x
channel 9
Автор: Роман Янушевский Фото: 9 Канал

Барух Марзель: "Не "джобнику" Лапиду нас учить морали"

Барух Марзель – политик крайне правого толка, председатель партии "Еврейский национальный фронт". В прошлом – депутат Кнессета, глава фракции в партии КАХ, которую возглавил после убийства ее духовного лидера раввина Меира Кахане. Во время предвыборной кампании в Кнессет в 2013 году занял третье место в правом списке "Оцма ле-Исраэль".

Роман Янушевский: Вы себя относите к праворелигиозному лагерю?

Барух Марзель: Не люблю определений. Я – там, где истина.

Роман Янушевский: Где же истина сегодня?

Барух Марзель: Истина сегодня заключается в том, что мы с вами стали свидетелями войны культур. Светский Израиль пытается навязать свои ценности Израилю религиозному.

Роман Янушевский: В чем это выражается?

Барух Марзель: Сейчас все говорят о призыве "харедим" в армию. Но посмотрите, кто говорит. Такое ощущение, будто бы все те, кто ненавидит религию и хочет сделать страну светской, только их это и волнует.

Роман Янушевский: Кто конкретно вас смущает?

Барух Марзель: Те, кто требуют равенства в обязанностях. Забавно, что многие из них сами толком не служили. Взять хотя бы Лапида, всю службу пробывшего журналистом в армейском журнале "Бамахане". Он вовсе не тот человек, кому следует говорить о призыве. Его заместитель Шай Пирон провел в армии всего полгода. Когда я служил в Ливане, где меня ранили, Пирон прослужил где-то глубоко в тылу, "джобником", полгода. Так что кому-кому, а не людям, откосившим от полноценной службы в армии, учить нас морали.

Роман Янушевский: А кому учить?

Барух Марзель: Вы будете смеяться, но если сравнить, где больше депутатов, отслуживших в армии – в партии "ШАС" или "Еш Атид", вы увидите, что в "ШАС". Как такое может быть? Почему Лапид служил при военном журнале? Неужели у него были проблемы со здоровьем? Ничего подобного – он здоров, как бык, боксом занимается. Просто его папа не захотел, чтобы сын погиб. Те, кто служит в киберчастях, тоже здоровые люди. С чего бы вдруг в северном Тель-Авиве вдруг появилась мода на арабский язык? Все его учат, чтобы в армии попасть не на передовую, а в разведку. А теперь посмотрите на мое окружение, где тут отлынивающие от службы? Все в боевых частях служат! Половина командиров батальонов носят вязаные кипы. Тогда зачем кричать? Сами идите служить. Если все ультраортодоксы будут призваны в армию, она станет ультраортодоксальной. Вы этого хотите? Да у нас боятся даже назначить религиозного человека на должность начальника Генштаба ЦАХАЛа. Так что глупости все это. Просто хотят больно ударить тех, кто изучает Тору, и с этим я не согласен. Когда дело доходит до войны культур, я на стороне "харедим", хотя служил в армии, принимал участие в Ливанской войне, был ранен. Меня тогда не призвали. Я на попутках добирался в Ливан. Провел там полгода. У меня есть мотивация, меня не надо призывать.

Роман Янушевский: Но не у всех такая мотивация, как у вас...

Барух Марзель: Лучше пусть молодой религиозный еврей изучает Тору. Этим он больше помогает народу Израиля, чем его сверстник с ружьем в военном лагере, потому что учащийся ешивы развивает еврейский гений, еврейскую Тору. Да лучше еврейскую философию изучать, чем работать в журнале "Бамахане". Важно развивать и укреплять самобытную еврейскую культуру. Это то, что укрепляет нашу связь с Землей Израиля. Я уже молчу о том, что без помощи Вс-вышнего мы вообще тут не выживем.

Роман Янушевский: А кто служить будет? Мы живем не в самом мирном регионе...

Барух Марзель: Я не против призыва в армию как такового, я против насильственного сгона в нее религиозной молодежи, которую просто хотят вырвать из ешив – и ничего более. Армия не заинтересована в массовом призыве ультраортодоксов. Единственная причина, почему об этом все говорят – политическая. Никто на самом деле не пытается добиться равенства в обязанностях. Почему тогда арабов не обязывают служить? Или на них равенство не распространяется?

Роман Янушевский: Какое в целом отношение к службе в армии среди ультраортодоксов?

Барух Марзель: Любому иудею, ультраортодоксу или нет, совершенно очевидно, что тот, кто не изучает Тору, должен идти служить. Но и армии нужно подготовить условия для этого. Как солдатка получает особые условия для девушек, так и религиозным нужно предоставить то, что им подходит. Им нельзя навязывать светский образ жизни. Факт в том, что последние пять лет в подразделение "НАХАЛ Хареди" тяжело попасть – нет мест, но армия не создала еще одно аналогичное подразделение. Почему? Потому что не хотят, это дорого. Если бы открыли "НАХАЛ Хареди-2", его бы с легкостью наполнили бойцами.

