x
channel 9
Автор: Андрей Харазов Фото: 9 Канал

Как я общался с клеветницей Алиной Фаркаш

Если бы журналистка Алина Фаркаш просто обратилась к нам в редакцию, никакого скандала, разумеется, не было бы.

Позже, когда комментаторы спрашивали ее, почему она этого не сделала, она отвечала, что "не хочет скандала".


Видимо, именно нелюбовь к скандалам заставила ее, не поговорив ни с кем из нашей редакции, а также не проверив, как обстоят авторские дела со статьями, о которых идет речь, написать у себя в блоге (довольно читаемом), пост, из которого большинство комментаторов тут же сделали вывод, что сайт 9 Канала у кого-то что-то украл.

Нельзя сказать, чтобы журналистка Алина Фаркаш не понимала, как устроен этот мир. Отвечая на один из комментариев, она сама пишет: "Это – колонки, за которые заплатили деньги другие издания, и права на которые принадлежат этим изданиям". И, тем не менее, не имея представления о том, какие у нас отношения с этими изданиями и как обстоит дело с авторскими правами, обвинила нас в воровстве.


Сначала я не оценил всю подлость этого наезда – меня, как и многих комментаторов, обманул наивный тон и деланное смирение авторши.


Воровством мы, разумеется, не занимаемся. У нас есть специальный работник, отвечающий за перепечатки, в каждом случае он следит за тем, чтобы авторские права изданий и блогеров были соблюдены. Да и ни от самой Алины Фаркаш, ни от изданий, из которых брались ее тексты, претензий никогда не поступало – ни к самому факту размещения, ни к формату.

Один из наших редакторов увидел ее пост в "Фейсбуке" и, решив, что если Алине Фаркаш внезапно стала невыносима мысль о том, что ее тексты стоят у нас на сайте, то проблем нет, мы удалили ее последний текст.

Но тут я начал понимать, что проблемы все-таки есть - после публичного обвинения в воровстве это выглядело как признание собственной вины. Начались торжествующие комменты к ее посту о том, что вот, дескать, удаляют, значит поняли свою вину, знает, мол, кошка, чье мясо съела. Кликушество и нечестность автора поста сделали свое черное дело.

Поэтому больше удалять тексты Алины Фаркаш мы не стали, ибо висели они совершенно законно, и заставить сделать это нас никто не мог. Мог нормально связаться с нами и попросить. В таких случаях мы, разумеется, тексты удаляем, мы никого не печатаем насильно, даже если имеем на это формальное право.

Вечером начался новый виток этой нелепицы. Видя, что кликушество в "Фейсбуке" не действует, Алина Фаркаш все же удосужилась раздобыть мой телефон, позвонить и лично обвинить в краже ее текстов. Я объяснил ей, что если бы она обратилась к нам раньше, все было бы совсем иначе. Но после публичного обвинения в воровстве наши контакты с ней сводятся исключительно к формальному общению. А с формальной точки зрения никаких законных претензий у нее к нашему сайту быть не может, и если бы она изначально проверила, как обстоят дела с авторскими правами на ее материалы, она бы это знала.

Я объяснил Алине Фаркаш, что у нас есть договоренности с разными сайтами – с некоторыми на бесплатной основе, с некоторыми на бартерной, с некоторыми на платной, с некоторыми разовые, с некоторыми постоянные. Мы никого не перепечатываем без соблюдения авторских прав, и все статьи, которые находятся у нас на сайте, прекрасно поддаются проверке на предмет законности. А если возникают какие-то коллизии и недопонимания (они, разумеется, бывают), мы решаем все проблемы с изданиями, которым принадлежат авторские права, ко взаимному удовлетворению. Так мы всегда поступали, так продолжим поступать и впредь.

