x
channel 9
Автор: Владимир Янкелевич Фото: 9 Канал

Ближневосточный концерт, или Новые песни о старом

Я вспомнил это высказывание из-за большой статьи от 2 января в израильской “Макор ришон” с пугающим названием “Когда мир рушится: будущее поле битвы между Израилем и Египтом”. Основой для этой страшилки послужила книга доктора Эхуда Элама, израильского аналитика, ранее работавшего в министерстве обороны, “Следующая война между Израилем и Египтом: “Война высокой интенсивности между двумя самыми сильными армиями на Ближнем Востоке”.

В книге рассмотрен ужасный сценарий нападения Египта на Израиль с плацдарма на Синае. Можно, конечно, отнестись к этой книге, как к научному академическому исследованию, так же, как к рассмотрению сценария столкновения Земли с крупным астероидом. Возможно, именно такой подход и имелся в виду. Но это только, если жить в абстрактном мире военных игр, противостоянии синих и зеленых.

В реальном мире, особенно в Израиле, эта книга рассматривается как вполне реальное предсказание, через призму которого Израиль должен смотреть в завтра. Именно так и подает свою статью “Макор ришон”.

Мнение Эхуда Элама поддержал генерал Эли Декель-Длицки, бывший начальник первого (исследовательского) управления израильской военной разведки. Он вообще считает, что египетские войска на Синае нужны не для войны против террористов, а для подготовки трамплина будущей атаки против Израиля.

В общетеоретическом плане книга интересна, но, если коротко, то аргументация реальности такого сценария сводится к тому, что Египет враг Израиля по определению, а если есть армия вблизи израильских границ, то нападет непременно. А для чего еще может быть нужна армия Египту? Нападения на границе с Ливией, вопросы раздела нильской воды, борьба с исламистами, все не в счет, все не имеет значения, важно лишь желание напасть на Израиль.

Генерал Эли Декель-Длицки всю свою военную службу действовал против опасного врага — Египта, может эти его заявления просто проявление закона инерции?

Аргументация актуальности настолько слабая, что невольно задаешься вопросом — для чего это написано вообще?

Книга издана в 2014 году. Получается, что к работе над ней автор приступил практически сразу после военного переворота в Египте. Вполне возможно, что доктор Эхуд Элам, живущий в США, так отреагировал на самое серьезное осложнения египетско-американских отношений.

Региональные интересы на Ближнем Востоке в США и ЕС сегодня сосредоточены на мирном урегулировании в Сирии. Переговоры по этому вопросу должны начаться 25 января в Женеве. Мириться с происходящим в Сирии невозможно, а воевать очень не хочется, может и удастся там, в Женеве, как-то разрешить проблему.

Если произойдет чудо, и переговоры увенчаются успехом, то кто будет бенефициаром? Страдающий народ Сирии? Это слишком широко и неконкретно. Асад — он не будет точно, практически единственным реальным кандидатом на выигрыш является Иран.

Прекрасно, — скажут Запад и Россия, — мир — это главная ценность.

Но для региона все не так просто. Противостояние “Тегеран — Эр-Рияд” никуда не делось, а от мирного соглашения оно станет еще острее.

Стаффан де Мистура, спецпредставитель ООН по Сирии, призвал не усугублять ситуацию на Ближнем Востоке, чтобы не сорвать переговоры.

Ага, конечно.

И Саудовская Аравия тут же привела в исполнение смертные приговоры в отношении 47 обвиняемых в терроризме, в том числе и виднейшему представителю шиитов Саудовской Аравии, шейху Нимр Бакр аль-Нимру. Шейх аль-Нимр был весьма популярен среди шиитской арабской молодежи, в 2011 году он был рупором массовых антиправительственных протестов шиитов. В своей критике он дошел до утверждений, что восточные провинции Саудовской Аравии, где велико число шиитского населения и сосредоточены месторождения нефти, должны выйти из состава королевства, если дискриминация шиитов продолжится. А дискриминация — это такая штука, которую всегда можно найти.

Встретившиеся с ним ранее американские дипломаты назвали шейха второй по значимости шиитской фигурой в стране. Тоже обычное явление. Им то Хомейни кажется почти святым и другом Америка, то братья-мусульмане… Такое у них свойство, у американских дипломатов.

