x
channel 9
Автор: Лина Городецкая Фото: 9 Канал

Не забыть Румбулу... К 75-летию уничтожения рижского гетто...

Румбульский лес — "Бабий Яр" Риги, города, который был родным для тысяч евреев… Наверное, до войны многие из них гуляли в этом лесу на окраине столицы Латвии, назначали свидания, радовались первому снегу, первым весенним цветам…

Кто мог представить этот лес в крови? Таким он стал в ноябре-декабре 1941 года. Две акции 30 ноября и 8 декабря 1941 года уничтожили "большое" гетто Риги. Недолго оно просуществовало. Маленькое фото, которое вы видите, хранится в музее "Яд ва-Шем". Оно сделано неизвестным фотографом 8 декабря 1941 года по дороге в Румбульский лес. Для тех, кто запечатлен на нем, оно стало последним фото…

В Румбульском лесу, недалеко от южной окраины города, части эйнзацгруппы "А" совместно с латышскими коллаборационистами уничтожили около 26 тысяч евреев, в основном женщин и детей.

Приведу свидетельства очевидца: "На расстрел гоняли женщин с детьми, детей было очень много, у иных матерей было 2-3 ребенка. Много детей шли в колоннах под усиленной охраной полиции. Примерно к концу декабря месяца 1941 года, утром, около 8 часов, немецкие фашисты гнали на истребление три большие партии детей школьного возраста. В каждой партии было не менее 200 детей. Дети страшно плакали, звали своих матерей, вопили о помощи. Все эти дети были истреблены в Румбульском лесу. Детей не стреляли, а убивали ударами автоматов и рукоятками пистолетов по голове и сваливали прямо в яму. Когда закапывали в могилу, то еще не все были мертвы, и колыхалась земля от тел закопанных детей, женщин, стариков".

С декабря 1941 года в рижское гетто направлялись евреи из европейских стран. Оставшиеся в живых четыре с половиной тысячи латвийских евреев были отделены от них двумя рядами колючей проволоки.

В 1942 году латвийские евреи "малого гетто" пытались организовать движение сопротивления. В октябре одиннадцать человек под руководством Овсея Окуня сделали попытку вырваться из гетто. Они сумели захватить грузовик, на котором надеялись пробиться к партизанам. Но недалеко от Риги машина попала в засаду, и все погибли. В начале ноября 1943 года гетто ликвидировали, жителей перевезли в концлагерь Рига-Кайзервальд.

В 1964 году еврейским активистам удалось добиться открытия памятного камня с надписью "Жертвам фашизма" на латышском, русском языке и на языке идиш.

Теперь там много камней, а на них имена и памятная надпись:

"Здесь, в Румбульском лесу, 30 ноября и 8 декабря 1941 года нацисты и их местные пособники расстреляли более 25 тысяч евреев, заключенных в Рижском гетто — детей, женщин и стариков — и около тысячи евреев, депортированных из Германии. Летом 1944 года здесь были убиты сотни евреев-мужчин из концентрационного лагеря "Рига-Кайзерсвальд".

В последние годы в Румбуле проводятся церемонии — в годовщины румбульской резни и восстания в Варшавском гетто. В этом году в конце ноябре район Риги уже покрылся белым покровом. В снегу были и символические камни с именами погибших. Камни, которые говорят…

Особенно ярко на снежном фоне выглядели цветы, которые лежали на румбульском снегу. Не нужно много слов, нужна память…

А в этом году в память о семидесятипятилетии трагедии рижского еврейства в столице Латвии прошло еще одно необычное мероприятие. Не только в заснеженном румбульском лесу поминали расстрелянных евреев.

На следующий день церемония состоялась в сердце Риги, около памятника Свободы. Такое событие происходит впервые. Я связалась с Лолитой Томсоне, директором мемориального музея Праведника народов мира Яниса Липке.

Вместе с доктором исторических наук Каспарсом Зеллисом она стала инициатором этого неординарного события для рижской столицы. Лолита рассказала, почему ей показалось важным провести церемонию рядом с памятником Свободы и создать дорогу из зажженных свечей, которые по замыслу организаторов, стали символом последнего пути 25 тысяч человек.

