x
channel 9
Фото: 9 Канал

Борис Немцов: "Путин — это смесь Сталина и Абрамовича"

В мире обсуждаются возможные сценарии того, как поступит Владимир Путин в отношении Украины. Один из ведущих российских оппозиционеров Борис Немцов считает, что Путин повторит там крымский сценарий. Он также считает, что Путин зайдет так далеко, как ему позволит украинский народ.

Г-н Немцов дал интервью программе "Герой дня" 9 Канала.

Но начался разговор с вопроса о том, не собирается ли оппозиционер покидать Россию.

"Я не собираюсь покинуть Россию, — сказал Немцов. — Я здесь, в Израиле, в Тель-Авиве нахожусь, поскольку у меня была операция. А сейчас проходит восстановление. В конце апреля я поеду в Москву. Потом в Ярославль, поскольку я депутат Ярославской думы. Просто иногда в моем возрасте бывают проблемы со здоровьем, которые надо решать".

Дина Марголина: То есть это [ваше пребывание в Израиле] никак не связано с вашей оппозиционной деятельностью?

Борис Немцов: Ну, в России от тюрьмы и сумы зарекаться нельзя. Особенно сейчас, когда в стране творится полнейший беспредел, где против каждого могут возбудить уголовное дело и каждого могут бросить за решетку. Но я в этом состоянии живу уже несколько лет. Поэтому для меня это не основание оставаться здесь, хотя тут живут очень приветливые люди, и я очень комфортно себя чувствую. Но, конечно, я вернусь на родину и буду продолжать работать.

Дина Марголина: Давайте вернемся к украинской теме. Ваша фотография красуется на "Стене позора" — в списке людей, которые подлежат наказанию за то, что высказывали оппозиционные Кремлю взгляды в отношении Украины. Вам это ничего не напоминает?

Борис Немцов: В 30-е годы в Германии тоже висели такие плакаты и позор, что Россия сейчас переживает похожие времена… Нас назвали национал-предателями. В принципе термин "национал-предатели" Путин использовал во время своей речи по поводу аннексии Крыма. Но он его заимствовал из книги Гитлера "Майн Кампф". Впервые этот термин появился именно там. И вообще, должен сказать, что риторика, которая признана сейчас мейнстримовской на официальном уровне, похожа на нацистскую 30-х годов.

Дина Марголина: Это новое явление?

Борис Немцов: Ранее подобное явление позволяли себе "Нашисты" на Селигере. Путин тогда стеснялся "Нашистов" и говорил, что это перебор, что это ошибки исполнения. Но сейчас все эти нашистские штучки стали главной политической линией, которую ведет Кремль. Он сознательно ищет врагов внутри страны, так как это приводит к консолидации общества вокруг вождя. Кстати, поиск врагов и вне, и внутри — это ровно то, что Путин делает постоянно в последние месяцы.

Дина Марголина: Чего Путин добивается?

Борис Немцов: У него всегда одна целью — любой ценой удержать власть. Править вечно в России. Удержать капиталы свои и своих друзей. Сейчас Европа и Америка приняли санкции против друзей Путина — долларовых миллиардеров, которые за годы правления Путина из малоизвестных бизнесменов превратились в участников списка Форбса. Например, Геннадий Тимченко. Он не гражданин России. Он эмигрировал в Финляндию и потом стал жить в Женеве. Он платит налоги за границей, но при этом продает 40% российской нефти.

Братья Ротенберги, которые были партнерами Путина по дзюдо. Санкции Запада против этих людей вдохновили Путина на дальнейшую борьбу.

Дина Марголина: Неужели можно пойти на аннексию суверенного государства из-за того, что Запад "обидел" твоих друзей?

Борис Немцов: Аннексия была предпринята для того, чтобы удержать власть и капиталы. Рейтинг Путина падал с 2007 года стремительно. С 75% тогда до 40% перед Олимпиадой. Тенденция была — вниз. Сейчас же рейтинг взлетел — больше 80%. Тактически Путин может считать себя победителем.

Стратегически же все проиграно, потому что российская экономика живет за счет экспорта нефти и газа в европейские страны. Но сейчас они будут выстраивать определенные барьеры и выталкивать "Газпром" и нефтяные компании. И у Путина ничего не останется, кроме как отдаться Китаю.

Дина Марголина: Хочу поговорить с вами о том, что происходит с российской оппозицией. Макаревич, Шевчук, Пугачева присоединились к оппозиции. Что с ними произойдет в дальнейшем, действительно ли против них будут применены санкции?

Борис Немцов: У нас в марте произошел разворот. Была коррупционно-авторитарная система, называлась суверенная демократия, а сейчас стала воровская диктатура. Она не терпит инакомыслия не только со стороны политиков-оппозиционеров, но и против деятелей искусства и культуры, журналистов, публицистов. Вот возбудили дело против известного писателя и публициста Альфреда Коха. Он не может вернуться. Постоянно травят Виктора Шендеровича. Он сейчас в США. Макаревича пытаются лишить наград и звания. Шевчук давно в "черном списке".

Но я не думаю, что этим людям грозит уголовное преследование, я не думаю, что их посадят. Все же Путин — не 100-процентный Сталин, то есть он вообще не Сталин, он такая комбинация Сталина и Абрамовича. То есть он хочет править как Сталин, а балдеть как Абрамович.

Оппозиционеров-политиков сажают потому, что они покушаются на власть Путина. А его главная цель — сохранить власть. Потому те, кто претендует на власть, подвергаются жесточайшим репрессиям. А те, кто просто критикуют, — тех травят...

Дина Марголина: Вы сказали, что Путин зайдет на Украине настолько далеко, насколько позволит ему народ. Вы думаете, что народ имеет силу и может что-то изменить?

Борис Немцов: Я напомню вам Майдан — там был народ. Разных взглядов, национальностей и социальных секторов. И украинский народ доказал, что он способен изменять свою судьбу.

Я вижу одну печальную картину: к сожалению, украинская власть очень слаба, украинские вооруженные силы очень слабы, и воли защищать свою страну я не вижу. Я не думаю, что так было бы, если бы Путин захотел взять Киев. Но то, что происходит на востоке страны, для меня очевидно.

В отличие от Крыма жители Донецка хотят дружить с Россией, но не хотят идти под крыло Путина, потому что знают, что это власть жуликов и воров, что будет беспредел. Власть должна объявить о проведении общеукраинского референдума о статусе регионов. Полномочия регионов должны быть увеличены. Надо идти на прямой диалог с теми, кто захватил здания, понимая, что руководят этими людьми выходцы из спецназа и вооруженных сил России.

Дина Марголина: Возможна ли ситуация Майдана в России? Может ли произойти народный бунт против власти, которую Вы назвали комбинацией Абрамовича и Сталина?

Борис Немцов: Социальных причин для такого восстания сейчас нет. Но при такой политике, которую проводит сейчас Путин, политике "железного занавеса", предпосылки есть. Если Путин захочет Майдан — он его получит. Не захочет — не получит. Издеваться над народом не надо.

Интервью публикуется с небольшими сокращениями. Полную версию смотрите в видеосюжете.

ВИДЕО





Комментарии для сайта Cackle