x
channel 9
Автор: Андрей Харазов Фото: 9 Канал

Как я поел израильской черной икры

Вообще-то я, не очень старый, но многоопытный журналист, давно разлюбил пресс-конференции и презентации, на них меня не заманишь ни 16-гиговыми флешками, раздаваемыми в качестве "носителей релевантной информации", ни новомодным угощением в стиле "фьюжен", которое все равно не заменит домашних щей и жареной картошки с мясом под чешское пиво. Так что на презентации я хочу очень нечасто, только если случаются события национальной важности. Вот и тут, когда предложили сходить на презентацию израильской черной икры, сначала подумал — бог с ним, чего я там не нюхал. Но потом, посмотрев в интернете на цену этой самой икры, решил, что в данном случае дело действительно не меньше чем национальной важности — и пошел.

А если серьезно, этот самый мужик с Голанских высот мне давно был интересен. Как классический случай израильтянина-предпринимателя, который способен продать снег эскимосам — ну или в данном случае осетров русским.

Когда-то у нас делали про него сюжет, с тех пор кое-что изменилось — на рынок черной икры пришли китайцы, поголовье осетров в Каспийском море сильно уменьшилось, ну а в Израиле появилась состоятельная прослойка любителей некошерной пищи, которые могут позволить себе столь недешевый деликатес, поэтому фирма "Карат кавьяр" в значительной степени переориентируется на израильский рынок.

А начиналось все на рубеже второго и третьего тысячелетий – группа северных кибуцев, имеющих опыт рыбоводства, решила сообща инвестировать средства и ресурсы в развитие какого-нибудь прибыльного бизнеса — не традиционные израильские "мушты" и прочие "амнуны", а уж если выращивать, то что-нибудь дорогое и экзотическое.


Во главе общего производства встал Игаль Бен-Цви, человек, за плечами которого были десятки лет опыта в рыбоводстве, и начались эксперименты в стиле отца Федора и кроликов. Сначала разводили угрей, и даже стали экспортировать их в Голлландию. Но цены на них на мировом рынке неожиданно упали вдвое, и предприятие не окупилось.

Тогда северным кибуцникам пришла в голову мысль кормить репатриантов, коих к тому времени в стране накопилась критическая масса, их родной (по мнению израильтян) едой — осетром. Игаль специально ездил в Краснодарский край, на Азовское море, изучал жизнь осетровых.

Решили налаживать производство — завезли белугу, но она не прижилась. Тогда стали закупать оплодотворенную икру русских осетров и выращивать их в искусственных озерах на самом севере, в проточной горной воде. Сбывали продукцию через "Тив-таам" и "русские" магазины, поскольку осетр считается некошерной рыбой. Вроде есть там у него что-то вроде чешуи, а вроде и не настоящая это чешуя, ведь осетровые — древняя рыба, им более 200 миллионов лет, у них много отличий от современных рыбин. В общем, знатоки Торы разошлись во мнениях, посему кошерный народ его не употребляет во избежание небесной кары.


Но, хотя кибуцники упражнялись как могли — и коптили осетров, и делали из них филе, осетрина для русскоязычных репатриантов оказалась не такой уж родной едой, по крайней мере, по тем ценам, по которым она продавалась в магазинах. И скорее всего, постигла бы разведение осетровых та же участь, что и выращивание угрей, но тут кое-что случилось.

К началу двухтысячных цены на черную икру резко поползли вверх. С 200 немецких марок в 2000 году она достигла 400 марок за кило к 2002 году. Произошло это из-за того, что после распада СССР Каспийское море и его ресурсы начали дербанить сразу пять бывших советских республик, без всяких квот и ограничений. В результате за десять лет осетровых в крупнейшем месте их обитания сильно поубавилось — да что там говорить, практически не осталось.

А у наших кибуцных молодцев как раз подоспела первая партия самок. И бизнес пошел. Но производство черной икры — дело сложное, долгое и затратное. Поэтому и цена на нее соответствующая — 30-граммовая баночка стоит 220 шекелей. Да, я не опечатался, 30-граммовая, не 300-граммовая. Килограмм — порядка 7000 шекелей! И это не розничная, а оптовая цена, по которой "Кавьяр карат" поставляет продукцию распространителям. А уж те продают ее за сколько могут, часто под другими марками — ресторанов, кавьяр-баров и т. п.


Почему же эта икра такая дорогая? А вот почему. Осетр растет четыре года до того момента, как становится возможным отличить самцов от самок, до этого у них нет вообще никаких половых признаков. Через четыре года их и отличают, самок помещают в один бассейн, где они растут себе дальше, а самцов продают в Россию — на "мясо".

