channel 9
Фото: 9 Канал

Перекройка границ на Ближнем Востоке: уменьшится ли в результате число конфликтов?

Вскоре после окончания Первой мировой войны премьер-министры Франции и Великобритании решили обсудить новые границы на поверженном Ближнем Востоке. Двумя годами ранее, в 1916 году, союзники договорились о своих зонах влияния в секретном договоре, известном как соглашение Сайкса — Пико, пишет Ярослав Трофимов в статье, опубликованной 10 апреля в престижном американском издании The Wall Street Journal.

Османская империя повержена, и Великобритания, которая вела с турками целенаправленную борьбу, считала, что она заработала достойную награду.

"Скажи мне, чего ты хочешь?" — спросил Жорж Клемансо британца Дэвида Ллойд-Джорджа во время прогулки во французском посольстве в Лондоне.

"Я хочу Мосул", — ответил британский премьер-министр.

"Вы должны получить его. Что еще?" — спросил Клемансо.

В течение нескольких секунд границы Ближнего Востока были переделены. Огромная нефтеносная провинция Мосул, где проживают арабы-сунниты и курды в конечном итоге стала частью вновь созданного государства Ирак, а не заново созданной Сирии.

Европейские лидеры демонтировали на свой вкус многоконфессиональную Османскую империю, управляемую султаном, который также носил титул халифа — вождя всех мусульман мира. Однако победители-европейцы мало что знали о ближневосточном регионе, его народах, географии и обычаях.

В результате ближневосточные государства стали искусственными образованиями с подчас невероятно прямыми, ровными границами. Несмотря на неоднократные попытки панарабского объединения, эти границы остались нетронутыми.

Дисбалансы и диспропорции в некоторых государствах, особенно в Сирии и Ираке, породили жестокие диктаторские режимы, которым удалось в течение многих десятилетий подавлять этническое большинство и увековечивать господство меньшинств.

Сейчас, похоже, эра дисбалансов подходит к концу. Сирия и Ирак фактически перестали функционировать как государства. Значительная часть территории обеих стран — вне контроля центрального правительства.

Стремительное наступление в Сирии и Ираке "Исламского государства" является прямым производным этого кризиса. Главарь суннитской экстремистской группировки Абу Бакр аль-Багдади провозгласил себя новым халифом и пообещал стереть позор "заговора Сайкса — Пико". Он также пообещал уничтожить старые границы. Не случайно были взорваны КПП на границе между Сирией и Ираком.

Сто лет назад европейские колонизаторы искусственно переделили Ближний Восток — сейчас начался обратный передел.

Эксперты-востоковеды считают, что значительная часть конфликтов на Ближнем Востоке является результатом отсутствия в надуманных государствах стабильности. Об этом, в частности, сказал Хусейн Хаккани, автор и бывший посол Пакистана в США.

В Египте с его тысячелетней историей даже после свержения президента-исламиста Мурси большинство учреждений власти устояли, и насилие на значительной части территории страны прекратилось, потому что это государство никто никогда не пытался делить.

Турция и Иран — в прошлом могущественные империи — тоже в основном уцелели, хотя на территории обоих государств проживают крупные этнические меньшинства, в том числе арабы и курды.

"Надуманные" страны Ближнего Востока тоже не обязательно обречены на провал. Например, Иордания до сих пор не рухнула.

Сто лет назад многие надеялись, что Сирия и Ирак последуют по пути Швейцарии. Президент США Вудро Вильсон направил комиссию на Ближний Восток, чтобы исследовать, как восстановить новые государства из-под обломков Османской империи.

Под властью Османской империи ни Сирия, ни Ирак не существовали в качестве отдельных объектов. Три османские провинции — Багдад, Басра и Мосул — примерно соответствуют современному Ираку. Четыре других — Дамаск, Бейрут, Алеппо и Дейр-эз-Зор — это нынешняя Сирия, Ливан, часть Иордании и "палестинских территорий", а также большая полоса южной части Турции. В Ираке все они были заселены смесью общин суннитов и арабов-шиитов, курдов, туркменов и христиан, а в Сирии — также алавитами и друзами.

В 1919 году комиссары президента Вильсона — Генри Кинг и Чарльз Крейн доложили, какова, с их точки зрения, ситуация на Ближнем Востоке. Однако на фоне распада Австро-Венгерской и Российской империй американские чиновники посоветовали Вильсону игнорировать этнические и религиозные различия на Ближнем Востоке. Среди прочего, они выступали за "Большую Сирию", которая включала в себя сегодняшний Ливан, Иорданию, Израиль и "палестинские территории".

Надежды американцев не оправдались.

В Сирии французские колониальные власти столкнулись с враждебным суннитским большинством и стали обхаживать алавитов — меньшинство, представляющее собой ответвление шиитского ислама, которое подвергалось дискриминации в Османской империи. Французы даже создали ненадолго "Государство алавитов" на Средиземноморском побережье Сирии и мобилизовали большинство его граждан в новые вооруженные силы.

В Ираке, где шииты составляют большинство, британская администрация играла в похожую игру: она излишне полагалась на суннитское меньшинство.

Принятые в начале 20-го века волюнтаристские решения сформировали будущее Ирака и Сирии. Семья Асад правит Сирией с 1970 года. Саддам Хусейн стал президентом Ирака в 1979 году.

Попытки суннитского большинства в Сирии или шиитского большинства в Ираке бросить вызов жестким авторитарным режимам были подавлены. В 1982 году сирийский режим бульдозерами сровнял с землей город Хама после исламистского восстания, а Саддам до войны в Персидском заливе в 1991 году подавил шиитское восстание на юге Ирака.

В Сирии сегодня многие алавиты сражаются с войсками президента Башара Асада из страха, что крах режима может уничтожить их полностью.

В Ираке шииты доминируют в правительствах, сформированных после вторжения США в 2003 году, и жесточайше дискриминируют суннитов. В результате "Исламскому государству" удалось захватить суннитские районы Ирака, практически не встретив сопротивления.

Восток переживает период большого потрясения, большого "взрыва", после которого регион в конечном итоге будет переделен, считают ведущие мировые эксперты.

Но станет ли после перекройки границ меньше конфликтов? Автор предполагает: нет. Слишком много этнических проблем назрело в охваченном войнами регионе. Главное — не то, какими станут будущие границы, а ценой какого кровопролития они будут установлены.

"Государственной системе нет альтернативы, — говорит Фаваз Джерджес, эксперт по исследованиям Ближнего Востока в Лондонской школе экономики. — В противном случае одна гражданская война сменится другой или несколькими гражданскими войнами, и это именно то, что может произойти в Сирии или Ираке. Это катастрофический цикл".

По мнению Стивена Хэдли, бывшего советника по национальной безопасности в администрации президента Джорджа Буша, реальной проблемой Ближнего Востока "является не коллапс границ, а то, что происходит внутри границ: правительства, не считающиеся легитимными с точки зрения народа. Решить эту проблему посредством перекройки границ невозможно".

Найти оптимальное решение крайне нелегко, признает Хэдли. Работать над этим придется целому поколению.





Комментарии для сайта Cackle