x
channel 9
Автор: Владимир Янкелевич Фото: 9 Канал

Вор должен сидеть в тюрьме. А террорист?

"Может, хватить кокетничать? Скажите прямо и честно, что Вы за самосуд, что совершенно естественно объясняет раздражение и презрение "правых" к суду, праву и закону. А то и полинчевать охота, и прослыть великим гуманистом не терпится".
(Из отзыва на одну из статей)

Интересное явление эта устойчивость политических убеждений. Каждый день обрушивает на нас поток новостей, которые, казалось бы, должны заставить провести ревизию своих представлений и взглядов, но ничего подобного не происходит. Либерал остается либералом, а консерватор — консерватором. Если факты не подтверждают теорию, то тем хуже для фактов.

Так, борцы за демократию всегда уверяли, что блага свободы так очевидны и так дороги каждому человеку, что стоит их обеспечить какому-нибудь народу — и он уже не расстанется с ними, а обратный процесс они легко и изящно объясняют ошибками политиков. Как сказал в частной беседе мой американский друг — "Если бы Нетаниягу на такой-то трибуне сказал то-то и то-то, то все пошло бы иначе".

Но иначе не пойдет. Человек остается человеком, практически тем же, каким и был столетия назад. Как и всегда:

Если нас уколоть — разве у нас не идет кровь?
Если нас пощекотать — разве мы не смеемся?
Если нас отравить — разве мы не умираем?
А если нас оскорбляют — разве мы не должны мстить?

Кровь, месть… Нет красоты, изящества… Красивые идеи завораживают: человек рождается свободным, чистым и благородным, стремящимся к счастью для себя и всего человечества… Но вот что интересно: пока ученики Руссо спорят с последователями Монтескье, власть достается Робеспьеру с его гильотиной; чем ожесточеннее ведутся дебаты между сторонниками Столыпина и сторонниками Милюкова в Российской Думе, тем вернее и те, и другие приближают свой конец в подвалах Лубянки; чем красноречивее немецкие либералы разоблачают правительство Веймарской республики в Германии 1920-х, тем прочнее делается трамплин для Гитлера.

Для каждой красивой идеи должна быть определена область применения, названы граничные условия, за пределами которых эта идея превращается в свою противоположность.

Вот максима: "пришедшего убить тебя — встань и убей первым" (Брахот, 58-а; 62-б; Йома, 85-б). Она не изящна, кровава, можно попробовать поговорить с "пришедшим убить тебя" о ценности образования, о толерантности, об объединяющей нас любви к братьям нашим меньшим… Возможно потом об этом напишут книгу. Но мирная жизнь и обуздание террора достигается именно так, как почти две тысячи лет назад было написано в Талмуде.

Политические дебаты важны и полезны, но лишь до тех пор, пока мы сохраняем способность мгновенно прервать спор и встать плечом к плечу против явившегося с такими "аргументами", как топор или пуля, нож террориста или "пояс смертника".

Террору не видно конца. Каждый день очередной бандит пытается проверить цвет еврейской крови. Свет, в конце туннеля, увидеть хочется, но пока не удается. А он там есть, или это путь в темный тупик, где нет выхода, да и лампочка перегорела?


Террор, террор…

Террористу нужна поддержка, сочувствие, в отличие от диверсанта, изначально нацеленного на действия во враждебном окружении. Парадоксально, но эту поддержку террорист зачастую получает.

Либерал склонен сочувствовать террористам априорно. Это кажется странным на первый взгляд, но только на первый. Терроризм для него неприемлем, сам он и мухи не обидит, он стремится к благу для всех, но и террористы обосновывают свои действия такими же благими аргументами — защитой униженных и оскорбленных. И он начинает видеть не сам терроризм, но обосновывающие его лозунги, обычно (да что там "обычно" — всегда) говорящие о стремлении к справедливости, к "правде святой".

История 20-го века (которая, как и любая история, ничему не учит) учит, что на следующем витке добрый либерал станет первой жертвой, первым объектом террора. Спрятаться не удастся. Нелиберал, тот ожидает нападения, он чаще всего готов к отпору, прекраснодушный либерал — не готов, не ожидает.

