x
channel 9
Автор: Давид Шарп Фото: 9 Канал

На фронтах арабских войн

Военная операция арабской коалиции во главе с Саудовской Аравией успела поменять название с “Решительного шторма” на “Возвращение надежды”, но утверждать, что в раздираемом гражданской войной Йемене ситуация существенно изменилась, пока нет причин.

Тем не менее, уже можно сделать определенные выводы и подвести предварительные итоги. Во время наиболее интенсивной фазы операции самолеты коалиции совершали плюс-минус 100 боевых вылетов в день. Данная цифра может говорить или о том, что возможности многочисленных саудовских ВВС по организации большого числа вылетов ограничены, или о том, что разведка целей противника поставлена не самым лучшим образом. Со вторым, безусловно, у коалиции имеются определенные проблемы, но к по-настоящему высокому темпу вылетов ВВС стран Персидского залива, судя по всему, тоже не привыкли.

Саудовцы в лице бригадного генерала Ахмеда аль-Асири регулярно проводят пресс-конференции с довольно подробными отчетами о проходящей операции, включая большое количество видеоматериалов об атакованных объектах. Если верить аль-Асири, львиная доля тяжелого вооружения и боеприпасов хуситов и их союзников из числа людей бывшего президента Салеха уничтожена.

Заявления заявлениями, но, что называется, на местах существенного прогресса не наблюдается. Наступавшие с севера шииты-хуситы и их союзники не только далеки от разгрома, но и до сих пор по-настоящему не отброшены от тех мест, куда им удалось продвинуться. Одних воздушных ударов на данный момент оказалось недостаточно, а при отсутствии масштабного наземного участия со стороны коалиции вся тяжесть борьбы лежит на разрозненных силах, верных президенту Хади, и племенных ополчениях юга Йемена, боевой потенциал которых весьма невысок. Впрочем, наземные столкновения саудовцев с хуситами все же имеют место, но, как правило, это мелкие стычки на севере Йемена (фактически это территория хуситов, там, где она граничит с Саудовской Аравией). Состоят эти стычки из перестрелок и атак хуситов непосредственно на территорию королевства. Одно из таких нападений, 5 мая, закончилось для саудовцев чувствительными потерями. Несколько солдат даже попали в плен.

Любопытная деталь: на подавляющем большинстве фото и видео, где запечатлены саудовские военные в приграничной с Йеменом зоне, их вид, скажем так, очень далек от того, как должны выглядеть боеспособные и подготовленные солдаты.

Исключением из всех этих набегов и обстрелов стали события 3 мая, когда отряд сил специального назначения неустановленной национальной принадлежности высадился в порту Адена, столицы юга, за которую и развернулись основные бои последних недель. На данный момент командование коалиции отказывается признать факт высадки солдат в Адене, хотя йеменские источники его признают, а сами бойцы в характерной для такого рода сил экипировке, попали в объективы камер. Особенно забавным оказался тот факт, что, наряду с отрицаниями командования, десантники начали предпринимать неуклюжие попытки замаскироваться под местных. Для этого они напяливают на себя отдельные детали йеменского национального туалета, приобретая странный и комичный вид, оставаясь все же очень непохожими на окружающих их дружественных боевиков. Судя по источникам в Адене, а точнее, по слухам, среди высадившихся – бойцы специального назначения из ОАЭ.

Вся эта ситуация сразу же напомнила события в Донбассе, когда официальный Кремль принялся отрицать и до сих пор отрицает участие в боях российских войск, несмотря на множество разнообразнейших доказательств, включая фото- и видеосъемку. При этом в Донбассе также имеют место многочисленные попытки неуклюжей маскировки наподобие спарывания россиянами шевронов или замазывания ими тактических знаков своих частей на технике. Как видим, российская практика незатейливого маскарада и отрицаловки успешно перенимается на аравийском полуострове. Правда, причина этого упорства не совсем ясна, ведь Эр-Рияд, в отличие от Москвы, категорически отрицающей свое участие в войне, признает, что ведет боевые действия в Йемене.

Каковы результаты этой инкогнито-высадки сил коалиции в Адене, судить рано. Неясно, будет ли она расширяться. 5 мая саудовские источники сообщили, что союзные коалиции йеменские Народные комитеты при поддержке с воздуха выбили хуситов и силы Салеха из Аденского аэропорта.

* * *

Две недели назад в статье, посвященной ситуации в Сирии, я подробно рассказал о тяжелых поражениях, понесенных верными президенту Асаду силами – в первую очередь в северной провинции Идлиб. На тот момент кульминацией побед повстанцев стал захват одноименной столицы провинции. Однако, как оказалось, этим дело не ограничилось, и если наблюдаемые в Идлибе тенденции начнут распространяться, ситуация для режима Асада примет максимально скверный характер.

