x
channel 9
Автор: Евгений Сова Фото: 9 Канал

Юлия Латынина: "Россия все больше становится похожа на арабские страны"

Особый взгляд на события в Крыму. Во что обойдется России аннексия полуострова? В студии программы "Герой дня" известная российская писательница Юлия Латынина.

Евгений Сова: Вы буквально с самолета из Киева?

Юлия Латынина: Из Москвы, но перед этим из Киева.

Евгений Сова:У нас есть фотография, которую мы хотим показать и вам. Ну вы видели. Нашим телезрителям. Давайте посмотрим. Что это вы делаете? Что это вообще такое?

Юлия Латынина: Ну слушайте, Господи, просто мне было очень холодно, мы с Венедиктовым вышли из здания киевского МВД. У меня с собой куртки не было. Венедиктов мне предложил свою. Я сказала, что у меня есть свой способ согреться, и показала его.

Евгений Сова: А, отдельный способ согреться. Но вы даже не думали, что фотография будет столь знаковая.

Юлия Латынина: Ну, вы знаете, все решили, что я что-то проспорила Венедиктову. Ничего.

Евгений Сова: А что вы делали в Киеве?

Юлия Латынина: Смотрела на то, что происходит. На то, как готовятся к президентской гонке, и на то, как готовится... Ну, собственно война с Россией уже снята с повестки дня, потому что Москва немного утихомирилась. То есть, очевидно, что Путин просто будет пытаться сделать то, что он хотел — отделить юго-восток демократическим путем. Он настаивает на федерализации. "Партия регионов" тоже настаивает на федерализации Украины. Когда я спрашивала людей из "Партии регионов", а чем ваш план отличается от плана Путина? Они отвечали: "Мы план Путина не читали". Ну не читали, бывает. "Партия регионов" не умеет читать. Это давно известно.

Евгений Сова: Вы говорите, что Путин изменил решение, но войска по-прежнему остаются на украинской границе, и это, собственно, то, что нервирует власть в Киеве. Что 35-40 тысяч солдат готовы в любой момент зайти в Киев и взять столицу Украины.

Юлия Латынина: Нет, слушайте, я думаю, что власть в Киеве должно нервировать другое. Это провокаторы и народные настроения на востоке, потому что он распропагандирован, как и в Крыму. Мы должны понимать, что люди в Крыму действительно проголосовали за присоединение к России. Но, наверное, это было не 95%, потому что понятно, что там мухлевали при подсчете, но я думаю, что это было под 90%. И я думаю, что примерно такая же картина — из того, что я понимаю, творится на юго-востоке. Во всяком случае, в Луганске и Донецке, потому что там живет специфический народ. Там живут нищие шахтеры, которые преданы своим донам, которые, как и на юге Сицилии, не могут связать причину своей нищеты с той структурой, которая ими управляет. Этим людям пообещали — они знают, что у них будут пенсии выше. Понимаете, как устроен юго-восток? Это сплошь бандитский регион — там все предприниматели начинали с этого, и менты там под бандитами. Бандиты — под службой безопасности, а служба безопасности — под ФСБ российским. Собираются воры и решают. И это будет очень тяжелая история для Украины. Это тот момент, когда демократические механизмы отказывают. Собственно, зачем Путину делать силой то, что можно добиться лаской? Там же главная интрига заключается в чем? План Путина все время менялся, как я понимаю. И первоначальный план был совсем другой. То есть, первоначальный план был как раз связан с юго-востоком. И когда Янукович на неделю исчез из Киева, если вы помните...

Евгений Сова:В Харькове было собрание знаменитое.

Юлия Латынина: Да, да, тогда. В Харькове было собрание. Насколько я понимаю, они должны были заявить, что власть в Киеве захвачена фашистами, бандеровцами... У нас теперь новый термин есть — "жидо-бандеровцы". И вот ими захвачена власть в Киеве, естественно, на деньги Запада. И вот мы тут создаем государство на юго-востоке Украины. Они пытались понять, как его назвать. В какой-то момент почему-то они струсили и Допа и Гепа, так зовут соответствующих начальников области, они слились. Янукович поехал на аэродром, хотел сесть на самолет и бежать в Россию. Самолет ему к этому времени уже заблокировали. Он сел в машину и поехал в Крым. Логистику представляете себе — из Харькова в Крым. Там, насколько я понимаю, он все-таки улетел сначала в Россию, потом его вернули. То есть, он вернулся в Симферополь. Потом он услышал, что его едут "брать", потому что Аваков — это новый глава МВД и Наливайченко, новый глава СБУ, поехали его "брать", но поскольку они новые, а структуры старые, то ему стало известно через три с половиной минуты после принятия решения. И Янукович "сквозанул" на российский корабль, даже не на самолет. Но потом как-то с корабля его эвакуировали. То есть, могло быть гораздо хуже — отделение всего юго-востока Украины.

