channel 9
Фото: 9 Канал

Юрий Шевчук: "Мы — не официанты в искусстве"

Евгений Сова: Я хочу сразу представить первого гостя нашей программы. Это Юрий Шевчук, который не нуждается в представлении. Добрый вечер, Юрий.

Юрий Шевчук: Добрый вечер, Женя, здравствуйте, дорогие.

Евгений Сова: Вас знают все от мала до велика, поэтому, когда вас представляют — музыкант, поэт… Как вы любите, когда вас представляют?

Юрий Шевчук: Я представляюсь так: служу солистом в группе "ДДТ".

Евгений Сова: В пятницу вам исполнилось 57 лет, как вы отметили день рождения?

Юрий Шевчук: Причем два раза подряд: родился в 1957 году и 57 лет. Можно загадывать желание.

Евгений Сова: Как отметили?

Юрий Шевчук: Ну, как… Мы в самолете летели сюда, потом посидели — я прилетел с женой, и мы посидели в ресторане на берегу моря, повспоминали. Все было очень мило, и в основном, я отвечал на смс-ки, отвечал весь день. Было несколько сотен смс, и я все время работал пальцем.

Евгений Сова: Юра, говорят, что в России в таком возрасте музыканты серьезного уровня перестают ездить с концертами, а получается, что все равно нужно зарабатывать. Вот вы почему ездите с концертами?

Юрий Шевчук: Мы привезли сюда новый альбом, который называется "Прозрачный", он вышел как раз 16 мая; по-моему, хороший концерт был в 2012 году, "Иначе", предыдущий альбом наш. Вы там были, да, Женя?

Евгений Сова: Конечно, в Кейсарии.

Юрий Шевчук: Да, это такая мощная, не очень доходчивая такая программа, не очень доступная. Все же она довольно сложная, и мы в нее так вложились, и по поводу шоу, и видео. А эта — проще, она легкая такая, душевная. Знаете, всегда вылетает что-то такое, после такой тяжелой программы, достаточно серьезной, что-то более легкое. Не легковесное, но легкое.

Евгений Сова: Я был не только в 2012, но и в 2010, тоже в Кейсарии. Много шума, что-то грандиозное. А сейчас какие-то маленькие залы. Почему такая интимность?

Юрий Шевчук: Это сольник, сольная программа. Мы вообще редкая группа, которая, как некоторые театральные коллективы, несколько программ в разных городах может играть. И если иначе мы играем на стадионах, на больших площадках, то сольник родился как камерная программа. Играет вся группа, но она ближе к джазу, легкому рок-н-роллу, стилю инди-рок. В общем-то, эти программы идут достаточно успешно, обе. И людям нравится, и нам тоже. Потому что надо все время разную музыку играть, чтобы не утонуть в собственных каких-то шаблонах, штампах.

Евгений Сова: А что такое шаблоны и штампы, по-вашему?

Юрий Шевчук: Это когда новая песня очень похожа на старую, и по манере исполнения, и по игре. Когда ты вырабатываешь какие-то… Мы перед этим шутили, как два шахтера — "будет глубокая беседа", так что когда вырабатываешь эту штольню, весь уголек, и выдаешь что-то уже до боли знакомое, очередной раз. А это скучно и неинтересно.

Евгений Сова: Но тем не менее, зритель просит этого каждый раз от вас. На каждом концерте.

Юрий Шевчук: Вчера был концерт в Беэр-Шеве, и я даже спрашивал, что вы хотите — старенькое, новое? Много было людей, которые хотели услышать старое, но были и люди, которые с удовольствием слушали новое. Но прежде всего, для самого себя ты это все делаешь. Ведь ты стоишь на сцене, и тебе должно нравиться играть то, что ты играешь на данный момент. А как говорил Бродский, художнику неважно то, что он сделал, ему важно то, над чем он в данный момент думает. Вот это самое главное: в данный момент, сегодня, а не вчера.

Евгений Сова: А сегодня вы над чем думаете?

Юрий Шевчук: А сегодня мы импровизируем. А думаю я сегодня о многих вещах, но стараюсь заходить с разных сторон к этим проблемам, которых сейчас миллиард просто, и у нас, и у вас. Но это отражается в песнях. Альбом "Прозрачный" — там 14 треков, много совершенно разных песен, и гражданского содержания и звучания, и много лирики. Это очень важно, потому что лирика — она вещь серьезная.

Евгений Сова: Вы — человек протеста, ваши песни — это протест определенный. По крайней мере, много лет так вас считали и, наверное, считают.

