x
channel 9
Автор: Ксения Светлова Фото: 9 Канал

6 выводов по итогам незаконченной операции "Несокрушимая скала"

Если честно, то эта статья должна была быть написана по окончании операции "Несокрушимая скала", вскоре после того, как ХАМАС прекратил бы обстрелы, а в Израиле все бы начали винить друг друга в том, что она затянулась или не достигла поставленных целей, или в том, что никаких целей поставлено не было вообще.

Но на Ближнем Востоке, как известно, стабильности нет и не предвидится. Любая победа может оказаться пирровой, и любое поражение способно внезапно перерасти в мирный договор. Как карта ляжет.

Вот и на этот раз, не успели в Израиле сообщить об окончании операции и посоветовать жителям юга немедленно вернуться домой, как ХАМАС нарушил планы охрипших аналитиков и корреспондентов и хладнокровно продолжил стрелять по Эшколю, Ашкелону, Ашдоду и Беэр-Шеве.

Войска свою миссию в Газе завершили, заявил начальник Генштаба, все туннели — уничтожены. А что касается "старой ракетной угрозы", так ведь южане к ней давно привыкли, а Тель-Авив исламисты нынче не обстреливают. Все как раньше. Так что же происходит со "скалой" и с ее "несокрушимостью"? Она, эта скала, есть, или ее нет? На самом деле, наверное, уже пора привыкнуть, что дела в Израиле идут именно так, и не иначе.

Сегодня мы воюем с Евразией, а завтра — с Остазией. Шаг в сторону рассматривается как побег или как приглашение к танцу. Стратегия подменяется тактикой, а международная политика небрежно набрасывается на салфетке и выдается за гениальный план.

Мы обещаем жестко ответить на любой ракетный обстрел любого города или поселка, и именно поэтому, набрав в рот воды, терпеливо дожидаемся ответа палестинской делегации из Каира. Абу-Мазен — главное препятствие на пути долгожданного мира, но пусть бы он уже сделал нам одолжение и навел порядок в Газе.

В общем, на момент написания этой статьи сирены звучат в Ашдоде и других населенных пунктах на юге, что, судя по всему, свидетельствует о наступление перемирия.

• Вывод номер один: южане — не граждане второго сорта

Если кто-то в этом сомневался ранее, то за дни незаконченной операции "Несокрушимая скала" можно было окончательно убедиться в том, что южане — жители Сдерота, регионального совета Эшколь и Шаар а-Негев, а также Ашкелона (простите, если кого забыла) — не граждане второго сорта.

Они — граждане десятого сорта. Никто особо не волновался, когда на протяжении последних 13 лет по радио диктор равнодушно сообщал о том, что "по региональному совету Эшколь были выпущены ракеты и минометные снаряды". За это время мало что изменилось. Как правило, эти ракеты и минометные снаряды падали на "открытой местности", а если и попадали в дом, то приносили "незначительный ущерб".

Но все это было до операции "Несокрушимая скала". В начале "Скалы", а также в ее середине и в конце многие политики и военные говорили о том, что ракета, выпущенная по кибуцу Керем-Шалом или по Тель-Авиву — это одно и то же. Эту фразу говорили так часто, что многие даже в нее поверили, и сразу после объявления о 72-часовом затишье вернулись в свои дома.

Через 72 часа боевики вновь взялись за свое, точно зная, что ракета в Сдерот или минометный снаряд в Зиким — это не то же самое, что ракета в Гуш-Дане. Но жителям юга не привыкать. Ведь в тот момент, когда солдаты предотвратили проникновение террористов в Зиким и перекрыли все пути, ведущие к населенном пункту, жителям сообщили о том, что "ситуация нормальная" и посоветовали открыть детские сады. Потому что южане — они такие. Железную проволоку грызут на завтрак и обломками "кассамов" обмахиваются вместо веера.

