x
channel 9
Автор: Ксения Светлова Фото: 9 Канал

Хочешь мира — готовься к очередной войне в Газе

Вопреки ожиданиям, 27‑я годовщина создания движения "ХАМАС" прошла в соответствии с правилами жанра. Боевики "Изз ад‑Дин аль‑Кассам", маршировали в камуфляже и лыжных масках, в воздухе реяли зеленые флаги, по улицам Газы продефилировала колонна грузовиков с настоящими "кассамами" и картонными иранскими "фаджрами".

Ранее руководство ХАМАСа обещало отменить торжества по этому поводу и пожертвовать средства в фонд пострадавших в ходе операции "Несокрушимая скала". Однако кто-то в верхах передумал, и обездоленным, как и всем остальным жителям Газы, пришлось довольствоваться военным парадом и демонстрацией нового палестинского беспилотника.

Четыре месяца спустя после окончания летней войны, самой разрушительной в истории Газы, в ХАМАСе не скрывают, что готовятся к очередному лобовому столкновению с Израилем. На протяжении ноября палестинцы проводили испытания новых ракет, которые летели в сторону моря и приводили в действие систему воздушной тревоги в Израиле, а 14 декабря, в день 27‑й годовщины создания ХАМАСа, был продемонстрирован новый, усовершенствованный беспилотник. В Израиле с тревогой наблюдают и за тем, как ХАМАС возводит новые боевые туннели в районе Хан‑Юнеса, не маскируя своих действий, и ждут, ждут. Очевидно, что если существующая парадигма "эскалация — ответный удар — война" не изменится, то ХАМАС и Израиль встретятся на поле боя довольно скоро. Но возможно ли в существующих условиях, когда ХАМАС по-прежнему находится у власти в Газе, а Израиль занят предвыборной борьбой, изменить существующий порядок?

20 декабря 2014 года Газа вздохнула с облегчением, впервые с момента окончания операции "Несокрушимая скала". В этот день в Каире состоялась встреча между президентом Абд аль‑Фаттахом ас‑Сиси и эмиссаром катарского эмира шейха Тамама бин‑Хамада. Вскоре после этой встречи Египет принял решение об открытии КПП Рафиах, единственного переходного пункта, который связывает Газу с внешним миром. Вначале — только для возвращающихся из Египта палестинцев. Чуть позже — для тех, кто тщетно пытается выехать из Газы в Египет для прохождения лечения, учебы в университете или посещения родственников. Как долго будет открыт Рафиах, никому не известно, и на данный момент разрешение на выезд может получить далеко не каждый. Несмотря на то что Газа вышла из под египетского контроля еще в 1967 году, де-факто сектор по-прежнему остается на привязи Каира. Израиль исправно пропускает в Газу все, что обязался пропускать: гуманитарную помощь, продукты питания, топливо, а также некоторые стройматериалы, однако открывать свои ворота для жителей сектора Иерусалим пока не собирается. Не имея возможности работать или учиться в Израиле, 1,8 млн палестинцев Газы устремляются в Рафиах, однако и там их не ждут с распростертыми объятиями. У Египта сегодня свои проблемы, и никакой симпатии к режиму ХАМАСа сегодня в Каире не испытывают. Подземные туннели были наконец загерметизированы, граница в Рафиахе — закрыта на замок. Таким образом, в ХАМАС впервые осознали, что такое абсолютная блокада, которой они успешно избегали на протяжении первых шести лет у власти. Но если кто-то думал, что лишения и невзгоды приведут палестинцев в секторе Газа к естественному выводу, что ХАМАС завел их в тупик, то этот кто-то жестоко ошибался. Как и в Северной Корее или в Туркменистане, в Газе не принято жаловаться и тем более писать об этом в газетах. Чем больше проблем, тем большую сплоченность демонстрируют жители Газы. Таким образом, пока ХАМАС будет у власти, Израиль и Египет продолжат выполнять условия блокады, и Газа, которая пока так и не дождалась начала послевоенного возрождения, вскоре вновь дойдет до точки кипения.

Ситуацию в Газе усугубляют тщетные попытки ФАТХа и ХАМАСа действовать в рамках правительства национального единства. Невыплата госслужащим ХАМАСа зарплаты в мае-июне этого года являлась одной из многих причин, которые привели к началу вооруженного конфликта с Израилем. Четыре месяца спустя после окончания конфликта ХАМАС начал выплачивать зарплаты госслужащим, но теперь возникла другая проблема. Правительство национального единства, сформированное в июне 2014 года, приняло решение об увольнении десятков тысяч сотрудников силовых структур, служащих министерств, учителей и врачей, принятых на работу после переворота в Газе в 2007 году. Согласно этому решению, их место займут отстраненные от работы люди (все те же 50 тыс. человек), которые все это время сидели дома и получали небольшую зарплату от руководства Палестинской автономии. Среди уволенных бюджетников немало силовиков, которые в любом случае получают приказы в основном от военного руководства ХАМАС и могут привести к эскалации ситуации в секторе в считанные часы. Пока что уволенные ограничились проведением демонстрации протеста в Газе в ночь на 1 января, однако похоже на то, что этот рабочий конфликт, который затрагивает коренные интересы наиболее радикального настроенного крыла в ХАМАСе, еще не раз напомнит о себе в 2015 году.

