x
channel 9
Автор: Евгений Сова Фото: 9 Канал

Йоав Ицхак: Не зря я называл Ольмерта главарем преступной группировки

Независимый журналист Йоав Ицхак специализируется на журналистских расследованиях. Он был одним из наиболее активных работников прессы, распутывавших коррупционный клубок дела "Холиленд". День оглашения приговора экс-премьеру Израиля Эхуду Ольмерту и его подельникам стал для Ицхака днем триумфа. Об этом его интервью в программе Евгения Совы "Герой дня".

Евгений Сова: Йоав Ицхак, добрый вечер.

Йоав Ицхак: Добрый вечер.

Евгений Сова: Сегодня вас можно с полным правом назвать героем дня — главный фигурант дела, которое вы когда-то вытащили на свет, приговорен к длительному лишению свободы. Вы чувствуете, что сделали свое дело?

Йоав Ицхак: Да, чувствую. Испытываю огромное удовлетворение тем, что все когда-то опубликованные мной материалы нашли подтверждение и Ольмерт был осужден на шесть лет тюрьмы. Вместе с тем я считаю, что ему вынесен излишне строгий приговор.

Евгений Сова: Простите, не понял…

Йоав Ицхак: Я думаю, что шесть лет — это слишком тяжкое наказание. Можно было ограничиться более легкими санкциями. Несмотря на то, что речь идет о коррупции, об очень серьезных правонарушениях, стоило бы вспомнить еще и о том, что на скамье подсудимых — бывший глава правительства, который сделал и кое-что хорошее для Государства Израиль. По-моему, не нужно было наказывать его столь сурово. А удовлетворение я испытываю от того, что он все-таки был признан виновным, осужден и отправится за решетку.

Евгений Сова: Вы меня удивили. Вот от кого-от кого, а от вас не ожидал такое услышать. Однако очень суровые наказания сегодня были назначены не только Ольмерту…

Йоав Ицхак: Судья провел черту между теми, кто давал взятки, и теми, кто их брал. Получатели взяток — это, как правило, общественные деятели, облеченные доверием народа. Именно поэтому судья отнесся к ним по всей строгости и практически удвоил им тюремные сроки по сравнению с взяткодателями. Так, например, Гилель Черни, который давал взятки, получил три с половиной года, а Ольмерт, признанный виновным в незаконном получении денег — шесть лет. Шитрит, главный инженер Иерусалима, приговорен к семи годам! Я считаю, что в общем и целом политика судьи по отношению к чиновникам оправдана, — но наказания чересчур суровые. Возможно, Верховный суд смягчит меру, назначенную окружным судьей, и сократит срок заключения до четырех или пяти лет.

Евгений Сова: Как по-вашему — все эти люди рассчитывали выйти сухими из воды? Надеялись избежать наказания?

Йоав Ицхак: Я неоднократно называл Эхуда Ольмерта главарем преступной организации. И не зря. Ему удалось заткнуть рты журналистам, в том числе и тем, кто публиковал материалы о его махинациях. Более того, ему на какое-то время удалось нейтрализовать полицию и прокуратуру, навязать им такой порядок, при котором невозможно было всерьез расследовать накопившиеся подозрения. Однако за последние годы в правоохранительных органах произошли очень серьезные изменения. Мени Мазуз, юридический советник правительства, не испугался ответственности, поднял брошенную перчатку — и после упорной борьбы, продолжавшейся целых два года, дал указание провести расследование дел, о которых мы писали на нашем Интернет-сайте "Ньюс-1". Последовала серия расследований, и Ольмерт предстал перед судом — сперва по делу Таланского, делу "Ришонтурс" и делу Инвестиционного центра, а затем и по делу "Холилэнд". Я надеюсь, что вскоре ему предъявят еще одно обвинение — в попытке помешать ходу следствия. Его ждут еще как минимум три сложных процесса, и то наказание, которое он сегодня получил — шесть лет тюрьмы — это еще далеко не все. Дополнительное наказание ему может быть назначено и по делам Таланского и "Ришонтурс", если Верховный суд удовлетворит апелляции, поданные прокуратурой. Ну а помехи следствию — это, как говорится, отдельная песня. Согласно подозрениям, Ольмерт пытался помешать следователям не только в ходе дела "Холилэнд", но и ранее, в ходе судебного разбирательства по делу Таланского.

Евгений Сова: Вы ведь в деталях знаете эту историю. Где именно, по-вашему мнению, Ольмерт допустил прокол? Что стало последней каплей, переполнившей чашу?

Йоав Ицхак: Факты накапливались. Мы не опускали руки и публиковали все новые и новые свидетельства незаконной деятельности Ольмерта. В конце концов мы заставили юридического советника правительства, прокуратуру и полицию выполнять их прямые обязанности, то есть провести расследование. Но и сегодня, в мае 2014-го, после того, как произошло множество событий и Ольмерт давным-давно оставил пост премьер-министра, правоохранительные органы еще не закончили всю работу. Ольмерт осужден, но не вынесены приговоры очень многим лицам, замешанным в аналогичных преступлениях. Да и по делу Ольмерта расследованы далеко не все подозрения. Нет, я не стану советовать открывать сейчас новое следствие, дело Ольмерта в общем и целом завершено, — но не стоит забывать, что власти отнюдь не спешили с расследованием, вели себя нерешительно и пассивно, и это продолжалось очень долго. А ведь Ольмерт возглавлял правительство, и это позволяло ему укрепить свои позиции, расставляя нужных людей на нужные посты и оказывая влияние на правоохранительные органы. Эта ситуация длилась не меньше полутора лет, пока юридический советник правительства — надо сказать, вопреки своему обыкновению — не был вынужден дать распоряжение об открытии следствия. И с этого момента все пошло по-другому. А до того все обсуждалось исключительно в прессе, в основном на нашем сайте. Но как только следователи принялись за работу — и прокуратура, и юридический советник правительства увидели, что человек действительно погряз в правонарушениях, фактически был главарем преступной группировки.

Евгений Сова: Не знаю, уместны ли здесь комплименты, но хочу сказать, что вы сделали очень хорошую работу. Спасибо вам!

Йоав Ицхак: Спасибо!

authorАвтор: Евгений Сова

Ведущий программы "Герой дня"




Комментарии для сайта Cackle