Перед первой фазой, предшествовавшей захвату провинциальной столицы, произошло весьма неординарное, по меркам сирийской гражданской войны, событие: большое количество отрядов, начиная с секулярных, относящихся к Свободной сирийской армии, и заканчивая исламистами, включая “Джабхат ан-Нусра” (филиал “Аль-Каиды”), объединились в одну военную группировку. Что очень важно, действующую по единому плану и под единым командованием. Она получила название “Джеш аль-Фатех” – “Армия победы”. После взятия столицы и некоторого перерыва в активных действиях, когда даже стало казаться, что правительственные силы, переброшенные в оставшийся под их контролем идлибский выступ, начали контратаковать, стартовало новое наступление повстанцев. Операция получила название “Насер”, и, надо сказать, наряду с недавним взятием Идлиба она оказалась, пожалуй, самой впечатляющей атакой противников Асада за всю кровавую историю этой войны. По их собственным утверждениям, в операции участвовали чуть ли не 9 тысяч боевиков. Но дело тут даже не в количестве и не в конечном результате, о котором речь пойдет ниже, а о том, что действия мятежников наконец-то стали напоминать не примитивные стихийные вылазки, а действия настоящей армии. Пусть специфической, но именно армии.

На данный момент можно говорить о двух крупных промежуточных успехах наступления. Группам “Джеш аль-Фатех” удалось захватить очень важный город Джиср аль-Шугур, а также сильнейшую укрепленную позицию, один из символов стойкости Асада в этой гражданской войне, – так называемый кирпичный завод. Пал также ряд других населенных и опорных пунктов поменьше, а над существованием всего идлибского выступа нависла серьезная угроза. В последние дни повстанцы продвигаются медленно и действуют относительно небольшими силами, но, по всей видимости, очередной этап крупномасштабного наступления на выступ не за горами.

За время операции “Насер” и продолживших ее атак подтвержденные потери лоялистов составили сотни человек убитыми и пленными, а также десятки единиц бронетехники и артиллерии. И, что особенно прискорбно для Дамаска, часть техники и немалое количество боеприпасов оказались трофеями “Джеш аль-Фатеха”. Судя по видеорепортажам с мест, кое-где правительственные силы отступили более-менее организованно, а в некоторых случаях панически бежали.

Не помог и легендарный герой сторонников Асада, полковник Сухейл Хасан по кличке Тигр, о котором я писал в предыдущей статье. Нынешняя сирийская гражданская изобилует поразительными по содержанию видеоматериалами с мест боев. Одним из роликов такого рода оказался телефонный разговор Тигра, по всей видимости, c начальником генштаба или министром обороны Сирии. Хасан говорил по мобильному, окруженный своими бойцами, и кто-то из них снял этот процесс, а затем выложил в Интернет. На без преувеличения драматических кадрах видно, как полковник (на данный момент он отказывается от повышения в звании, несмотря на желание продвинуться по служебной лестнице) рассказывает, что рядом с ним “800 геройски сражавшихся, но отступивших солдат”, которые, несмотря ни на что, готовы умереть за Асада, однако у них нет боеприпасов, и именно боеприпасы он просил у самой вышестоящей инстанции, обещая, что при их получении они вернут оставленные позиции…

Еще одной важнейшей особенностью наступления повстанцев стало весьма массированное применение противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) “Тау” американского производства. Только в апреле и начале мая видео запечатлело более 50 пусков этих ракет, и это не считая использования небольшого числа трофейных ПТРК, захваченных у армии. Особенно любопытно то, что на одном из фото, впервые за войну, фигурирует ПТРК с прицелом ночного видения. В подавляющем большинстве случаев “Тау” применяют группировки Свободной сирийской армии (именно им американцы начали поставлять ракеты весной прошлого года), однако, как говорилось выше, действуют они в Идлибе единым фронтом и с исламистскими силами, исключая лишь “Исламское государство”. День за днем в Интернет попадают все новые и новые эффектные видео расстрелов бронетехники, машин и опорных пунктов правительственных войск. На одном из наиболее впечатляющих видно, как оператор ПТРК, расположившийся на холме, поражает находящийся в долине танк Т-72, и боевую машину разносит взрывом буквально в клочья. Затем, через считанные секунды, снаряд попадает и во второй танк, отчаянно пытающийся спастись в высоком кустарнике…

Массовое применение более-менее современных ПТРК повстанцами, наряду с неплохим уровнем операторов, безусловно, является важнейшим фактором, нарушающим баланс в сирийской войне. Судя по операции “Насер”, поставки “Тау” продолжаются. Если так пойдет и дальше, это ничего хорошего правительственным силам не сулит.

Несмотря на то, что события в Идлибе стали центральными по значимости, в последние дни повстанцы активизировались в районах Хомса, Хамы и Каламуна (возле ливанской границы, где их основным противником является “Хизбалла”). Однако говорить о каких-то серьезных подвижках в этих местах, а также в Дамаске и южных провинциях Дераа и Кунейтра, пока рано.


Источник, газета "Новости недели"


Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением редакции сайта

Автор: Давид Шарп





Комментарии для сайта Cackle