Евгений Сова: Сегодня получается ситуация, при которой власть в Киеве как-никак, с горем пополам может найти ту самую нить, которая стабилизирует ситуацию, несмотря на то, что вы говорите — и бандиты, и там воровские сходки, и так далее. Но тем не менее пока же никто не откалывается от Киева.

Юлия Латынина: Пока никто не откалывается от Киева, но все ждут выборов 25 мая. Будут выборы мэров. Я думаю, что на юго-востоке будет очень сложная ситуация. Я не знаю, как власти смогут с ней справиться, потому что они могут остановить провокаторов, они могут договориться с Ринатом Ахметовым — это фактически хозяин Донецка, главный тамошний олигарх, который, собственно, владелец "Партии регионов"...

Евгений Сова: Который, кстати, выступал за "Единую Украину", между прочим.

Юлия Латынина: Да, но я боюсь, что Ахметов уже не контролирует ситуацию.

Евгений Сова: А кто тогда контролирует ситуацию?

Юлия Латынина: Ну отчасти ситуацию контролировало российское телевидение, как ни печально сказать. Ну вот образчик, правда, не российского телевидения, а российской пропаганды мы видели только что — я даже не знаю, что это было, как этого человека назвать. Его нельзя назвать журналистом. Сумасшедшим его тоже нельзя называть, потому что он транслирует те идеи, которые несутся с российского телевидения все время. Но когда человек говорит, что власть на Украине захватили фашисты, с дуба можно рухнуть.

Евгений Сова: А вы сказали "жидо-бандеровцы"...

Юлия Латынина: Это у нас новый такой термин.

Евгений Сова: Тот факт, что и в Харькове евреи, и Коломойский в Днепропетровской области — еврей, как это добавляет в понимании того, что происходит на территории Украины?

Юлия Латынина: Никак не добавляет. Российская официальная пропаганда не имеет отношения к реальности. Я увидела статью о поджогах синагог. Ну это все равно, что говорить о поджоге синагог в США. Наверное, в Америке столько же синагог поджигают, если не гораздо больше.

Евгений Сова: Хорошо, Юль, вы журналист, как так получается, что ни один из ваших коллег в России не встанет и не скажет — ребят, я не могу больше врать, мне надоело?

Юлия Латынина: Ну почему же? Вот многие встали. С Russia Today, по-моему, два человека ушли.

Евгений Сова: Ну они же не россияне, они американцы. Там уже паспорт не позволял.

Юлия Латынина: Секундочку. На "Эхе Москвы" не врут. Кто не хочет, не врет. В "Новой газете" не врут. Кто не хочет, не врет. За журналистов "НТВ" я не отвечаю, потому что, извините, на "НТВ" давно не журналисты. Я там видела на Украине совершенно потрясающий телеканал, называется "112". Его за полтора месяца создали на деньги министра внутренних дел Захарченко. Он "стримил" новости 24 часа в сутки, но был создан специально, чтобы засовывать даже не пропаганду, а просто провокации. То есть, полное вранье. Проходила девушка и говорила: "Я собирала деньги на онкобольных, я пришла на Майдан собирать эти деньги, меня побили и голой провели по Майдану". Это были платные агенты, даже не журналисты. Конечно, мы не дошли до такого изыска, но в общем, "Россия" — это такой телеканал "112" большой.

Евгений Сова: Это главное ощущение, которые вы испытываете после поездки? Вы возвращаетесь из Киева, и видите, какая жуткая пропаганда.

Юлия Латынина: Каждый человек, который хочет видеть, он и до этого видел. Мне моя поездка в Киев не прибавила к моему пониманию ситуации, в этом смысле. Единственное, что я своими глазами увидела Крещатик, на котором не то что сожженных синагог не было, но и магазинов — там они все закрыты были — палатки вокруг, шины, горит чего-то.

Евгений Сова: Похож на булгаковский Киев времен Белой гвардии?