Ну, а самки растут лет до 10-11, это средний возраст в котором они начинают метать икру. При этом каждая самка "одноразовая" — при выемке икры она погибает и тоже отправляется на чей-то стол. В российских и иранских рыбных хозяйствах сейчас практикуют способ выемки икры без умерщвления рыбы, но Игаль говорит, что такая икра получается некачественной — либо дожидаются, пока она сама "отлепится", а на этом этапе она уже не такая упругая и качественная, либо рыбе дают соответствующий гормон, что тоже нехорошо для икры. Поэтому иранская черная икра стоит тысячу долларов за килограмм, а наша, израильская, экспортируется за границу по цене от двух тысяч долларов за кило.


Кроме того, как с некоторым злорадством отметил Игаль на этой презентации-дегустации, в иностранных хозяйствах рыба ютится в тесноте, в стоячей воде, то есть в собственных испражнениях, в Израиле же ее держат в проточной горной чистейшей воде, у истоков реки Иордан, что так же влияет на качество икры. Да и кормят по-особенному, специально разработанным составом.

А чтобы самки скорее метали икру, им устраивают сначала искусственную зиму — темноту и холод, а потом искусственную весну — свет и потепление в бассейне.

Раньше Игаль и компания продавали в Россию не только осетров, но и саму черную икру, но теперь там предпочитают покупать ее, как и многое другое, в глобальном бюджетном супермаркете — Китае, который в последние годы начал торговать решительно всем.

Единственно что - наши производители с горечью говорят о том, что публика, за исключением узкого круга подлинных любителей и ценителей, зачастую не в состоянии отличить вкус хорошей качественной икры за дву тысячи долларов от икры поплоше и поводянистей, которая за тысячу долларов. И поэтому китайцы с иранцами демпингуют, пороча честное имя настоящих производителей.

(Помню, с тем же самым я столкнулся, когда был в Чехии на экскурсии по фарфоровой фабрике, там директор тоже был зол на китайцев, которые поставляют дешевый фарфор, раскрашенный по лекалам, не той степени обжига и не того качества, а публика-дура покупает то, что подешевле и внешне выглядит как дорогое. А чехи со своим глубоким обжигом и ручной раскраской и прочими истинно европейскими традициями забираются в глубокий кризис.)

В общем, сейчас наши "икроводы" продают товар в Европу, 6-8 тонн в год, на десятки миллионов шекелей. А теперь (собственно, по этому случаю и была созвана презентация) начинают активнее продавать ее в самом Израиле, поскольку появляется спрос. Раньше в Израиле отечественная черная икра практически не продавалась — из-за некошерности, из-за высокой цены и отсутствия критической массы подлинных ценителей.


Ну а сама икра с загадочной пометкой Mallosol — даже не знаю, что и сказать, поскольку я тоже не ценитель и не знаток сего русского экзотического блюда. Видимо, ресторан Table Talk (открытый рядом с Дизенгоф-центром месяц назад известным московским ресторатором Митей Борисовым и известным израильско-российским ветераном хайтека Александром Туркотом), запомнится мне навсегда именно тем, что в нем я в первый раз в жизни (а, возможно, и в последний) поел черной икры, причем густо намазывая ее на хлеб с маслом.


Это не я!


Журналисты, разумеется, активно дегустировали сей редкий и дорогой продукт, как водится, нас угостили еще и коронными ресторанными закусками — например, бутербродиками с холодной говядиной и грушей, и еще маленькими такими питами с кебабами, заодно попросив упомянуть новый ресторан в отчетах. Упоминаю. Кстати, он позиционируется как едальня для интеллектуальной русскоязычной элиты, так что если кто считает себя элитой — туда прямая дорога.

Возвращался я с этой дегустации умиротворенным, мечтая о том, как я, весь такой в белом, захожу с красивой дамой в кавьяр-бар где-нибудь в Лондоне и небрежно заказываю фунтик икры с шампанским. Ну а назавтра, в четверг, начались пожары, мечты и воспоминания об икре пришлось отложить на недельку и углубиться в суровую израильскую реальность — по пять чашек кофе в день с черт знает чем из холодильника, тут уже было даже не до борщей с котлетами. Но память о дегустации черной икры прочно поселилась в моем сердце — видимо, все-таки, это было событие национальной важности.

authorАвтор: Андрей Харазов

Главный редактор сайта 9 Канала.




Комментарии для сайта Cackle