, не признал своего авторства), сирийские объекты были атакованы уже дважды: 19 марта – радары противовоздушной обороны Сирии в районе горного массива Каламун и 22 марта – под Дамаском, где, как сообщается, уничтожена база ПВО.

Так это или не так, трудно подтвердить или опровергнуть, пока нет хотя бы неофициальных сведений из надежных источников, но на уровне тенденций и не могло быть иначе. Именно такое поведение полностью соответствует сегодняшней концепции министерства обороны.

Суть ее сам Либерман изложил на встрече с русскоязычной общественностью в Нетании всего неделю назад, в прошлую среду. "Наша реакция на любые проявления агрессии, - сказал он, - должна быть такой, чтобы у врагов пропало всякое желание с нами связываться".

Никто ведь не решается связываться с Китаем или Россией, что бы и где они ни делали. И не только из-за их размеров. Военная мощь этих стран не беспредельна. Главное – в их решимости отстаивать свои интересы. Популярный клич израильских рыночных торговцев "Хозяин сошел с ума!" годится и в политике в области безопасности, считает Либерман.

Поэтому – никакой соразмерности в ответе на угрозы, попытки нарушения нашего суверенитета быть не может. Никакой пропорциональной силы в обмене ударами – это втянет нас в войну на истощение, в которой мы не заинтересованы и не имеем преимуществ.

В случае новой агрессии – с юга или с севера – министр обороны, по его словам, потребует немедленной мобилизации, и в новой военной операции ЦАХАЛ не оставит камня на камне от позиций врага, пройдет до конца, до полного разгрома вражеских формирований.

Так что, когда через несколько дней вспыхнул инцидент с израильским налетом и сирийским ответом на него, а вслед за этим – многочисленные и разноречивые обсуждения на тему "А что теперь будет?", не было никаких оснований сомневаться, что будет именно так, как произошло.


Не ярлык, а паритет

А по поводу инсинуаций о причинах возникшего обострения и его последствий – все надо рассматривать в рамках в рамках нынешней концепции в оборонной сфере. Поэтому…

Израиль не прекратит воздушные рейды для пресечения переправки передового оружия "Хизбалле".

Израиль не будет спрашивать у России разрешения на эти рейды. Все уже оговорено. Нетаниягу ездит в Москву к Путину вовсе не так, как отправлялись русские князя к ордынскому хану, чтобы получить ярлык на правление в своем княжестве. А затем, чтобы проблемы, возникающие в связи с меняющейся обстановкой, не помешали соблюдению уже достигнутых договоренностей.

В рамках этих договоренностей – те самые воздушные рейды. Асад может сколько угодно призывать Россию защитить его от ударов израильской авиации, как сделал он это на днях в интервью российским СМИ. Иран может сколько угодно провоцировать Асада на военную конфронтацию с Израилем и, в конце концов, привести к ней – скорее всего, по завершению активной фазы гражданской войны в Сирии.

Но Россия не хочет вооруженных столкновений с Израилем не меньше, чем Израиль с Россией. Это в равной степени не выгодно ни тем, ни другим.

Нам вполне хватает своих постоянных врагов, и меряться амбициями с Москвой на поле боя, даже если это небо, – сюжет для страшных снов. В Кремле же прекрасно понимают, что сила ЦАХАЛа в регионе несоизмерима с возможностями российской группировки в Сирии – нынешней и гипотетической, а потенциал разведки и ПВО – тем более.

Лучший выход – стараться не мешать друг другу. Что трудно, но пока удается.

Дальше будет еще труднее. И потребует большей твердости от Израиля и большей трезвости от России. Передача современных ракет из Сирии "Хизбалле" - сегодняшняя проблема. Завтрашняя уже назревает и обсуждается.


За Сирией последует Ливан

Иран нашел несимметричный ответ на израильские бомбардировки складов ракет и транспортов "Хизбаллы". Там намерены строить свою военно-морскую базу с грузовым портом в Ливане.

Известно, что это было одной из тем, которую обсуждал Биби с Путиным в Москве в ходе своего визита 9 марта. Судя по тому, что в официальных сообщениях о визите из Москвы слово "Иран" вообще не упоминалось, понимания не нашел. Но, видимо, предупредил, что Израиль с этим мириться не намерен.

Сразу после визита стало известно, что Иран сооружает заводы для производства ракет в Ливане. Видимо, для компетентной информации об этом Нетаниягу брал с собой в Москву начальника военной разведки. А не добившись результата, обнародовал конфиденциальные сведения.

То есть все идет к тому, что для транспортировки вооружения "Хизбалле" не понадобится сирийский транзит. Ракеты начнут поступать с доставкой на дом и будут производиться на дому – в Ливане.

В то же время с визитом в США пребывал Либерман, где встречался с первыми лицами новой американской администрации. Как сообщалось, там он "выразил озабоченность" тем, что при новом президенте Ливана армия этой страны становится филиалом "Хизбаллы". И в Вашингтоне понимание этих опасений, судя по всему, нашел.

На днях начальник Генштаба Гади Айзенкот, который при Либермане стал более публичной фигурой, чем раньше, сделал два значимых заявления. Первое – о том, что следующая война будет, скорее всего, с Ливаном. Второе (уже после инцидента с применением С-200) – что Израиль не допустит усиления наших врагов.

Все это говорит о том, что маршруты рейдов израильских ВВС со временем переориентируются с Сирии на Ливан для тех же, а то и более крупных целей. Но не прекратятся. Пока жесткая линия министерства обороны останется неизменной.

А то, что она распространяется не только на угрозу с севера, можно судить по тому, как изменился характер целей и мощь авиаударов в ответ на запуски ракет из Газы. Раньше бомбили пустыри и склады, теперь уничтожают значимые объекты инфраструктуры ХАМАСа. Не разбираясь, кто в этих обстрелах виноват непосредственно. ХАМАС – власть в Газе, пусть и отвечает за все, что происходит на подвластной ему территории.

На днях появилось лишнее свидетельство, что непропорциональные ответы следуют не только на ракеты. В среду по трем террористам, намеревавшимся заложить взрывчатку у забора безопасности сектора, был открыт прицельный огонь из танка. Попали.

Хозяин сошел с ума – и это разумно.

authorАвтор: Владимир Бейдер

Журналист.