Что может произойти в обществе, мораль которого дойдёт если не до оправдания, то до сочувственного "понимания" некоторой категории убийств. Например, убийств во имя "восстановления поруганной справедливости". Тогда мы можем ожидать, что к бомбе и пистолету потянутся уже не только люди, обуреваемые тёмными страстями, но идеалисты, исполненные возвышенных устремлений. И таких — будет очень и очень много. И если даже они сами не схватятся за оружие, то будут создавать идеологическое обоснование террору, общественную поддержку.

Есть такой нобелиант премии мира 1980 года аргентинский писатель и правозащитник Адольфо Перес Эскивель. По его инициативе на соискание Нобелевской премии мира 2016 года номинирован Марван Баргути — кровавый террорист, осужденный на пять пожизненных сроков за убийство израильтян и еще на 40 лет за покушения на убийства.

В общем: "Конечно, их методы неприемлемы, но ведь это во имя благой цели…"

Вот и глава европейской дипломатии Федерика Могерини из-за нахлынувших чувств не смогла завершить свое выступление на конференции по терактам в Брюсселе. Она расплакалась, пришлось прервать речь. Это та самая Моргерини, которая на арабский террор в Израиле реагировала и реагирует более чем спокойно.

Что ж, вполне понятно, Брюссель ей гораздо ближе, там ее офис.

Израиль предупреждал Бельгию о возможных терактах, но это не помогло. Тут одно из двух, либо всеобъемлющий либерализм, либо борьба с терроризмом.


Победить терроризм

Победить терроризм непросто, но это единственный путь. Для победы над терроризмом нужна консолидация общества, общий взгляд, единая оценка явления, развитие сотрудничества на всех уровнях — региональном, международном. К сожалению, пока мы этого не наблюдаем.

10 лет назад в 2006 году ООН приняла "Глобальную контртеррористическую стратегию". Уникальность этого документа в том, что такой структуре, как ООН, удалось преодолеть сопротивление многих членов и принять согласованный документ и признать, что терроризм неприемлем во всех его проявлениях. Это, безусловно, положительное явление, только вот ожидать от бюрократической структуры, что она займется реальной борьбой с терроризмом — право, не стоит. Признали бы уж Хизбаллу террористической организацией, так ведь и это не по силам.

В борьбе с терроризмом есть два подхода. Первый (назовем его условно — английский) рассматривает терроризм в качестве разновидности уголовной преступности. Учитывая международный характер современного терроризма, необходимо налаживать обмен информацией между странами и всевозможное международное сотрудничество, ловить и судить виновных. Это, в той или иной степени, и происходит. Салаха Абдеслама, одного из организаторов парижских терактов, арестовали в Бельгии и готовят к передаче Франции для суда.

Второй подход (назовем его условно — американо-израильский) рассматривает терроризм как войну, с вытекающими отсюда особенностями действий. Израиль с большей или меньшей (как на чей взгляд) эффективностью стремится осуществлять на практике оба этих подхода.

Значение силового принуждения для борьбы с терроризмом в наши дни возросло многократно, терроризм иначе не уничтожить, но на этом пути действия против террористов могут вступать в противоречие с законодательством (и демократическими ценностями) различных стран.

Так 10 марта 2013 года газета The NY Times напечатала большую статью на полутора страницах: "A U.S. Citizen, in America´s Cross Hairs" — "Американский гражданин под американским огнем". Речь шла о ликвидации в Йемене, в сентябре 2011 года, американским беспилотником двух командиров Аль Каеды. Их нашли в результате длительной работы разведки, вероятно под руководством Джона Бреннана, и уничтожили с личного разрешения президента Обамы. Оба убитых оказались американскими гражданами, и это событие чуть не стоило Бреннану назначения на пост главы ЦРУ.

Г-жа Рита Лазар, 81 года, рожденная и прожившая жизнь в США, считает, что возможность для американского президента разрешить убийство террориста пугает ее больше, чем деяние самого террориста, несущего смерть невинным людям.

Оставим американцев, они сами разберутся в этой проблеме.

Важно, что "Законы и обычаи войны" разрабатывались государствами для государств и для применения в противоборстве террором должны быть приведены в соответствие с сегодняшними реалиями.