• Вывод номер два: стрелять из пушки по воробьям можно, уничтожить их полностью — нельзя

Эх, если бы каждый израильтянин получал шекель всякий раз, когда военные и военные эксперты говорили, что "ХАМАС очень ослаблен и практически умоляет о прощении на коленях". Тогда можно было бы запросто закрывать службу Национального Страхования и общественные бомбоубежища за ненадобностью, ведь все бы переехали в свои собственные виллы с собственными укрытиями.

Газа лежит в руинах, около тысячи мирных жителей (среди которых свыше трехсот детей) погибли, десять тысяч домов было разрушено, но ХАМАС, а также "Исламский джихад", продолжают стрелять.

Каждый такой выстрел — их моральная победа и залог того, что в будущем найдутся желающие оплатить восстановление арсенала ХАМАСа и тренировки боевиков "Эзз ад-Дин аль-Кассам".

Как же, ведь ХАМАС продержался гораздо дольше, чем все арабские армии вместе взятые в 1967 году, и так и не пошел на признание Израиля, в отличии от Египта, чьих лидеров в ХАМАСе теперь называют "матасахьюн" — тот, кто "осионистился" в угоду евреям и американцам.

Демилитаризировать Газу сегодня можно (и нужно), правда ненадолго, уничтожить ХАМАС таким путем — нельзя (см. "Хизбалла", Южный Ливан и т. д.). Кстати, можно учиться на опыте того же Египта.

В конце пятидесятых Гамаль Абд аль-Насер тоже думал, что искоренил исламский фундаментализм, сослав одних и казнив других. Все вернулось в еще большей мере в семидесятых и продолжается и по сей день (см. Синай, "Братья-мусульмане", Ансар Байт аль-Макдис и т. д.). Не нужно вести переговоры с террористами, прямые или косвенные, до тех пор, пока они не отказались от насилия (это требование Квартет посредников выдвинул еще в 2006 году, но почему-то с тех пор об этом все забыли).

Вместе с тем, можно, параллельно тем или иным военным действиям, способствовать их ослаблению путем заключения политических союзов, которые изолируют и ослабят экстремистов, вплоть до полного их исчезновения.

• Вывод номер три: Абу-Мазен — не "не партнер"

Как же стремительно изменилась риторика премьера и министра обороны сразу после начала операции "Несокрушимая скала". Экстренная ситуация вынудила Биби позвонить "не партнеру" по телефону и обсудить с ним положение дел в Палестинской автономии.

Оказалось, что с "не партнером" даже можно кое о чем договориться. Например, о том, чтобы службы безопасности, подвластные "не партнеру", делали все возможное, чтобы ситуация на Западном берегу оставалась под контролем? О продолжении сотрудничества в сфере безопасности между ПА и Израилем вопреки острой внутренней критике, направленной против Абу-Мазена и его людей?

В общем, выяснилось, что не так страшен Абу-Мазен, как его малюют Нафтали Беннет и Ури Ариэль. И когда Египет предложил то, на чем, по идее, должен был все это время настаивать Израиль — на возвращении Абу-Мазена и подвластных ему сил в Газу — израильская делегация радостно согласилась, ни разу не заикнувшись про слова тех или иных министров, утверждавших, что председатель ПА — самый страшный террорист на свете.

То есть кто-то на самом деле осознал, что человек, который сажает террористов у себя дома в тюрьму, может быть чем-то полезен Израилю, хоть он и не член сионистского движения и написал в 1982 году диссертацию на тему "Сотрудничество между сионистами и нацистским режимом в годы Второй мировой войны"? Кто знает.

• Вывод номер четыре: не каждая волна насилия — интифада

За годы своего недолгого существования Израиль пережил немало войн и военных операций. Террор все это время был постоянным кровавым фоном. Редкий месяц в истории Израиля обходился без террора, а уж полностью "бестеррорных" лет и вовсе не было.

Всплески насилия, которые уносили и уносят жизни израильтян, случались в пятидесятых, до и после Шестидневной войны, сразу после войны Судного дня, в ходе ливанской войны и после нее.