Юрий Шевчук: Это такая штампованная фраза, что "я человек протеста". Тоже шаблонный, карикатурный образ, будто я все время с утра встаю и протестовать начинаю, на кухне против овсянки, а вечером — против третьего стакана.

Евгений Сова: То есть, на вас нацепили такой ярлык?

Юрий Шевчук: Как барон Мюнхгаузен, в восемь утра проснулся — подвиг или протест. Ну я же не идиот. То есть, я, как говорят на улице, "не заточен", чтобы протестовать с утра до ночи, это надо просто иметь больную голову. Я просто понимаю, что нужно и радоваться жизни, в жизни есть, слава Богу, не только плохое, но и масса хорошего. Когда ты идешь по улице, и тебе человек улыбается, это уже праздник. Это уже неплохо. Когда человек злится — тоже бывает. То есть, все по-разному. Нельзя стоять на какой-то одной стороне и находиться в одном каком-то состоянии, протеста, допустим, или какого-то мрака, или какого-то ужаса бесконечного. Ты ничего не напишешь хорошего, светлого и позитивного. Нам всем Господь подарил жизнь, и в ней есть все.

Евгений Сова: Да, но когда вы говорите о концертах, когда просят вас спеть старые песни, ведь они как раз песни протеста, песни целой эпохи.

Юрий Шевчук: Да нет, ну какой протест в песне "Осень", которую орал весь зал в Беэр-Шеве и которую я не спел, мы ее поем только осенью. Но люди, думаю, не шибко расстроились, потому что концерт шел два с половиной часа, нас долго не отпускали. Мы были к этому не готовы после моего дня рождения, но ничего, мужественно простояли.

Евгений Сова: Хорошо, это здесь. А там, например? Что просят?

Юрий Шевчук: Разное. Сейчас Россия, Украина, всем все понятно, творится этот ужас, и он творится всю весну. И зима прошла, и мы все не спим, и все время в интернете, и все время с друзьями. У меня друзья есть и в Харькове, и в Донецке, и в Киеве, и везде, и постоянные бесконечные звонки, "ну вы как". Ну конечно, безусловно, тяжело. И запись альбома, которая параллельно происходила, просто тяжело даже работать, тяжело об этом не думать, невозможно даже спать. Это настолько сейчас рвет и Россию, и Украину, очень тяжелая ситуация. Но тем не менее, альбом мы записали достаточно легкий и лиричный. И там одна из главных песен — "Несмотря ни на что, не так все плохо, старик, не так все скверно, танцует Солнце в прикиде Евы, ты вспышка справа, ты выстрел слева. Я не успел сбежать, я ранен, твоим пространством заэкранен. Любовью светлой, весной венчальной, чрезвычайно чрезвычайный. Твой поцелуй сквозь дым и грохот. Не так уж скверно все. Не так уж плохо". Это очень важно сейчас мне самому, и поэтому я записал эту песню. Мне важно самому знать, что не так уж все скверно, уныние — грех, и мы пробьемся, и будет мир. Непременно будет мир. Это очень важно. И поэтому наш новый альбом, мы дали, как говорит молодежь, "месседж" добра, любви, что нам нужно понимать друг друга больше, слышать аргументы о любви и мире. Очень важно не жить в клетках своей ненависти, не выбирать врага себе. Враг рода человеческого и так есть, и мы его знаем. И он в нас самих. Вот с чем нам надо бороться. И вот об этом диск "Прозрачный".

Евгений Сова: Юрий, до рекламы вы начали говорить про Украину, я вас даже не спрашивал.

Юрий Шевчук: Ну а как же не говорить? Про Украину, про Россию…

Евгений Сова: В вас же течет украинская кровь, верно? Что говорит сейчас та часть украинской крови в вас?

Юрий Шевчук: Мне не нравится этот раздрай очень сильно. Мне очень тяжело, я вам серьезно говорю. Мы в свое время, еще в феврале, когда все это начиналось раскручиваться, вся эта пропаганда ненависти, причем с разных сторон она пошла, и вот я, Боря Гребенщиков, Макс Леонидов, Слава Бутусов, многие музыканты, мы выходили с такими роликами, с воззваниями о мире, дай Бог, чтобы не было гражданской войны. К сожалению, мы ничего не смогли, и вот это ощущение собственного бессилия, этих слов о мире, о том, что мы братья, это очень тяжело на самом деле, когда это не получается. Мы в свое время, в прошлом году проехали 20 с чем-то концертов по Украине. Везде я орал во все свои легкие, связки рвал, что Украина и Россия — братья и сестры, братья и сестры. Прямо как мантру читал. И вот оно как. Будем молиться, чтобы все это скорее закончилось.