Роман Янушевский: Если бы вы говорили перед группой ребят ультраортодоксов призывного возраста, что бы вы сказали им?

Барух Марзель: Я бы сказал им следующее – армия вас не хочет. Это все политики, которые хотят ублажить избирателей, придумывают новостные поводы. Когда армия захочет призвать ультраортодоксов и подготовит для них соответствующие рамки, позволив им сохранить свою религиозную культуру, те из них, кто не изучает Тору, пойдет служить. Проблема в том, что армия не заинтересована в них. Я лично слышал это от высокопоставленных военных.

Роман Янушевский: Почему вы думаете, что армии не нужны солдаты?

Барух Марзель: ЦАХАЛу нет смысла призывать человека немотивированного. Такой призывник будет сидеть в тюрьме, уходить в самоволку. Армии нужны солдаты с высокой мотивацией к службе. Только они смогут побеждать противника. Если кого-то через силу тащить, через военную тюрьму, это приведет только к лишним расходам.

Роман Янушевский: Не обязательно всем служить в боевых частях, есть войска поддержки, службы тыла...

Барух Марзель: Сколько процентов призывников попадает в боевые части? 8-10 процентов? Остальные не стремятся туда, потому их там нет. Тот, кто не хочет служить в бригаде "Гивати", этой бригаде не нужен. Если взять любого человека и отправить его служить к десантникам, неужели он станет проходить с ними 60-километровые марши? Он будет только мешать остальным. Кому это нужно? Армии следует стать более профессиональной, более умной и щедрой по отношению к военнослужащим. Тот, кто идет служить в боевые части, должен получать зарплату, а не жалкие несколько сот шекелей. Это тыловые крысы "джобники" пусть получают меньше. Им пусть платят 300-500 шекелей. Сейчас в армии слишком много людей, и их готовить – дорого, да и не всегда нужно. Скажите, зачем солдатке уметь стрелять, если она потом будет подавать кофе в Генштабе? Дешевле посадить туда обычную секретаршу на зарплату.

Роман Янушевский: Давайте вернемся к нашей теме. Есть ли изменения в отношении ультраортодоксов к армии?

Барух Марзель: В последние годы число религиозных парней, желающих призваться в армию и проходить альтернативную или национальную службу, постоянно растет. Но когда все превращается в идеологическую войну, и ультраортодоксам призыв навязывают, это имеет только обратный эффект. Я знаю людей, которые пошли бы служить, но поняв, что это война культур, решили отказаться.

Роман Янушевский: Если призыв в армию – такая проблема для ультраортодоксов, то почему бы им не призываться на альтернативную службу и помогать своей же общине?

Барух Марзель: Если из пальца высасывать должности для альтернативной службы, кому это надо? Конечно, можно дать каждому в руки метлу и назвать это альтернативной службой, но что вы от этого выиграете? Стране все это обойдется дороже.

Роман Янушевский: Почему сразу убирать улицы? Можно идти в пожарные, полицию, тюрьмы...

Барух Марзель: Поверьте мне, в ЗАКА и МАДА и так хватает волонтеров-ультраортодоксов. Им больше не нужно. Они и так там. А если засчитывать им волонтерскую деятельность как альтернативную службу, стране это будет стоить денег. Дело просто дойдет до того, что учащиеся ешив будут числиться проходящими альтернативную службу. И чего мы этим добьемся? Он будет изучать Гмару и получать тысячу-полторы шекелей в месяц от государства. Потом женится, а женятся они рано. В 21 год у него будет один или даже двое детей, тогда ему надо платить уже пять тысяч. Зачем армии вся эта головная боль?

Роман Янушевский: И все же, как сделать армейскую службу привлекательной для ультраортодоксов?

Барух Марзель: Нужно прийти к ведущим раввинам и сказать им: "Мы хотим, чтобы вам было хорошо, и ваше экономическое положение улучшилось. Мы не собираемся отправлять ваших детей в подразделения, где их превратят в светских. Мы не хотим, чтобы вы отказались от своей веры". Когда они почувствуют это, то пойдут навстречу. Наша цель – чтобы армия была лучше, и общество стало лучше. Но в принудительном порядке это не делается. Существующее положение можно поменять, только если подходить с теплом и любовью. Тогда общество и станет лучше.
А пока о призыве в армию говорят вовсе не те люди, кому следовало бы. Армии ультраортодоксы не нужны, потому что готовить из них солдат дороже в несколько раз, чем из обычного призывника. Ребят просто хотят вытащить из ешив. Это объявление войны, а через войну эту ситуацию не разрешить. Помяните мое слово, с законом Шакед они не смогут призвать ни одного лишнего солдата. Через пять лет над этим законом все будут смеяться. Если ультраортодоксы хотят избежать службы, то найдут способ, обнаружат лазейку в любом законе. Поверьте, они умеют их искать.

authorАвтор: Роман Янушевский

Выпускающий редактор Службы информации 9 канала




Комментарии для сайта Cackle