Начнется ли в Газе очередная вой­на — вопрос времени, но вот кто именно будет командовать парадом? Скорее всего, тот, кто заказывает музыку. Внезапное улучшение отношений между Каиром и Дохой поставило под вопрос продолжение тесного союза между ХАМАСом и руководством Катара. Да, Халед Машаль, глава политбюро ХАМАСа, по-прежнему живет в престижных апартаментах в катарской столице, однако поскольку Катар нынче пытается вернуться в семью и не раскачивать арабскую лодку, то вполне возможно, что ради высшей цели придется пожертвовать поддержкой героического палестинского народа. Именно так обозреватели палестинской газеты "Аль‑Аям", выходящей в Рамалле, объясняют недавние заявления Мусы Абу‑Марзука, второго лица в ХАМАСе, касательно примирения с Ираном. 17 декабря 2014 года Абу‑Марзук рассказал агентству "Рейтер", что "отношения Ирана и ХАМАСа вернулись на тот уровень, на котором они находились до войны в Сирии", намекая на то, что Иран и впредь будет готов поддержать Газу не только морально, но и финансово. Некогда Саиб Арикат, главный палестинский переговорщик, рассказал в ходе встречи с лидерами американских еврейских общин о своем разговоре с иранским дипломатом на одном из международных саммитов. "Почему вы жертвуете столько денег ХАМАСу на военные цели? Почему бы вам не построить несколько школ или больницу?" — спросил иранца Арикат, на что тот ответил следующее: "Позвольте, но ведь ИРИ не является гуманитарной организацией". Иранский дипломат сказал чистую правду. ИРИ действительно не является гуманитарной организацией, и поддерживать палестинскую суннитскую исламистскую организацию просто так Ирану явно не с руки. Зато если в Газе возможно будет тестировать иранское оружие (в том числе и беспилотники) и заодно разжигать огонь не только в Газе, но и на территории Западного берега — то можно и пожертвовать несколько десятков миллионов долларов, хотя сам Иран переживает не самые простые времена. Так что смена спонсора может вновь отразиться на радикализации ХАМАСа и смене политических ориентиров.

Пока Египет держит границу на замке, Иран чиркает спичкой, а уровень отчаяния и напряжения в Газе продолжает нарастать, ЦАХАЛ готовится к новой войне: следит за испытаниями ракет, собирает информацию о происходящем в секторе, проверяет приграничную территорию на предмет обнаружения боевых туннелей. Вместе с тем очевидно, что решение вопроса Газы ляжет на плечи будущего израильского правительства. Именно политическое руководство должно будет осознать и понять, что ни блокада, ни изоляция, ни военные действия не способствуют исчезновению с лица земли 1,8 млн палестинцев. Вопрос, над которым бились израильские политики и военные в 1967 году, продолжает стоять так же остро, как и тогда: что делать с Газой? Только вот людей в секторе стало больше, а готовых сотрудничать с Израилем — гораздо меньше. На самом деле вариантов у Израиля всего три: свергнуть ХАМАС, войти в Газу, заплатить дорогую цену жизнями своих солдат и получить непредсказуемый результат (см. американский опыт в Ираке и Афганистане) либо попытаться договориться с ХАМАСом, террористической организацией, которая не признает Израиль и не собирается отказываться от своего плана по уничтожению еврейского государства. Третий вариант: интенсивные переговоры с руководством Палестинской автономии, заключение мирного соглашения и палестинское, арабское и международное давление на ХАМАС, которое в конечном счете приведет к смене власти в Газе. Все три варианта выглядят малоприятными, и все три сулят серьезные проблемы для Израиля в сфере безопасности. Проблема заключается в том, что других опций у Израиля сегодня тоже нет, иначе страна будет обречена на регулярное повторение "Несокрушимой скалы", колоссальные расходы на оборону, превращение всей страны в зону боевых действий и международную изоляцию как следствие ответных военных действий. Чего, в общем-то, и добивается ХАМАС. Так что немудрено, что региональная политика вновь становится приоритетом для израильтян, которым вскоре предстоит выбрать свое политическое руководство. Два года назад Израиль шел на выборы под флагом социального равенства и экономического развития. "Несокрушимая скала" внесла в эту картину свои поправки, в результате чего безопасность вновь стала важнейшим приоритетом для страны, потерявшей лето 2014 года и опасающейся повторения такого же сценария весной 2015‑го.


Оригинал публикации


Мнение авторов публикаций может не совпадать с мнением редакции сайта

authorАвтор: Ксения Светлова

специалист по Ближнему Востоку, член комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне ("Сионистский лагерь")




Комментарии для сайта Cackle