Юлия Латынина: Сложно сказать. Дело в том, что Киев очень обтрепался за время правления Януковича и вообще за 20 лет. Он довольно гадко выглядит. Майдан, бесспорно, является его украшением — эти палатки, эти баррикады. Такая мужественность. И рядом, как я уже сказала, магазины. Они большей частью не открыты, но ни одна витрина не разбита. Там Дом профсоюзов сгорел, это да. Но вот рядом ни одна витрина не разбита. Там же самые дорогие магазины во всем Киеве. Sale 70%. Какое-то кафе уже работает.

Евгений Сова: Сейчас мы выходим на короткую рекламу, после которой вернемся к разговору с Юлией Латыниной и попытается разобраться, каково себя чувствовать врагом русского народа.

Евгений Сова: Программа "Герой дня". Со мной в студии известная российская журналистка Юлия Латынина. Юля, каково быть врагом русского народа?

Юлия Латынина: А это вы кого спрашиваете?

Евгений Сова: Ну вас внесли в список врагов русского народа...

Юлия Латынина: Честно говоря, я даже не обращаю на это внимания. И я думаю, что те люди, которые внесли меня в список русского народа — вроде этого журналиста. Они даже нерелевантны.

Евгений Сова: То есть, нет угроз, вас никто не закрывает, не пытается на вас давить? Вы не ощущаете это?

Юлия Латынина: Нет, не ощущаю.

Евгений Сова: Ну так это ж хорошо.

Юлия Латынина: Конечно, хорошо.

Евгений Сова: Вы — яркий пример того, что в России есть хорошая журналистика. Или нет?

Юлия Латынина: Как минимум я яркий пример того, что те люди, которые составляют списки врагов русского народа, они пока еще маргиналы.

Евгений Сова: Это не может не радовать. Возвращаясь к события в Крыму, как вам видится позиция Израиля? Израиль фактически официально заявил о некоем своем нейтралитете. Здесь три недели назад на вашем месте был Авигдор Либерман, который сказал, что мы не вмешиваемся. Мы не должны кого-то учить решать конфликты.

Юлия Латынина: Я думаю, у Израиля есть гораздо более насущные проблемы, чем разбираться в том, что случилось между Украиной и Россией. И от позиции Израиля, наверное, мало что зависит.

Евгений Сова: А если бы вслед за Израилем Запад тоже объявил: "Мы занимаем нейтральную позицию"? Европа бы заявила об этом. Как бы вы реагировали?

Юлия Латынина: Тогда юго-восток был бы уже российским.

Евгений Сова: Так нужно вмешиваться или не нужно вмешиваться?

Юлия Латынина: Я не сторож стране Израиля. Меня гораздо более напрягает то, что в результате всего произошедшего Россия может оказаться в том же положении, в котором пребывают арабы. А Украина, соответственно, окажется, в положении Израиля. Ну она, конечно, побольше. В положении страны, которая окружена сильно численным врагом, где помимо того, что власти настроены на войну, еще и у населения "снесло крышу".

Евгений Сова: Как в российском обществе воспринимают события в Крыму? На уровне народа — они поддерживают аннексию Россией Крыма?

Юлия Латынина: Я не отвечаю за народ, поскольку, как я понимаю, рейтинг Путина взлетел до небес. Также, если вы обращаете внимание, поднялся курс доллара. Это означает, что те люди, у которых вместо мозгов телевизор, думают одно, и они составляют большинство населения. А те люди, у которых есть деньги, думают, вероятно, по-другому.

Евгений Сова: Да, но если доллар растет, это же хорошо. Нефть продается, больше рублей на внутреннем рынке?

Юлия Латынина: Это показывает, что те люди, у которых есть деньги, при этом я не имею в виду миллиардеров и миллионеров, а люди, которые получают ну хоть сколько-нибудь нормальную зарплату, они понимают, что грядет реальная катастрофа. Катастрофа, кстати говоря, прежде всего экономическая. И самое ужасное, что мы скатываемся в компанию тех стран, которые за нас голосовали, типа Венесуэлы, Боливии, Куба, КНДР, Сирии. Все замечательные страны. И мы скатываемся в компанию уже даже не стран-хулиганов, а стран-изгоев со своей непредсказуемой внешней политикой, которые подвергаются санкциям. И эти санкции только укрепляют внутреннюю власть правительства, потому что все население голодает. Люди, приближенные к власти, продолжают каким-то образом компенсировать себе их убытки. Я не сомневаюсь, что господа ротенберги и ковальчуки мало потеряют от того, что у них что-то заморозилось за рубежом, потому что они все компенсируют внутри. Средний класс теряет все, а люмпены считают, что им плохо живется, но это от того, что всех окружают враги. И мы скатываемся в ряд этих стран, которые находятся в стороне от свободного мира. Которые, в отличие от прежних тоталитарных стран, конечно, не запрещают эмиграцию, потому что им, наоборот, выгоднее. Чем больше мозгов уехало, тем лучше. Которые не соревнуются со свободным миром в области технологий, потому что это невозможно, когда все мозги уехали. И которые считают себя центром мира и объясняют, что все плохое, что происходит вокруг них, происходит из-за того, что проклятые Соединенные Штаты и проклятый Запад. И которые объясняют своим гражданам, что мы такие бедные, и мы такие духовные. Мне очень неприятно, если внутри России будет вот такая психология, как на Ближнем Востоке. Только без Аллаха.