Я рассказал не слишком сведущей в вопросе авторских прав журналистке, что ее тексты могли попасть к нам несколькими путями – возможно, по обмену материалами с другими изданиями, возможно, по договоренности о перепечатке, возможно, за плату, и, при всем уважении к Алине Фаркаш, это наше внутреннее дело и наши отношения с теми изданиями, откуда эти тексты перепечатаны. Такова судьба любого текста, опубликованного (за плату и даже бесплатно) в организованном печатном издании, у которого есть свой устав и свои правила, оговаривающие передачу авторских прав.

Я ожидал, что Алина Фаркаш поймет, что обвинила нас в воровстве облыжно и хотя бы извинится. Но в ответ услышал лишь горестное восклицание: "То есть вы продолжите воровать мои тексты?"

Я далек от мысли, что Алина Фаркаш настолько глуха либо неумна, чтобы не понять сказанного мною. Поэтому напрашивалось два вывода: либо она вкладывает в слово "воровать" какой-то собственный смысл, в корне отличающийся от общепринятого, либо она вполне сознательно клевещет на наш сайт и продолжит делать это и впредь, не давая реальности сбить себя с толку.

В любом случае, я понял, что вменяемой реакции ожидать не приходится. Поэтому я сообщил ей, что наш разговор записывается (я как опытный журналист записываю все разговоры и потом стираю ненужное – профдеформация), что она несколько раз в ходе этого разговора обвинила нашу редакцию в воровстве, и что если она продолжит делать это публично, мы подадим на нее в суд за клевету.


После этого она написала в своем "Фейсбуке" еще один пост – о телефонном разговоре, из которого комментаторы сделали вывод, что я: а) "быдлодядя из девяностых, который искренне думает, что напором и хамством можно запугать и подавить" (забавно - я уехал из Москвы в Израиль в 90-м году, в возрасте 16 лет, еще школьником); б) "вот хамло"; в) "твари какие";


Все эти обзывалки наряду со многочисленными обвинениями в воровстве до сих пор висят в "Фейбсуке" Алины Фаркаш.


Правда, наш разговор оказался полезен в том смысле, что подвинул кликушествующую блогершу на минимальный фактчекинг, то есть созвон с редакциями и выяснение того, как обстоят дела с авторскими правами. Если бы она сделала это до, а не после, то поняла бы, что никакого кейса нет. Но, судя по всему, цель была не решить проблему, а затеять свару, выкрикнув беспочвенные обвинения типа "блогера бьют" в неупорядоченный социум.

В результате, разумеется, никакого кейса и не оказалось. Редакция "Сноба" объяснила Алине Фаркаш, что тексты перепечатаны с их согласия и что никаких претензий к нашему сайту у них нет. Вместе с тем, они попросили нас убрать эти тексты, чтобы не усугублять конфликт. Мне, как нормальному человеку, раздраженному глупыми обвинениями, очень хотелось оставить тексты Алины Фаркаш на видном месте в воспитательных целях. Возможно, в будущем, если ее тексты будут появляться на ресурсах, с которыми у нас есть договоренности о перепечатке, мы так и поступим, дабы поучить ее тому, что суть авторское право и воровство в цивилизованном мире. Но как редактор по просьбе "Сноба" я эти тексты удалил, поскольку со "Снобом", в отличие от Алины Фаркаш у нас отношения нормальные.

В суд мы тоже, разумеется, подавать не будем. Как говорил один известный литературный персонаж, было бы нечестно наживаться на поступке непрактичного человека.

Однако прилично оклеветать нас эта девушка все же сумела. Поэтому мы побьем клеветницу ее же оружием – этот мой текст будет висеть в интернете до тех пор, пока она не признает в своем же блоге без всяких оговорок, что сайт 9 Канала у нее ничего не крал и она обвинила нас облыжно, и не сотрет свои клеветнические посты. Либо пока кто-либо из владельцев авторских прав на данные тексты не подаст на нас в суд и нас не признают виновными.

authorАвтор: Андрей Харазов

Главный редактор сайта 9 Канала.




Комментарии для сайта Cackle