Интифад за все это время было две, в 1987 и в 2000 годах. Не каждый всплеск насилия является интифадой, всенародным восстанием, которое в той или иной мере управляется теми или иными организациями или силовыми структурами.

Интифада — это хорошо организованный и направленный "народный гнев". На данный момент те, кто стоит у власти в Автономии не только не направляют этот гнев, но и делают все возможное, чтобы не дать ему перерасти во что-то большее, иногда ценой личной безопасности.

• Вывод номер пять: Израиль — это пуп земли и центр мироздания

Эпидемия страшного вируса Эбола в Африке, изгнание христиан и езидов из Северного Ирака, обезглавливание и распятие сотен несогласных в Ираке и Сирии, захват людоедами из "Исламского государства Ираке и Леванта" ливанского города Арсаль, природные бедствия в Азии и десятки тысяч беженцев на Украине — все эти события тускнеют и теряют значимость в тот момент, когда израильские ВВС бомбят штаб-квартиры ХАМАСа в Газе.

Единственное событие, которое заставило мир ненадолго позабыть о Газе — это сбитый "Боинг" несчастливой малайзийской авиакомпании. Но потом все вернулось на круги своя. Бедным иракским езидам, застрявшим на бесплодной горе Синджар, крупно повезло, что они дожили до начала очередного гуманитарного перемирия между Израилем и ХАМАСом.

А уж как радуется Башар Асад, про которого и вовсе позабыли и даже перестали механически отмечать "сегодня, согласно сирийским источникам, в Сирии погибло еще 120 человек, ВВС Башара Асада опять бомбили жилые районы в городе Алеппо". Кто их там считает, этих сирийцев?

Ведь всем известно, что цена жизни в Израиле и ПА с точки зрения международных СМИ намного выше. Изменить этот подход пока нельзя, можно лишь облегчить доступ иностранных журналистов к правдивой информации, а не заставлять их бесконечно обрывать телефоны пресс-секретарей тех или иных политиков или военных (для примера — Саиб Арикат сам зовет журналистов на свои брифинги и неформальные беседы).

• Вывод номер шесть: не все ненавидят Израиль

Несмотря на захлестывающие население волны сочувствия к самому себе — и Пан Ги Мун нас осуждает, и Барак Обама плетет козни — стоит все же признаться себе в том, что ситуация обстоит не так уж и плохо.

На этот раз в лагере осуждающих оказались в основном самые горячие "поборники демократии", такие как Иран, Сирия (чья бы корова мычала), Венесуэла, Боливия (и как перенести разрыв дипотношений с этой страной), Турция и звездная пара Бардем-Круз. Зато по сути дела так и не осудили Австралия с Канадой, Германия с Англией и Францией, Египет с Иорданией и Саудовской Аравией, а также Совет Безопасности ООН.

Израилю дали беспрецедентную по меркам международного сообщества свободу действий и довольно долго ждали, чтобы ЦАХАЛ довел дело в Газе до конца. В Великобритании на демонстрацию вышли леволиберальные круги, которые всегда готовы поучаствовать в подобных мероприятиях, во Франции — французы-мусульмане, которым тоже годится практически любой повод.

Конечно, было бы несколько легче отражать нападки, если бы Израиль не заклеймил несколько месяцев представителя наиболее умеренных политических сил в ПА "террористом" и продолжал бы вести переговоры о мирном урегулировании, но по большому счету количество антисемитов в Европе вряд ли уменьшилось бы.

В общем, всякое уже бывало в этой стране, включая терроризм, международное давление, остракизм, острое чувство одиночества и незащищенности.

Сейчас, когда под обстрелами оказалась вся страна, особенно важно продолжать сохранять человеческий облик, стремиться к единству и идти по непроторенным дорожкам с тем, чтобы найти тот баланс между военной силой и дипломатией, который позволит Израилю жить в состоянии относительного спокойствия со своими неспокойными соседями.

authorАвтор: Ксения Светлова

специалист по Ближнему Востоку, член комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне ("Сионистский лагерь")




Комментарии для сайта Cackle