channel 9

Автор: Владимир Бейдер Фото:предоставлено автором

Перемена вектора и правила игры

Что Либерман делал в Вашингтоне


Из США в Израиль доносятся хорошие вести. Все больше симптомов того, что произраильские заявления Трампа не были всего лишь предвыборной риторикой.

Из последних (на момент, когда я это пишу) сообщений, которым суждено за день-другой потонуть в потоке новостей, а стоит запомнить и оценить, – информация ForeignPolicy о том, что Белый дом дал Госдепу указание значительно (чуть ли не наполовину) сократить американское финансирование структур ООН.

Среди явных кандидатов на секвестр - такие особо любимые израильтянами органы, как Совет ООН по правам человека и Ближневосточное агентство для помощи и организации работ (UNRWA), которое для простоты и по справедливости называют организацией помощи палестинским беженцам, так как именно ими она и занимается, а по существу – плодит.

Первую давно пора переименовать в Совет по шельмованию Израиля. Поскольку права человека она защищает исключительно от него. 60% ее резолюций посвящены осуждению еврейского государства – не только одной из самых малых стран мира, но и единственной на Ближнем Востоке, где эти права блюдут.

А вторая сыграла решающую роль в увековечивании проблемы палестинских беженцев. Это ее усилиями арабы, сбежавшие с территории Израиля в 1948-м и в 1967-м, навсегда остались в лагерях беженцев, не были интегрированы в арабских странах. Это она подсадила их на пособия, ее усилиями статус беженцев у палестинцев (и только у них!) стал потомственным. Структура со штатом в 28.000 человек и бюджетом почти в 4 млрд долларов кормит за счет этого не только их, но и себя (у эмиссаров и чиновников UNRWA джобы тоже потомственные), а потому заинтересована в сохранении статус-кво.

Известно, что Авигдор Либерман в ходе своего визита в Вашингтон на прошлой неделе убеждал представителей новой администрации, сенаторов и конгрессменов, с которыми встречался, прекратить членство США в Совете по правам человека и проинспектировать деятельность UNRWA.

То, что решение о резком сокращении финансирования этих организаций было принято сразу после визита Либермана, конечно, не означает, что оно принято по его наущению. Но аргументы израильского министра вполне могли послужить соломинкой, которая переломила спину верблюду.

Вообще, этот визит незаслуженно скудно освещался в израильской прессе. Возможно, сыграло роль то, что основные вопросы, которые обсуждались министром обороны в США, носили конфиденциальный характер, а возможно, основное внимание переключил на себя проходивший в то же время визит премьер-министра в Москву, вызвавший очень много пересудов и догадок при минимуме конкретной информации о содержании переговоров Нетаниягу с Путиным. Особенно по-русски.

Между тем при всей важности сегодня отношений с Россией и всей сложности этих отношений, ключи от наших проблем хранятся не в Кремле, а в Белом доме. Рука Москвы уже полтора года шурует в нашем подбрюшье, но голова остается в Вашингтоне. От того, куда повернет она, во многом зависит, что у нас будет здесь.

Трехдневное пребывание Либермана в США стало фактически первым продуктивным рабочим контактом израильского руководителя высшего ранга с новой американской администрацией. Состоявшийся месяц назад визит Нетаниягу к Трампу носил скорее церемониальный характер. Это было важным свидетельством союзнических отношений двух стран и дружественных – двух лидеров. Публичной демонстрацией перемены вектора в Белом доме, в чем исключительно нуждались в Израиле и в чем, по счастью, оказался заинтересован Трамп.

Миссия Либермана заключалась в другом. Ему предстояло начать совместную работу и определить контуры взаимодействия с ключевыми фигурами администрации Трампа. Он провел продолжительные совещания со всеми ими. То есть не только с министром обороны генералом Джеймсом Метисом, но и с вице-президентом Майком Пенсом, госсекретарем Рексом Тиллерсоном, советником президента по национальной безопасности генералом Гербертом Макмастером.

Для Макмастера, получившего назначение совсем недавно - после скандальной отставки Майкла Флинна, - это едва ли была первая встреча с высокопоставленным представителем иностранного государства. Ее планировали на 45 минут, но она продлилась почти два часа.
Встречался Либерман и с влиятельными конгрессменами и сенаторами, в основном от Республиканской партии. Американские обозреватели отмечали, что в США его принимали не только как министра обороны, но и как министра иностранных дел, хотя эта должность для него бывшая, однако степень воздействия, в том числе на международную политику, Израиля остается ключевой.

Впрочем, для израильской действительности проблемы национальной безопасности и международной политики разграничить трудно.

Судя по объявленным темам переговоров, так и есть. Обсуждалась иранская проблема. Сегодня ее осознают уже не только в Израиле, но и в США – и, похоже, именно так, как она давно воспринимается в израильском руководстве. Теперь это уже и проблема международного террора, и проблема Ливана. При новом президенте этой страны ливанская армия становится фактически филиалом “Хизбаллы”. И перспективы урегулирования в Сирии тоже связаны с Ираном. Израиль заинтересован в том, чтобы самоустранение США от этого процесса, сложившееся при Обаме, закончилось. В беседах с американским руководством Либерман подтвердил свое мнение, которое он излагает как свое личное, что сохранение у власти в Сирии Асада неприемлемо, так как это приведет на границы Израиля Иран и “Хизбаллу”.

Обсуждалась и проблема поселений, еврейских районов Иерусалима. В переговорах с госсекретарем Тиллерсоном Либерман заявил, что они не являются препятствием к миру, как и не являлись, когда были заключены мирные соглашения с Египтом и Иорданией.
Либерман по обыкновению не вдается в подробности конфиденциальных переговоров. Единственное, чего от него удалось добиться в личной беседе, касалось обстановки переговоров, общего настроя. Он, по словам министра, беспрецедентно положительный. Это видно было и по степени понимания аргументов, и по тону бесед, даже по мимике– исключительная доброжелательность, чувствуешь, что общаешься с друзьями. Атмосфера совершенно иная, чем была в прежние годы.

По мнению Либермана, новая администрация искренна в своем стремлении к сотрудничеству с Израилем. Это доверие важно не растерять, не испортить положительный настрой необдуманными поступками. Не надо заблуждаться по поводу просторов маневра. Доброжелательность не предполагает вседозволенности. К власти в США пришли твердые прагматики, реалисты. Они знают и уважают правила партнерской игры. Если мы станем нарушать эти правила, ошарашивать сюрпризами – они вполне быть жесткими и по отношению к нам.

Видимо, это касалось и конкретных планов односторонней аннексии Иудеи и Самарии, по поводу которых Либерман уже как-то высказался, что они вызовут резкое недовольство в Белом доме. Когда я спросил об этом прямо, Либерман сказал: “Это не мои предположения. Это то, что я знаю”.

authorАвтор: Владимир Бейдер

Журналист.