x
channel 9

Автор: Александр Непомнящий Фото: 9 Канал

"Твиттер-шмиттер"

"Твиттер-шмиттер", — сказал Реджеп Эрдоган на предвыборном митинге в городе Бурса пять дней назад: "Мы искореним "Твиттер". Меня не интересует, что говорит международное сообщество. Каждый убедится в мощи Турецкой Республики". Через несколько часов двенадцать миллионов пользователей, выводивших Турцию в десятку государств, лидирующих по распространению "Твиттера" в мире, лишились своей сети.

Страна, на протяжении долгого времени считавшаяся единственной мусульманской страной, обладающей более или менее демократической системой управления; страна, входящая в НАТО, член Европейского Совета и кандидат в члены Европейского Союза, стала вторым после Китая государством мира, запретившим популярную социальную сеть "Твиттер".

Ещё в июне 2013 года во время прокатившихся по стране массовых волнений вокруг строительства на месте парка Гези в Стамбуле, глава турецкого правительства назвал "Твиттер" проблемой, заявив, что в нем публикуется "совершенная ложь".

При этом согласно исследованию, проведенному в 2013 лабораторией по изучению социальных медиа и политического участия при нью-йоркском университете, если во время восстания в Египте в 2011 лишь треть сообщений (твиттов) возникли в Египте и были написаны на арабском языке, то в Турции во время протестов по поводу парка Гези 90% сообщений были отправлены из Турции и написано по-турецки. Другими словами, протестный потенциал в Турции был в три раза выше, чем в Египте, что не могло не напугать правительство Эрдогана.

В феврале Эрдоган заявил, что "технократическое лобби" (эвфемизм для лагеря сторонников Фехтуллы Гюлена, ставших главными оппозиционерами правящей Партии справедливости и развития) атакует правительство посредством сообщений в "Твиттере". Так премьер отреагировал на публикацию в интернете записей телефонных переговоров, уличающих правительственных чиновников и его самого в фантастической коррупции.
А в начале марта Эрдоган не исключил блокировки Facebook и YouTube "в случае необходимости". К слову, в 2000-х годах YouTube уже неоднократно блокировался турецкими властями.

Около полутора месяцев назад президент Турции Абдулла Гюль подписал ряд ограничений для Интернета, разработанных правительством Реджепа Эрдогана. Глава агентства телекоммуникаций, назначенный Эрдоганом из Национальной разведки — самой преданной премьеру из государственных структур, — получил возможность в течение 4 часов заблокировать доступ к интернет-сайту после получения жалобы о нарушении конфиденциальности. Кроме того, турецкие веб-хосты обязаны сохранять всю информацию до двух лет.

Турецкие либералы ожидали, что Эрдоган начнёт серьёзную атаку на Интернет уже после выборов, но ошиблись. Доступ к "Твиттеру" — самой популярной социальной сети в стране, — был закрыт.

Пресс-секретарь премьера позже пояснил, что "Твиттер" "игнорировал судебные решения и не выполнял требований закона". "Иного средства, кроме блокировки доступа для защиты наших граждан, не было", — заключил чиновник.

Поначалу канцелярия премьер-министра утверждала, что закрытие "Твиттера" в стране связано с постановлениями четырех местных судов. Мол, истцы якобы жаловались на вторжение в их личную жизнь через "Твиттер", и суды потребовали от социальной сети удалить определенные аккаунты. А поскольку "Твиттер" не отреагировал, была закрыта вся сеть.

Позже выяснилось, что указанное юридическое обоснование "шито белыми нитками" и не соответствует действительности. К тому же и сам Эрдоган связал закрытие сети с распространяемым там на него и его окружение компроматом, назвав, естественно, всю информацию ложью.

Реальная причина закрытия, судя по всему, была связана с ходившими по стране слухами о том, что самый жесткий компромат, рассказывающий о коррупции премьера, должен был появиться за пять дней до муниципальных выборов, то есть 25 марта.

Накануне страна уже успела познакомиться с наставлениями Эрдогана сыну о том, как избавиться от миллиарда долларов наличными и как правильно вытряхивать взятки из бизнесменов. Учитывая это, трудно даже представить, что могло бы оказаться более скандальным, чем эти разоблачения.

Так или иначе, сеть была закрыта. В стране развернулась борьба за продолжение использования сети в обход запрета. В очень короткое время через тот же "Твиттер" стали распространяться методы доступа к сети с помощью изменения настройки DNS и через виртуальные частные сети VPN.
VPN Сан-Франциско объявила о своем намерении обеспечить бесплатное обслуживание для Турции. Множество сетевых изданий призвали своих читателей преодолевать запрет, распространяя соответствующие инструкции.