"…мы живем на Ближнем Востоке, где договариваются с сильными, а слабых не принимают в расчет".
(Генерал Ифтах Рон-Таль)

Есть достаточно распространенное, политкорректное мнение, что война против терроризма — это война с бедностью, болезнями, безграмотностью.

Все названные проблемы — бедность, болезни, безграмотность, совместно с отсутствием политической толерантности имманентно присущи террористическим режимам. Изменится режим (по любой причине), начнет меняться внутренняя ситуация, терроризм пойдет на убыль.

Только при большом желании можно не увидеть то, что действия прямо вытекают из идеологии. Мирный и толерантный Иран при правлении аятолл — это нечто вроде травоядного волка, но "блажен, кто верует, легко ему на свете"…

"Диалог цивилизаций" желателен, но для него должны сложиться условия. К сожалению, когда это произойдет, не знает никто…

"…с террором надо бороться каждый день и час, а не время от времени".
(Б. Нетаниягу)

Если террорист с ножом смог пройти внутрь многолюдного супермаркета или очередной бандит с бомбой в чемодане прошел в здание аэропорта, то, скорее всего, они свою задачу выполнить смогут. Их нужно остановить до того, как они собрались "на дело", даже до того, как они об этом "деле" задумались, нужно проводить воспитательную работу.

Израиль имеет большую историю воспитательной работы со "штабами террора".


Операция "Гнев Божий"

"Гнев Божий" — операция по уничтожению палестинских террористов из организации "Чёрный сентябрь", виновных в убийстве израильских спортсменов на мюнхенской Олимпиаде в 1972 году, и членов ООП, ответственных за взятие заложников. Операция началась осенью 1972 года и продлилась более 20 лет. Первый из организаторов теракта, Абдель Ваиль Зуайтер, был застрелен 16 октября 1972 года. К июню 1973 года 13 человек из 17, числящихся в списке "Моссада", были ликвидированы.


Операция "Весна молодости" 1973 год

"Весна молодости" — операция была проведена в ночь с 9 на 10 апреля 1973 года. У операции было пять основных целей, названных женскими именами "Авива", "Гила", "Цила", "Варда", "Йехудит":

Цель "Авива" — два охраняемых семиэтажных здания на улице Верден в центральной части Бейрута. Объект был целью группы под командованием Эхуда Барака. В этих зданиях проживали руководители ООП:

Мухаммед Юсеф Наджаф — глава военной разведки ФАТХ, один из руководителей группы "Чёрный сентябрь", ответственной за теракт на Мюнхенской олимпиаде, и заместитель Арафата (третье лицо в иерархии ФАТХа).

Камаль Адуан — ответственный за теракты на территории Израиля.

Камаль Насер — пресс-секретарь ФАТХ, входивший в состав исполнительного комитета ООП.

Цель "Гила" — семиэтажное здание на улице Хартум в Бейруте, заселённого боевиками НФОП. Командир израильского отряда Амнон Липкин-Шахак.

Цель "Цила" — завод по производству вооружения, расположенный в северо-восточной части Бейрута и контролируемый ФАТХ. Командир израильтян полковник Шмуэль Персбургер.

Цель "Варда" — два здания в южных кварталах Бейрута по производству вооружения и штаб ФАТХ. Руководитель израильской группы подполковник Шауль Зив.

Цель "Йехудит" — гараж в ливанском городе Сайда (Сидон), используемый как мастерская по ремонту вооружения. Командир израильской группы подполковник Амос Ярон.

По израильским данным, было уничтожено три высокопоставленных деятеля ФАТХ и около 20 террористов. Во время операции Эхуд Барак был загримирован под брюнетку, а Амирам Левин, будущий командующий Северным военным округом, под блондинку. После операции Эхуд Барак, изнемогающий от усталости, вернулся домой и сразу же уснул. Рассказать жене об операции и своей роли в ней он, естественно, не успел. А она нашла в его сумке бюстгалтер… Вот так возникают проблемы у спецназовцев.

У либеральной общественности операция вызвала серьезную озабоченность, но главное, что был достигнут значительный воспитательный эффект для руководства ООП и иных палестинских группировок. В этой операции принимал участие Йони Нетаниягу, брат Биньямина Нетаниягу.