Эти люди были плоть от плоти Латвии, одноклассники, соседи, друзья бабушек и дедушек нынешних рижан.

Мечта Лолиты Томсоне воплотилась в жизнь. Многие узнали о крупнейшем массовом убийстве в истории Латвии. И горевшие свечи, на мой взгляд, в первую очередь, создали символическую дорожку жизни. Многие рижане пришли с детьми, зажигали свечи вместе с ними. И это особенно важно.

А рижские евреи давно уже разбросаны по миру. И вспоминают эту трагедию вдали от Румбульского леса. Тридцатого ноября израильское объединение выходцев из Латвии и Эстонии провело траурную церемонию, посвященную памяти евреев, погибших в годы Холокоста.

Эти встречи стали традиционными и всегда собирают много людей. Большинство из них - родные тех, кто чудом выжил в огне Катастрофы… Эли Валк, руководитель объединения рассказал, что подобные церемонии в стране проходят с 1953 года! Интересно, что самому старшему участнику - девяносто восемь лет, а младшему всего двенадцать. И если мы говорим о цепочке памяти, то это ведь самое важное.

И зажглись на израильской церемонии поминальные свечи.

Символично, что первую из них зажег Авраам Нов, спасшийся из гетто Риги. Ему было двенадцать лет, когда он попал туда. Мама дала ему сверток и велела хранить. А в свертке были зубная щетка и скрипка. Скрипка и спасла ему жизнь. Во время одной из "селекций" немецкий солдат хотел отнять у него сверток, но Авраам как мог сопротивлялся этому.

Неожиданно вмешался офицер. Когда он увидел в свертке скрипку, то велел мальчику сыграть на ней немецкую песню. Так Авраам выжил в ту селекцию. И ему повезло пережить оккупацию Риги. Авраам Нов приехал в Эрец-Исраэль в 1947 году. Многие годы работал преподавателем музыки и создал молодежный оркестр.

А шестую свечу, от имени детей и внуков, зажгла старший сержант ВВС ЦАХАЛа Лотэм Грабинер. Лотэм - потомок семей Готлиб, Блумберг, Каган и Валк, большинство членов этих семей погибло в Латвии. Когда девочке исполнилось двенадцать лет, для традиционного путешествия в честь бат-мицвы она выбрала поездку в Латвию, чтобы познакомиться с корнями предков.

На церемонии говорились грустные, но важные слова памяти. А в душе звучала музыка, наверное, плакала та скрипка, которая выжила… Играй же, скрипач. Им уже не услышать звуки твоей скрипки. Им уже не прожить свои жизни, не влюбиться, не мечтать, не разочаровываться. Эту музыку слушать нам и помнить…

Еврейская молодежь Риги. 1940 год.

Эти стихотворные строки родились у меня, когда я думала о Румбуле, о Бабьем Яре, и о других ярах и лесах, ставших могилой моего народа…


Я все помню, это так страшно,

помню даже за тех, кого нет.

Догорел уже день вчерашний,

Исчезает небесный след.

А я вижу и слышу раскаты,

и девчонок, раздетых во рву,

не смогу я уйти никуда,

этой памятью я живу.

И я вижу близняшек — малышек,

мама держит на ручках обеих,

автомат к лицу ее близко,

успокоить их не успеет.

И старик с судьбой тяжелой,

силы нет приподнять уже тело,

его сбросят в могилу живого,

жаль патроны, не выползет, верно.

И мальчишка смешной, постреленок,

все хватает за мамину юбку.

И играется, он ведь ребенок,

через час этих игр не будет.

И красавица с длинными косами,

что стоит поодаль одна,

и никто не услышит вопросов

из глубокого черного дна

той Трагедии, что не забыть мне.

Тех людей я всегда вижу лица.

И за них я умею любить,

и к теплу я умею стремиться.

И за них каждый день я живу,

как умею, с ошибками, болью,

а иначе я жить не смогу,

потому что дышу их судьбой.

Светлая память всем им…


*Автор благодарит Лолиту Томсоне за предоставленные фотографии церемоний в Риге и Александра Сотмана – за фотографии церемонии Памяти в Израиле.

authorАвтор: Лина Городецкая

израильская журналистка




Комментарии для сайта Cackle