В связи с запретом, выразили свою озабоченность по поводу демократических прав в Турции Госдепартамента США и институты ЕС.
Однако Эрдоган, беря пример со своего северного соседа, не только не отступил перед "озабоченностью" западных лидеров, но даже расширил санкции, заблокировав и Google, дающий возможность изменять настройки DNS и таким образом входить в сеть.

Хотя противники Эрдогана убеждены, что борьба с "Твиттером" в итоге только увеличила популярность этой социальной сети, скорее всего, такого массового и широкого распространения, как до запрета, она уже не имеет.
Тем временем, суд Анкары отменил запрет на использование "Твиттера" и предписал открыть доступ к сервису микроблогов. Несмотря на чистки в судебных органах и прокуратуре, проведенные Эрдоганом в последние месяцы, в судах все ещё немало сторонников Гюлена. Вероятно, именно они и провели новое постановление. Однако поскольку агентство по телекоммуникациям, которому предписано разблокировать доступ к "Твиттеру", подчиняется Эрдогану, не факт, что оно будет выполнено. Более того, турецкие власти закрыли ещё и YouTube.

Пока что Эрдоган продолжает пользоваться значительной популярностью в стране и потому не стесняется использовать все доступные методы для достижения своих политических целей и удержания власти. Борьба с Интернетом, очевидно, является лишь отражением гораздо более глубокого и серьезного кризиса политической системы Турции.

По оценке Сонера Чагаптая, сотрудника Вашингтонского института ближневосточной политики, ограничения Интернета и отказ от открытого общества могут катастрофически сказаться на экономическом развитии Турции, так как повлияют на возможность получения международных инвестиций, достигающих сегодня 40 миллиардов долларов в год.
Майкл Рубин, сотрудник Американского института предпринимательства настроен ещё более пессимистично. По его мнению, режим Эрдогана поддерживающий ХАМАС, участвующий в нарушении санкций в отношении Ирана и контрабанде оружия для Аль-Каиды в Сирии, а также поощряющий межрелигиозную вражду в Нигерии и поднимающий коррупцию в стране на совершенно новый уровень, практически завершил свой переход из союзников США в противники.

Но может статься, у Турции, теряющей своих западных партнеров, возникнет новый союзник, не отстающий от неё по части сворачивания свободы слова.
По словам российского сетевого издания Грани.Ру "зачистка общественно-политического интернета в России идет полным ходом". После фактического уничтожения другого сетевого новостного издания — Ленты.Ру, где сменилась практически вся редакция, распоряжением Генпрокуратуры, российским пользователям закрыли доступ к блогу оппозиционера Алексея Навального, а также к либеральным сайтам Грани.Ру, ЕЖ.ру и Каспаров.Ру, хотя ни один материал, опубликованный на этих ресурсах, не был признан экстремистским.

"Грани" инициировали "военный совет" лидеров опальных СМИ для обсуждения методов противостояния цензуре. Одни уповая на закон, предлагают добиваться отмены запрета через Европейский суд по правам человека, хотя и понимают, что даже в самом лучшем случае процесс растянется на долгие месяцы. Другие считают необходимым донести до максимального количества пользователей информацию о способах восстановления доступа, предлагая и "оффлайновые" меры, вплоть до раздачи листовок, и призывы к крупнейшим сообществам в социальных сетях. Тем не менее, пропаганда средств обхода цензуры эффективна только для ядра аудитории заблокированных сайтов. Поэтому, по мнению других, приходит время новых некрупных СМИ с диверсифицированными схемами финансирования и распространения.

Россия и Турция движутся по северокорейскому пути. И оппоненты власти форсировано штудируют опыт жителей Китая, Ирана, Судана и других подцензурных стран. Надеясь, по словам одного из создателей Ленты.Ру Антона Носика, на то, что "в условиях давления работают горизонтальные связи, сетевые, а не консолидированные структуры".

Как известно, человек лучше всего способен оценить ценность того, что уже потерял. Жителям Израиля и США, столь часто желающим подвесить своих политических лидеров кверху ногами и наблюдающим нынче за коллизиями свободы слова на просторах русскоязычного медийного пространства остаётся лишь оценить то, чем они обладают.

Оригинал публикации.

authorАвтор: Александр Непомнящий

Публицист




Комментарии для сайта Cackle