Евгений Сова: Хорошо, когда на ваш концерт приходят люди сегодня, какой это возраст? Это же молодежь. Они ведь к вам прислушиваются, вы ведь их кумир.

Юрий Шевчук: Первый наш концерт был в Иерусалиме в 1992 году, я в Израиле уже 22 года работаю и пою песни. Приезжаю каждые два года с новыми песнями, с новыми программами. Первый концерт я никогда не забуду, он был прямо под стенами Иерусалима, где Геена Огненная. Было очень круто, конечно, ночь такая. И я просто выпал в осадок.

Евгений Сова: Как трансформируется израильская публика? Как вас воспринимали тогда, и как сегодня?

Юрий Шевчук: Тогда было очень много молодежи радикальной, с пионерскими галстуками, которые ко мне приходили и кричали: "Нас родители увезли из Омска, Тамбова. Я хочу домой, блин, мне здесь не нравится. А сейчас они же приходят, но уже в галстуках не пионерских. Уже такие солидные чуваки, такие спокойные, все понимающие...

Евгений Сова: И просят "Еду я на Родину", да?

Юрий Шевчук: Публика здесь основная, конечно, — это сорокалетняя, та, которая была в 1992 году пионерами. Так что какие-то вещи происходят, да. Но и молодежь есть, слава Богу. Если молодежь приходит на твои концерты, значит... Молодежь очень чутка на правду, на искренность. Значит, это в тебе еще есть, осталось, я этому страшно рад. Приходит много интеллигенции. Особенно на программу "Сольник", где я читаю много стихов. Она больше связана со словом.

Евгений Сова: Это, собственно, мой вопрос. Надо же слушать это слово. Это не попел и забыл.

Юрий Шевчук: Больше рифмы, и поэтому приходят люди очень интеллигентные. И мне всегда так боязно-страшновато, потому что я чувствую сразу. И думаю: "Ребята, сегодня в зале интеллектуалы". Ну и я со своими стишками иногда, конечно, чувствую себя немножко, как школяр, да. Я думаю: "Они же там Бродского читают, ешкин кот, а тут я со своими куплетами".

Евгений Сова: Юра, тот факт, что вы используете слово, а не песню — это что? Оно доходит лучше? Почему именно слова? Вы хотите себя почувствовать больше поэтом, чем музыкантом на концерте?

Юрий Шевчук: Они просто пишутся, слова. Что я могу поделать? Ну вот такой я. У меня племянница есть. Я ей говорю: "Ты чего там, Маш, хулиганишь?" — "Вот такая я". Ну я тоже. Слова как? В начале было Слово. В Библии сказано. Слова — это очень важно.

Евгений Сова: Так вы больше поэт или музыкант?

Юрий Шевчук: Не знаю. Я страдаю от этого, потому что много времени трачу на аранжировки, на музыку, и много времени трачу на слова. Если бы я занимался только словами, может, из меня и случился бы неплохой поэт. А если бы я занимался только музыкой, может быть, из меня случился бы неплохой музыкант. А так я как-то получился. Ну я к себе, в общем-то, спокойно отношусь.

Евгений Сова: Художник. Вы еще и рисуете, да?

Юрий Шевчук: Не считаю себя каким-то поэтом или крутым музыкантом. Это абсолютно искреннее, друзья мои. Поэтому я и служу солистом в группе "ДДТ", где у нас играют и живут всегда замечательные музыканты. Костя Шумайлов, Тема Мамай, Алена Романова, Антон Вишняков, Рома Невелев, Леша Федичев... И вы знаете, в прошлом году в Израиль переехал гитарист группы "ДДТ" Андрей Васильев. Это именно тот золотой состав "ДДТ", который сложился в Питере где-то в 1985 году. И Андрей Васильев сейчас достаточно весело живет в городе Нетании.

Евгений Сова: Хороший город, курорт, море. Юра, у нас есть фрагмент вчерашнего выступления в Беэр-Шеве, давайте посмотрим.

[Видеофрагмент]

Юрий Шевчук: Фрагмент небольшой. Как-то очень коротенько.

Евгений Сова: Мы не рабы?

Юрий Шевчук: Я стараюсь напоминать людям, что мы не рабы, да. Старая школьная истина. В России, вообще, в некоторых городах после моих слов иногда даже тишина такая. Да, интересно. Реакция очень странная иногда бывает. Хорошая, люди задумываются.

Евгений Сова: Это же главное.

