x
channel 9

Автор: Александр Непомнящий Фото: 9 Канал

Почему Обама не сможет?

Существует распространенное заблуждение о том, что американский президент в свой второй срок, зная, что это его последняя каденция, может позволить себе пренебречь ограничениями и действует без оглядки на своих оппонентов, а потому практически всесилен.

Таким образом, Барак Хусейн Обама, страстно желающий вписать свое имя в историю в качестве великого миротворца, способен обрушить на Израиль и его правительство столь мощное давление, что устоять перед ним будет невозможно.

Однако это в корне ошибочное представление совершенно не учитывает основные составляющие политической системы США, принципиально отличающейся как от израильской, так и от европейских моделей политического устройства.

Полное разделение властей, система сдерживания и противовесов не дают президенту в его второй срок освободиться от ограничений, наложенных избирателями и обеими палатами Конгресса ни во внутренних вопросах, ни в тех, что касаются внешней политики и обороны.

В отличие от распространенного мнения, президент во второй каденции достигает вершины могущества в день инаугурации. А затем неумолимо теряет свое влияние, скатываясь по наклонной к состоянию, называемому положением "хромой утки".

Причина слабости президента на втором президентском сроке связана с разной длительностью политической жизни президента и членов Конгресса.

Члены Палаты представителей избираются на два года и могут быть переизбраны вновь без ограничений. Сенаторы избираются на шесть лет и также могут быть избраны без ограничений вновь. В то же время, президент может быть лишь дважды избран на срок в четыре года.

Действительно, в свою вторую каденцию президент стремится оставить свой след в истории, ставит перед собой амбициозные цели, действуя вопреки быстро истекающему времени его политической жизни. Отсюда и происходит его приверженность к быстрым решениям сложных задач.

Однако конгрессмены, пользующиеся преимуществами куда более долгой политической жизни, не склонны к резким изменениям, способным привести к мощным сотрясениям системы, и как следствие – к потере избирательских симпатий, способной повредить шансам на переизбрание.

Верность своим избирателям, голосующим напрямую для конгрессмена, таким образом, оказывается важнее преданности президенту. Поэтому у конгрессмена нет причин "ложиться костьми" за президента в ущерб своим интересам.

Кроме того, с каждым днем способность президента в своей второй каденции наказать своих оппонентов и наградить сторонников уменьшается. Отсюда вытекает и резкое падение поддержки президента в Конгрессе.

В своей недавней статье Йорам Эттингер, в прошлом генеральный консул Израиля в США, приводит любопытные данные на эту тему. Например, в первый год своей второй каденции президент Эйзенхауэр поддерживался 89% Конгресса, но лишь 52% и 65% в последние два года. Президент Никсон пользовался 74% поддержки в свой первый год, но только 60% накануне отставки. Рейган начинал с 82% в первый год и закончил 47% в последний. Клинтон с 86% опустился до 54%—65% в последние три года.

Наконец, падение популярности во вторую каденцию происходит и по причине непредвиденных экономических или военных событий. Оно также может стать следствием ухода разочарованных соратников, президентского тщеславия, скандалов и т. д.

В результате выборы в Конгресс, происходящие в середине второй президентской каденции, как правило, наносят ущерб именно президентской партии. По мнению Эттингера, если бы ноябрьские выборы 2014 произошли сейчас, то, скорее всего, республиканцы получили бы большинство в Сенате, сохранив при этом большинство в Палате представителей, и могли бы парализовать действия президента.

Имидж Обамы серьезно подпорчен целым рядом просчетов, ошибок и скандалов – сложностями, возникшими вокруг реформы здравоохранения, ставшей флагманом его политического курса, расследованием обстоятельств гибели дипломатов в Бенгази, преследований налоговыми органами правых организаций, скандальной утечкой о прослушках АНБ, и наконец, разразившимся теперь украинским кризисом. Опросы показывают, что поддержка Обамы среди избирателей снизилась до 40%.

При этом, согласно опросам института Гэллапа, популярность еврейского государства среди американцев находится на самом высоком уровне с тех пор, как в 1991 институт Гэллапа впервые опросил американцев об их отношении к зарубежным странам – 72% жителей США считают Израиль очень или в основном благоприятной страной.

Учитывая столь значительную поддержку Израиля американскими избирателями, охватывающую как республиканцев, так и сторонников демократической партии, кажется маловероятным, что Обама даже при всем желании будет способен оказать на Израиль давление, против которого нельзя было бы устоять.

Оригинал публикации.

authorАвтор: Александр Непомнящий

Публицист




Комментарии для сайта Cackle