Операция "Деревянная нога" в 1985 году

Операцией "Деревянная нога" назван налёт ВВС Израиля на штаб-квартиру ООП в Тунисе в 1985 году. Последней каплей, вызвавшей эту операцию стало убийство трех израильтян 25 сентября 1985 года на борту яхты в районе Ларнаки (Кипр).

Удар наносили 8 истребителей-бомбардировщиков F-16 под прикрытием 8 истребителей F-151 октября 1985 года. Самолёты преодолели 3000 км до цели с дозаправкой в воздухе. В результате удара штаб-квартира была уничтожена, погибло около 60 активистов ООП.

Международная реакция на рейд была крайне негативной, осуждение последовало в том числе со стороны США, главного союзника Израиля, и Совета Безопасности ООН. Так что ничто не ново под луной. Но воспитательный процесс это не остановило.


Воспитание Абу-Джихада 1988 год

После поражения арабских регулярных армий в Шестидневной войне террористическая деятельность казалась единственной возможностью военного противостояния Израилю. На этом поприще Абу-Джихад снискал себе репутацию эксперта "народно-освободительной войны", и оказался на самой вершине власти в ООП. Он возглавил боевое крыло "ФАТХ" "Аль-Асифа" и занял высокие должности в ЦК ФАТХ и Палестинском национальном совете. Он организовал множество кровавых терактов с территории Южного Ливана, а после Первой Ливанской войны обосновался в Тунисе.

16 апреля 1988 года на берегу появились высадившиеся с моря израильские спецназовцы. В половине первого ночи в Сиди бу Саид и местном полицейском участке была отключена телефонная связь, а в 1:30 ночи начался штурм. Абу Джихад был прошит автоматной очередью. Прихватив из кабинета Абу Джихада несколько пачек секретных документов, спецназовцы сели в автомобили и помчались к месту высадки, где в тайнике их ждали надувные лодки. Возвращение на корабли прошло успешно. Приняв спецназовцев на борт, корветы немедленно взяли курс на Израиль. На берегу остались лишь пустые машины. Воспитательный процесс на этом завершился.

Государственный департамент США осудил это убийство. Ну, это как обычно.

Подобные операции проводятся и сейчас достаточно регулярно.

Наиболее интересной показалась публикация о 23-летнем программисте, жителе сектора Газа, Эдждаре Авида. Этот палестинский хакер смог получать в режиме реального времени видеоинформацию с израильских разведывательных БПЛА над сектором Газа. Кроме того, программа, разработанная им по заказу "Исламского джихада", позволяла не только перехватывать информацию с беспилотников ВВС Израиля, но и получать "картинки" со всех камер наружного наблюдения дорожной полиции Израиля и, таким образом, отслеживать передвижение израильских сил безопасности и служб спасения.

Активность палестинского хакера была прервана его арестом. И вот тут возникает вопрос, как был арестован этот хакер, проживавший в безопасности в секторе Газа? Видимо пришлось потрудится, воспитательный процесс нужно продолжать.

Но незатухающая волна террора показывает нам, что этого недостаточно.

"Солдат террора" готовит система палестинского образования, причем не только на территории, подконтрольной палестинской администрации, но и в самом Израиле. Эта система достаточно эффективна, она исправно поставляет новых убийц на смену выбывшим. Причина, скорее всего, в том, что этот вопрос провалился в зазор между службами. Кто должен заниматься непосредственно этим вопросом? Вот когда подготовленный этой системой террорист берет в руки нож, это другое дело. А до того? У Министерства Образования нет ни соответствующих специалистов, ни законодательной базы. Педагоги террора могут прикрываться всевозможными демократическими свободами, но провал на этом направлении становится очевиден, когда малолетняя симпатичная девчушка показывает, как она будет резать евреев, когда вырастет. Хотелось бы понять, что делается в этом направлении, но пока понять не удается.

Прописку в Израиле получил принцип двойных стандартов. Уже упомянутый ранее Марван Баргути, которого Хосни Мубарак как-то назвал "страшным человеком, стоящим за Арафатом", слушает призывы всевозможных израильских и мировых политиков, требующих его освободить, а пока наслаждается в тюрьме такими благами, как телевизор, сотовый телефон и доступ к журналистам. Тем, кого называют "еврейскими террористами" не разрешено ничего из этого. Интересно, почему?