Юрий Шевчук: Главное — зажечь сердца людей. Старая такая, добрая работа. Вообще, у этого альбома "Прозрачный" — интересное оформление, необычное. Первая песня — "В очереди за правдой". Там как раз есть эта фраза, в которую я вложился: "Делать воинами сочувствие, солдат ненависти и боли. Неплохая, чувак, работа, ну хуже любых других". Если ты музыкант, художник, все-таки невозможно рекламировать какую-то ненависть, злобу. От этого искусство страдает. Как говорил Михаил Зощенко, вот представьте себе, проснулся художник, и у него такие замыслы гениальные в башке, выходит на улицу, идет в мастерскую и думает: "Сейчас напишу гениальную работу, где будет бездна света, добра и любви". И вдруг из подворотни собачка его облаяла, схватила его за штанину, и он ее тростью отфигачил по полной. Вот приходит он в мастерскую, в порванных штанах, в крови, злобный, садится перед холстом и тишина. Ничего он в этот день не написал. Ненависть, зло — оно непродуктивно. Оно ничего не строит не создает. Это же истина библейская. Создает только добро.

Евгений Сова: Скажите, а в России на ваши концерты идут за словом или за песней?

Юрий Шевчук: Песня — это и слова, и музыка. Поэтому, наверное, идут и за тем, и за другим. Песня — это вообще вещь очень странная. Как говорят, из песни слова не выкинешь, но и музыка должна помогать слову, а слово — музыке. Это, вообще, сложный брак такой. Сложная такая эротика, я бы сказал.

Евгений Сова: Внутри группы каковы у вас отношения? Есть строгие правила, например. Кто решает последний?

Юрий Шевчук: Должно нравиться всем. Если кому-то не нравится, мы работаем дальше над аранжировкой. И слова. Я тоже всегда ребят спрашиваю. Мне они часто подсказывают: "Вот здесь как-то не очень". Ты можешь дать какой-то литературный текст, а он по фонеме, по произношению не песенный — и звучит коряво, там много шипящих, допустим, или рычащих. А он должен петься, текст.

Евгений Сова: Принцип Евросоюза — когда все должны согласиться, и тогда принимается решение?

Юрий Шевчук: Да.

Евгений Сова: Я слышал, вы неоднократно говорили в интервью, что вы не участвуете в корпоративах. Это позиция?

Юрий Шевчук: Так точно, да. И довольно давно. И финансово, наверное, страдаем от этого. Но зато чувствуем себя рок-н-рольщиками. Вы знаете, это давно произошло, еще с начала 90-х, когда нас стали приглашать, где люди едят и пьют. Но это не рок-н-рол, старик. Ну как это? Я не знаю.

Евгений Сова: А другие ваши коллеги тоже также ведут себя?

Юрий Шевчук: Вы знаете, есть такое слово: "официант". Очень хорошая профессия. Официанты у меня даже друзья есть, которые вот заходит человек, и он мне может рассказать все про него. И сколько у него денег в кармане, и что у него в голове. И чем эта вечеринка у него закончится. Или мордобоем, или поцелуями под столом. А вот официант в искусстве — это все-таки профессия сложная. "Что изволите?"

Евгений Сова: Вот, например, корпоратив. Концерт на День милиции, например. Вас приглашали когда-нибудь выступить на концертах таких?

Юрий Шевчук: Приглашали, но мы в концертах таких бравурных, пафосных, государственного масштаба не участвуем, нет. Там нет жизни, нет музыки. Там ничего нет. Люди под фанеру разевают рты и трясут там своими прелестями. Не буду ругаться. Нет, это не наше. Музыка, конечно, в ресторане нужна. Должны же мы под что-то кушать. Это понятно. И все эти праздники. Ну мы работаем. В какие-то годы группа "ДДТ" давала больше благотворительных концертов, чем платных. Мы проехали очень много. Залазили в такие какие-то окопы и в такие блиндажи, в такие дыры, где люди просто, вообще, живого артиста не видали.

Евгений Сова: Где, например?

Юрий Шевчук: Мы проехали, например, всю афганскую границу. Московский отряд там, несколько погранзастав, где люди сидят просто годами в горах, с ружьями, и ничего не видят. Там даже телевизоров нет, потому что нет тарелки. Там просто ничего нет. И вот когда ты к ним приезжаешь с гитарой, это не просто радость. А главное — радуешься ты сам, потому что ты занимаешься своим четким делом. Ты приехал с гитарой и поешь песни чувакам. И они просто рады. И ты рад. Ну что еще надо? Поэтому нам всегда интереснее для этих людей выступать, чем для многочисленных пижонов в каких-то крутых кабаках. Там есть, кому петь. Вы их всех знаете, они к вам приезжают. А вот туда ездят мало людей. Или вот, допустим, мы играли и для больных детей. Об этом не говорят просто. Играем много для инвалидов. Мы с супругой просто были на дискотеке инвалидов. И вы знаете, люди в колясках танцуют. А когда я увидел женщину симпатичную без ног, девчонку. И парень поднял ее, обнял, и они на дискотеке взасос целуются. Любовь просто. И ты на это смотришь, и ты играешь что-то, поешь. Радости выше быть не может, когда люди счастливы. Это важно. А в этих местах, таких официальных, есть кому петь. Дай им Бог здоровья.