Евгений Сова:На Ближнем Востоке тоже психология, что Америка слабая, и поэтому Россия себя ведет так, как она себя ведет. В России понимают, что Обама — слабый президент?

Юлия Латынина: Понимаете, это не Обама слабый президент. Это демократия — слабая система. Демократические страны, например, долго ничего не могли противопоставить Гитлеру, например.

Евгений Сова: Если бы был Буш сейчас, какова была бы реакция Запада на аннексию Крыма? Или же Путин не решился бы тогда на такие действия?

Юлия Латынина: Ну, во-первых, Путин при Буше начал грузинскую войну. Во-вторых, если честно, я не думаю, что санкции, которые ввел Обама, они настолько слабые. Они очень хорошо ударили по достаточно ближнему окружению российского президента. И они очень правильно построены. То есть, они сначала были очень незначительны. Когда Россия продолжила эскалацию конфликта, они тоже повысились. То есть, совершенно очевидно, что этим санкциям еще есть, куда нарастать, и сейчас Кремль это имеет в виду.

Евгений Сова: Что это значит — они потеряли свои деньги в швейцарском банке и не могут их взять? Что вам известно?

Юлия Латынина: У них заморожены активы. У них гигантские проблемы за рубежом. У всех их компаний будут гигантские проблемы за рубежом. Вы понимаете, что, например, у "Банка России", я не знаю, на каком софте он существует — может быть, Oracle, может быть, еще кто-то, у него просто софт грохнется через три месяца.

Евгений Сова: А вы знаете, что говорят многие российские политики? "У нас нет активов за рубежом, и это беззубые санкции, они нам не вредят".

Юлия Латынина: Ну, вы знаете, у Рогозина, может быть, и нет. А у гражданина Тимченко, который у нас проживает в Швейцарии и финский гражданин, я сомневаюсь, что у него нет активов за рубежом.

Евгений Сова: Хорошо, Юля, ваш прогноз. Куда идет Россия в этом конфликте? И чем вообще это все разрешится, если разрешится?

Юлия Латынина: Ну я уже сказала, что мой печальный прогноз заключается в том, что Россия идет в сторону Венесуэлы. Я лично считаю, что рано или поздно, помимо укрепления авторитарного режима, дело кончится всеобщей атмосферой ненависти. Что да, мы плохо себя чувствуем, но это потому что нас окружают враги. 34 года Роберт Мугабе правит Зимбабве, и если вы спросите любого зимбабвийца, почему у них в стране такая задница, то он ответит, что президент великий. Значит, мы тут вставали с колен, и тут нам проклятые белые вредят. Какова сейчас миссия образованных и думающих людей в России, потому что Россия все-таки не Зимбабве, далеко не Зимбабве? От этой прослойки думающих людей зависит то, насколько страна в это скатится.

Евгений Сова: Вы очень часто бываете в Израиле. Что вас так тянет?

Юлия Латынина: Не очень часто, но периодически.

Евгений Сова: И ощущения страны какие?

Юлия Латынина: Завидую стране, хорошая страна.

Евгений Сова: У нас премьер-министр приговорен, президент под стражей, и вы завидуете нам?

Юлия Латынина: Так это совершенно замечательно, когда в стране могут посадить премьер-министра.

Евгений Сова: В России, вы думаете, произойдет такое когда-нибудь? Не сейчас, а может, через много-много лет?

Юлия Латынина: Посмотрим. Я пессимист. Я думаю, что на Украине многих посадят.

Евгений Сова: Юлия Латынина, большое вам спасибо за то, что пришли к нам, ну и за ваш комментарий нашей программе.

authorАвтор: Евгений Сова

Ведущий программы "Герой дня"

ВИДЕО





Комментарии для сайта Cackle