Вероятно, можно отнести к политике двойных стандартов принцип обвинять евреев до проведения расследования. Наиболее яркий пример — высказывание Президента Израиля по поджогу в дерене Дума. И на сегодняшний день этому заявлению нет подтверждения. Обвинения пока являются вымыслом, но извинений за клевету не принес никто. Неожиданно для следователей оказалось, что поджоги домов этого семейства в деревне Дума — просто любимое местное развлечение. Пришлось констатировать, что "Осмотр места происшествия не выявил улик, позволяющих выдвинуть версию о намеренном поджоге, устроенном евреями". А в прошлый раз выявил?

Сегодня в убийстве обвиняют солдата, застрелившего террориста в Хевроне. Когда солдат ЦАХАЛа выстрелил в палестинца, тот уже лежал на земле с ранением, полученным во время террористической атаки. Расследование необходимо, но почему-то до окончания расследования делаются резкие осуждающие заявления. Сослуживцы солдата утверждают, что террорист в теплый день был одет в просторную куртку и вполне мог под ней иметь взрывное устройство, был способен привести его в действие. Тогда погибли бы израильские солдаты, тогда все было бы правильно? Странное смещение понятий.

Есть американский термин "убийство первой степени". Для террористов, попадающих под это определение, место одно, лежать в земле, а не ждать обмена в рамках очередной сделки. Пять пожизненных заключений? Это шутка такая, нет у бандита пяти жизней. Ему и одна, что есть, — лишняя.

То, что арабские террористы не очень боятся нашей армии, вполне объяснимо. Террорист ведет войну без правил, а за спиной солдата всё время маячит прокурор. Это данность, признак цивилизованного государства. Но они боятся ответа от мирных жителей, которые говорят, что "лучше, чтобы нас посещали в тюрьме, чем навещали на кладбище". Мэр Иерусалима призвал владельцев оружия помочь бороться с террором, носить свое оружие с собой. И израильтяне поспешили покупать оружие. Плохо, что безопасность приходится брать в собственные руки.

Что делать, в принципе, известно достаточно хорошо. Необходима зачистка террористических анклавов, примерно по типу операции "Защитная стена" 2002 года. Для этого сейчас самое подходящее время. ЛАГ вряд ли сильно возмутится, Брюссель занят своими проблемами, разве что Пан Ги Мун, так он будет возмущаться в любом случае — работа такая.

Интересно, что во время операции "Защитная стена", города Туль-Карм и Калькилия были взяты без боя, террористы сбежали из города ещё до входа ЦАХАЛа. Иерихон сдался без боя. Шхем, по оценкам ЦАХАЛа, представлял самую большую угрозу из-за большого количества террористов и скученности населения в лагере беженцев "Балата". Итогом захвата Шхема стало уничтожение десятков мастерских по производству взрывчатки, арест сотен террористов были задержаны, 70 боевиков были уничтожены. Погиб один израильский солдат.

Самые большие потери ЦАХАЛ понес в Дженине, где применение артиллерии и авиации было запрещено Министром обороны Израиля Биньямином Бен-Элиэзером. Он отдал такой приказ из-за опасения массовой гибели гражданского палестинского населения в случае бомбовых ударов с воздуха. Гибель израильских солдат для него была приемлемее.

Операция "Защитная стена" была бесспорным успехом. Волна терактов была остановлена, уничтожены сотни террористов, захвачены сотни документов, оружие, взрывчатка. Были остановлены обстрелы иерусалимского квартала Гило со стороны палестинского города Бейт-Джала. Ясир Арафат перестал влиять на политическую жизнь Палестинской автономии, так до своей смерти в 2004 году просидел безвылазно в своей резиденции.

Так может, хватит смертей? Может, пора снизить порог чувствительности и начать проводить зачистку?


Источник:"Мастерская"


Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением редакции сайта

authorАвтор: Владимир Янкелевич

военный эксперт http://www.polosa.co.il




Комментарии для сайта Cackle