Отправившиеся в лучший мир просидели в тюрьмах Саудовской Аравии после смертного приговора 10 лет и более, а аль-Нимр всего только три года. Понятно, что он подстрекал к массовым беспорядкам в нефтяном сердце Саудовской Аравии — провинции Аль-Катиф, но мог бы еще сидеть и сидеть.

Казнили — значит, стало нужно. Зачем?

Исполнение приговора аль-Нимру достаточно ясный сигнал саудитов Тегерану, что они не будут терпеть иранское влияние в шиитских общинах суннитских стран, демонстрация готовности использовать жесткие меры для ограничения влияния Ирана над шиитами, живущими в суннитских странах.

Последствия не заставили себя долго ждать. В Тегеране вполне предсказуемо саудовское посольство подверглось нападению. Его забросали “коктейлями Молотова”, подожгли, устроили погром, в общем — все, как обычно.

А потом с Ираном разорвали дипломатические отношения, сначала сама Саудовская Аравия, затем Бахрейн, Судан, Сомали, Джибути. Кувейт отозвал своего посла из Тегерана, ОАЭ дипломатические отношения не разорвали, но понизили их уровень. Эрдоган поддержал Саудовскую Аравию, назвав прошедшее казни внутренним делом Саудовской Аравии.

В общем — переговоры по Сирии оказались под угрозой, если вообще возможны.

Глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр на голубом глазу заявил, что эскалация напряженности в отношениях с Ираном не повлияет на ход мирных переговоров по урегулированию конфликта в Сирии. Ну и Госдеп высказался примерно в этом же плане.

“Мы по-прежнему надеемся и рассчитываем, что в этом месяце пройдут встречи между оппозицией и властями Сирии”, — заявил 4 января представитель Госдепа Джон Кирби.

А что он еще мог сказать? Работа такая, говорить кругло. Важны дела.

А дела отражают все большую поляризацию на Ближнем Востоке, демонстрируют уверенность суннитских арабских государств в угрозе, исходящей от Ирана.

Возможности Саудовской Аравии вряд ли достаточны для эффективного противостояния достаточно мощному, более густонаселенному Ирану, да и завершения западных санкций дополнительно повысило иранские возможности. Так, например, в саудовской армии 233,5 тысяч военных против 550 тысяч плюс 350 тыс. резерва у Ирана.

У Саудовской Аравии нет иного выбора, кроме как создавать альянсы во всем регионе, а Израиль оказывается в центре этого опасного силового поля. География виновата.

Военные возможности Израиля достаточно известны. Это помогло и определенному прозрению президента Турции. Ему вдруг открылась истина, что “Израилю необходимо в регионе такое государство как Турция, а нам следует принять тот факт, что Израиль необходим нам. Такова реальность в регионе”. Саудовская Аравия поняла это гораздо раньше.

Эти тенденции чрезвычайно важны для Израиля. Иранская угроза, как была ключевой проблемой Израиля, так и осталась.

“Иран продолжает призывать к уничтожению Израиля, усиливает свой военный потенциал и углубляет свое влияние в регионе. Его террористические филиалы являются средством для достижения этих целей…”, — так определил главную угрозу новый глава “Моссада” Йоси Коэн.

Женевские переговоры могут снять с Ирана сирийское ярмо, а значит развязать ему руки на других направлениях, среди которых действия против Израиля одно из важнейших.

Только вот ликовать по поводу антииранской активности суннитов не будем, степень надежности арабских государств достаточно известна. Региональный союз Турции, Саудовской Аравии и Египта против резко усилившегося Ирана, странным образом поддерживаемого антагонистами — США и Россией, им крайне важен, но для Израиля это будет танцами на чужой свадьбе.

Однако, если вовлечение Израиля в этот антииранский союз кому-то из миротворцев кажется реальным, то для противодействия ему хорошо подойдёт история о готовящимся нападения Египта, а значит и Саудовской Аравии, на Израиль.

Источник: "Мастерская"

Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением редакции сайта

authorАвтор: Владимир Янкелевич

военный эксперт http://www.polosa.co.il




Комментарии для сайта Cackle