channel 9

9 Канал. Фото: Роман Янушевский

В Литве намерены построить Центр конгрессов на месте еврейского кладбища

Власти Литвы намерены снести древнее еврейское кладбище в Вильнюсе, а на его месте построить Центр конгрессов.

Этот проект стоимостью 25 миллионов будет возведен на средства, которые выделило правительство Литвы и Европейский союз, и строительные работы начнутся уже в скором времени, сообщает респектабельное американское еврейское издание Tablet.

На протяжении нескольких веков Вильна (сегодняшний Вильнюс) была одним из крупнейших центров еврейской мысли и традиции. Только в начале 20-го века в этом городе находилось более ста синагог, здесь издавались газеты и журналы на идише. Отсюда родом еврейское светское движение "Бунд".

Начиная с 15-го века, то есть на протяжении 500 лет, еврейская община Вильнюса хоронила своих умерших на кладбище Шнипишкес в Пирамонте. Это самое старое еврейское кладбище в Литве и одно из старейших в Европе.

В 18-м веке в Вильне жил и творил Элияху бен Шломо Залман, более известный как Виленский гаон. Он стал вдохновителем и основоположником течения "митнагдим" в ортодоксальном иудаизме, последователей которого называют еще "литваками". Первоначально гаона похоронили именно в Шнипишкес, но затем его могилу перенесли на новое еврейское кладбище в Шяшкине.

Кровавые годы Холокоста изрядно выкосили местную еврейскую общину — от рук литовцев, немцев и их пособников погибли до 95% еврейского населения Литвы. На сегодняшний день евреи составляют менее 1% от общего населения страны.

Представители литовской еврейской общины, еврейские историки и отдельные энтузиасты из местных жителей предпринимают все усилия, чтобы помешать уничтожению древнего еврейского кладбища, предлагая взамен провозгласить его памятником истории. Среди них — жительница Вильнюса Рута Блоштейн, которая иницировала сбор подписей.

На момент публикации свою подпись под онлайн-петицией поставили более 25.500 человек.

По словам Блоштейн, из-за Холокоста у похороненных на этом кладбище людей нет потомков, которые заступились бы за них. Она подчеркивает, что "в 21-м веке с крупным христианским кладбищем такого бы не произошло".