Евгений Сова: Сегодняшнее творчество, если сравнивать с периодом группы — больше тридцати лет — с чем бы вы сравнили сегодняшний период, последних несколько лет?

Юрий Шевчук: Я надеюсь, что мы еще не так надоели. В нашей группе сейчас играет, в основном, молодежь. Состав в очередной раз поменялся в связи с новыми художественными задачами. Зимой ушел Ваня Васильев, устал он. Театр, вообще, больше десяти лет не живет, как говорил старина Станиславский. Сейчас молодежь, я им предлагаю найти другого солиста, помоложе, но пока не хотят. Так вот скажу.

Евгений Сова: А вы помните фильм "Брат-2"? Когда культовый герой говорит: "В чем сила, брат?" В чем сила, Юрий Шевчук?

Юрий Шевчук: Вы понимаете, правд ведь много. Истина одна. Правда у каждого человека своя. Это очень важно понимать — чужую правду. Она основана на твоем мироощущении. Эта правда зависит от того места, где ты вырос. От тех людей, с которыми ты живешь и жил. От тех газет, которые ты читал. От тех книг, с которыми ты прожил ночь одну, вторую, третью. От тех женщин, которых ты любил. От того места работы... И вырастает твоя собственная правда. Твои представления о мире, о жизни, о людях, о политике. А истина — это все-таки вещь совершенно другая.

Евгений Сова: То есть это не как в философии, что есть одна правда и к ней нужно стремиться? Получается, что есть несколько правд?

Юрий Шевчук: Каждый человек носит свою правду, выстраданную часто. Своих врагов и друзей, свои предпочтения в этой жизни. А истина — одна. Как говорил старина Чаадаев, истина — это очень серьезно. Я думаю, что сила — в добре. Несмотря не на что. Хотя добро часто без кулаков. Но сила в добре. И в любви.

Евгений Сова: Остается всего несколько минут. Вопросы, на которые я хотел бы получить ответы "да" или "нет". Вы могли бы убить человека?

Юрий Шевчук: Что, еще раз?

Евгений Сова: Убить человека вы могли бы?

Юрий Шевчук: Слава Богу, этого пока не случилось.

Евгений Сова: А вы можете ненавидеть человека?

Юрий Шевчук: Если будет происходить серьезное насилие на пороге моего дома и будет угроза моим близким, я буду их защищать. Я буду стараться не убивать, но уж как выйдет. Уж извините, драться я умею.

Евгений Сова: Как вам сегодня пишется — легко или тяжело?

Юрий Шевчук: По-разному. Я люблю, когда пишется легко, и страдаю, когда тяжело.

Евгений Сова: А чего вы боитесь больше всего?

Юрий Шевчук: Скотиной не помереть, а уйти человеком. Это очень важно всем нам, мне кажется.

Евгений Сова: Какой власти вы могли бы служить?

Юрий Шевчук: Власть, которая с утра до ночи думает о социальной справедливости и гражданских правах своих простых граждан. Тогда готов. Но такой власти я еще не видел.

Евгений Сова: Что бы вы пожелали идущим на верную гибель?

Юрий Шевчук: Я поэтому и не военный. Я не чувствую таких сил. Я не могу послать человека на смерть. Я просто не могу этого сделать. Я лучше сам сдохну. Я видел людей, идущих на смерть. Я ничего не желал. Я просто... Давайте не будем, это тяжело для меня.

Евгений Сова: Вы верующий человек?

Юрий Шевчук: Я стараюсь идти по этой дороге, потому что иногда бывает — вот как в эти времена — просто не за что ухватиться. Помните, у меня песня была "Правда на правду". "И лечь в гримерке церкви. Чистота. В тиши, да ладане". Мир иногда бывает только в храме, больше нигде его нет. Вокруг все горит, все пылает, льются реки крови. Не мне вам об этом говорить. И только в храме ты можешь найти этот краеугольный камень, которого ты можешь коснуться. Это очень важно для нас для всех.

Евгений Сова: Золотые слова на Святой земле. Огромное вам спасибо, что нашли время и пришли к нам сегодня.

Юрий Шевчук: Спасибо вам. Спасибо, друзья! Удачи!

ВИДЕО





Комментарии для сайта Cackle