x
channel 9
Автор: Надя Айзнер Фото: 9 Канал

О вретище и пандусах, к 9 ава

“Из-за беспричинной ненависти друг к другу сгорел Храм”. (Трактат Йома, 9Б)

Вчера, вечером 9 ава, встретился мне в центре города Иерусалима необычный персонаж: мужчина в шляпе с бородой, одетый во вретище. Это натуральный такой мешок, грубый, посконный и сермяжный, а-ля православные юродивые времен Петра Великого. Я, конечно, не знакома со всеми вариантами различных обычаев к 9 ава всех еврейских общин. Может, где-то и был обычай, подобно древним, посыпать голову натуральным пеплом и носить вретище. Но законы 9 ава, принятые Галахой сегодня, я знаю неплохо. Потому могу точно сказать, что заповедь носить мешок — не одна из них.

Думаю, этот небольшой и почти курьезный штрих неплохо иллюстрирует общую тенденцию, которая, к сожалению, практически повсеместна в религиозной части Израиля в последние десятилетия: замена внешними и иногда совершенно новыми, или просто эзотерическими, запретами и обычаями того, что должно быть внутри нас — истинного духовного труда. Вместо попытки понять, что означает “беспричинная ненависть друг к другу”, из-за которой, по мнению мудрецов Талмуда, был разрушен Второй Иерусалимский Храм — мы наденем на себя мешок и будем чувствовать особую близость к Богу. Можно также считать особой близостью к Богу обсессивность, с которой некоторые посвящают свою жизнь выяснению точных подробностей жертвоприношений мелкого рогатого скота или цвету нити в одеянии священника, который эту жертву приносил. В то время, когда народ Израиля находится на грани катастрофы в результате внутренних противоречий, междоусобных конфликтов и все растущей взаимной нетерпимости, самое важное, что можно придумать, это дискуссии на тему правильной краски для пояса священника. Именно так мы и построим Третий Храм.

Поразительно, как некоторые заповеди получили сверхъестественную важность, к ним постоянно “привязываются” новые нюансы и ограничения, а другие были вообще забыты. К примеру, в Торе существует строгий запрет на откладывание оплаты труда наемного работника (книга Ваикра, 19-13). Ему нужно заплатить в тот же день, нельзя даже отложить оплату на завтрашнее утро. Что произошло с этой прекрасной заповедью? Она была полностью забыта, и чем более религиозно учреждение, тем чаще оно оплатит труд фрилансера по системе “текущий месяц плюс-минус полгода”. И что произошло в еврейском государстве с другими принципами социальной справедливости, заложенными в иудаизме, к примеру, любить и принимать пришельца, “ибо пришельцем ты был в Земле Египетской”… А принцип хорошего отношения к вдовам и сиротам? О нем слышали что-либо в нашем Институте национального страхования, или в тех инстанциях, что выселяют матерей-одиночек из дома за неуплату? Почему религиозных граждан нисколько не интересует выполнение этой заповеди?

Ради справедливости надо отметить, что в религиозных общинах существует значительная взаимопомощь внутри общины, для своих — гораздо большая, чем в среднем по стране. К примеру, роженице обычно помогают с готовкой и другими домашними делами, а для бедных существуют бесплатные столовые. Кроме того, существует достаточно развитая система пожертвований, филантропии, а также волонтерства. Но принцип, по которому социальная политика заменяется филантропией, не еврейский принцип. Он скорее характерен для христианства. В иудаизме вопрос социальной справедливости и обеспечения бедных и слабых слоев населения не доброволен — существуют конкретные законы Торы, которые в еврейском государстве благополучно проигнорированы и изучаются разве что теоретически. Филантропия и волонтерство — дело отличное, но только дополнительно к социальному государству, а не вместо.

Меня иногда спрашивают, но почему же обязательно нужно выбирать что-то одно? Почему нельзя и то, и другое – и внешние скрупулезные обряды, и внутренняя духовная работа над собой? И строжайшее соблюдение кашрута, включая запрет на абсолютно кошерные молочные продукты, изготовленные не евреями, и строгие правила по поводу формы одежды, включая обязательные черные чулки в жару 3-летним девочкам — и в то же время любовь к ближнему, взаимопомощь, социальная справедливость? Отвечаю: нет, нельзя “и то и другое”, не получится — потому что ресурсы человека ограничены. Не зря количество заповедей было ограничено изначально. И поэтому нормальный пандус для инвалидов будет построен в той синагоге, где не очень сильно “заморачиваются” длиной рукавов у женщин и цельностью перегородки между мужской и женской половиной. И поэтому в некоторых очень религиозных школах отказывали в месте “черным” детям из восточных общин.

Хуже того. К лично моему огромному сожалению, в нашем государстве существует четкое “разделение труда” — за шабат, кашрут и эрец-исраэль отвечают религиозные и “правые”, а за социальные вопросы, за права граждан и работников, за вопросы экологии, за защиту прав женщин, престарелых, инвалидов и детей у нас “отвечают” исключительно “левые”. В правом религиозном обществе эти вопросы, как правило, поднимать немодно, а если ты это сделаешь, тебя немедленно зачислят в “леваки” или “неореформисты”. А ведь все это — часть иудаизма, важнейшая, неотделимая часть. И открещиваются от нее, извините за каламбур, именно те, кто позиционирует себя как “правильных евреев”. И не просто открещиваются, а даже обвиняют те организации, кто все же занимается проблемами “пришельцев, вдов и сирот” в предательстве еврейских ценностей и еврейского государства, и требуют применить против них экономические санкции. “Беспричинная ненависть”, говорите?

Впрочем, неприятие другого мнения — отнюдь не прерогатива религиозного лагеря. В отличие от многих моих знакомых, я считаю, что главная трагедия, произошедшая во время размежевания — не сам демонтаж поселений, которые действительно были очень сложно охраняемыми анклавами внутри огромного враждебного окружения, — а то, что на судьбу поселенцев попросту все “забили”. И истеблишмент, и население, особенно — левое светское население. Люди потеряли дом, работу, перенесли тяжелейшую травму, многие семьи распались, многие дети не могут оправиться — а другие люди тем временем были совершенно равнодушны к их судьбе, ведь это “поселенцы” и “они сами виноваты”. Поселения Гуш-Катифа были созданы государством Израиль, и граждане Израиля, жившие в них, должны были получить полную поддержку и государства, и народа, после принятия решения о выходе из Газы. Этого не произошло, потому что и государство, и народ уже были на тот момент тяжело больны равнодушием и взаимной неприязнью. И именно так, господа, разрушаются Храмы и государства.

Источник

Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением редакции сайта

Автор: Надя Айзнер

писатель, журналист




Комментарии для сайта Cackle