channel 9
Фото:9 канал

Гидеон Леви: "Не понимаю, за что я должен извиняться". ИНТЕРВЬЮ

Известный израильский публицист Гидеон Леви, заявивший, что "треть репатриантов не евреи, и у многих в крови алкоголь и преступность", дал интервью Дине Марголиной в эфире программы "Контакт". Мы предлагаем вашему вниманию расшифровку этой беседы.

"Миллионы мигрантов из России, треть из них – не евреи, а алкоголь и преступность у части из них в крови. Но эти люди не представляют угрозы, а небольшое число африканцев – представляют". Так написал вчера в своей статье в газете "Гаарец" известный израильский публицист Гидеон Леви. Эта фраза вызвала бурю протестов среди русскоязычного населения из-за того, что нас назвали мигрантами, из-за того, что репатриантов сравнили с нелегальными беженцами из Африки, и частично из-за того, что статья эта появилась в газете "Гаарец" – издании, называющем себя газетой для думающих людей, газетой для элит.

Дина Марголина: У вас есть только две возможности: или покончить с собой, но не будем преувеличивать, или вы извинитесь и объяснитесь.

Гидеон Леви: Я могу сделать и то, и другое, у меня нет никаких проблем с этим. Я могу извиниться, только я не очень понимаю, за что. Объяснить, почему я ненавижу русских? Это преувеличение, которое в голове не укладывается. Я написал всего лишь, что есть преступность среди коренных израильтян, среди репатриантов из России и среди африканцев. И поэтому не надо все время обвинять во всем африканцев, что именно они привнесли нам преступность.

Дина Марголина: Вы анализировали ситуацию, в которой есть группа даже не иммигрантов, а инфильтрантов, которые незаконно проникли в страну.

Гидеон Леви: Любой беженец попадает в страну незаконно, и евреи тоже.

Дина Марголина: Существует международное право, придающее статус беженца. Давайте оставим их в стороне.

Гидеон Леви: Это и есть моя цель, хотя я говорил о них, а не о русских.

Дина Марголина: Сейчас уже слишком поздно. Вы анализируете ситуацию, в которой люди незаконно проникли в страну, и вы, для того чтобы показать, что это не так опасно, как это рисуется, сравниваете их с другой группой.

Гидеон Леви: С двумя другими группами. Но все цитируют только одну фразу. Я написал фразой раньше, которая сравнивает показатели преступности среди коренных израильтян, сравниваю их с показателями преступности среди африканцев, и есть исследование Кнессета, которое показало, что год назад преступность в израильском обществе была выше, чем среди африканцев.

Дина Марголина: И все-таки, показатели преступности – это не то, что определяет право человека жить в некой стране, поэтому люди так и обиделись от того, что их назвали иммигрантами, а не репатриантами. Вы сравниваете нас, выходцев из бывшего СССР, с людьми, которые не имеют никакого права здесь находиться, они не евреи, они не израильтяне, они не часть нашей жизни. И это не должно нас обидеть?

Гидеон Леви: Я с вами не согласен, что у них нет права здесь находиться. Израиль подписал конвенцию. Почему, думаете, они здесь? Потому что Израиль не может их выкинуть. Давайте оставим их в покое. Вы говорите неприятные для меня вещи. Я не готов слушать, что у них нет права здесь находиться. У беженцев, - особенно в Израиле, особенно в еврейской стране, - есть право здесь находиться.

Дина Марголина: Давайте заострим: их право жить здесь равно моему праву?

Гидеон Леви: Здесь я не хочу сравнивать. Они люди, вы люди, у вас есть тут законный статус в силу Закона о Возвращении, у части из них есть законный статус здесь в силу конвенций, подписанных Израилем. Нельзя выгонять беженцев.

Дина Марголина: Мы поговорим еще о беженцах. Но вы сказали, что даже не знали, какой скандал поднялся.

Гидеон Леви: Я получил два и-мэйла, от одного Евгения и от второго Евгения, один меня поддержал, другой меня не поддержал. Обоим я ответил и пытался объясниться.

Дина Марголина: Хочу кое-что зачитать. Я опубликовала на своем личном "Фейсбуке" и на журналистском "Фейсбуке" предложение обратиться к вам с вопросами. Хочу зачитать вам лишь часть вопросов, которые я получила. Кто-то спрашивает: "Я хочу знать, что еще можно найти в крови русских, кроме алкоголя и преступности. Не найдется ли, скажем, склонность к проституции и диктатуре в этих анализах". Другой спрашивает о выходцах из Германии, то есть, вы и ваши родители: "Ваши дети – не склонны ли они так же к нацизму, как русские к большевизму? Не думаете ли вы, что надо делать измерение черепа для того, чтобы проверять право на репатриацию?" То есть, несомненно, ваш образ мысли сравнивают с нацистским.

Гидеон Леви: Моя ошибка в том, что я плохо объяснился, или меня неправильно поняли. Но вместо того, чтобы говорить о прошлом, давайте я поясню. Я написал статью о подстрекательстве в адрес африканцев. Это то, что меня интересовало в этой статье и то, в чем я хотел разобраться, это была не первая и не последняя моя статья на эту тему. Я пытался объяснить всем нам, что просящие убежища беженцы из Африки – это такие же люди, как и мы. Я хотел сказать, что не они принесли нам преступность, и не они принесли нам болезни, как пытаются их обвинить. И чтобы доказать это, я написал, что показатели преступности среди коренных израильтян еще год назад были выше, чем у них, и да, я написал, что в девяностые годы сюда прибыл миллион евреев и не евреев из России. У меня нет никаких проблем с третью, которые не являются евреями, но среди них тоже была преступность, как есть преступность в любой группе населения.

Дина Марголина: Не впервые на вас обижается русскоязычная община. Мы нашли в YouTube один фрагмент, он довольно давно там фигурирует, и в нем вы демонстрируете некоторую враждебность. Давайте посмотрим.

Гидеон Леви (в видео): "Они занимают рабочие места… И ты тоже убирайся! Ты тоже здесь не родился. Да. Так возвращайся в Россию!"

Гидеон Леви: О, этому человеку я правильно это сказал. Этот человек ругал африканцев на площади Левински, которые там спали под дождем и ветром, он высказывался с настоящим расизмом, и я хочу сказать: конечно, возвращайся в Россию, но не всем русским, а вот этому конкретному расисту, который говорил то, что он говорил.

Дина Марголина: Объясните кое-что другое. Почему вы все время вызываете так много споров и критики, почему русскоязычная община не впервые чувствует себя обиженной вами? Если у вас такие благие намерения, когда вы говорите о других группах населения, почему вы вызываете такую ненависть?

Гидеон Леви: До сих пор я не знал, что обидел русскоязычную общину. Да, меня многие ненавидят в Израиле, потому что я говорю другим языком, потому что я думаю иначе, в отличие от большинства израильтян, ничего не поделаешь, я вижу реальность иначе, в отличие от многих израильтян, неважно, коренных израильтян, черкесов или друзов. Я считаю, что что-то в Израиле в последнее время в плане нравственности нарушилось, и это многих злит. Я думаю, что журналист иногда должен злить.

Дина Марголина: Подводя итоги, должна сказать, что вы приближаете русскоязычную общину к общеизраильскому населению тем, что вы являетесь спорной, контроверсионной фигурой в глазах многих. Это то, что объединяет русскоязычных израильтян и вас.

Гидеон Леви: Если это мой вклад, я с этим согласен. Нанавидьте Гидеона Леви и сплачивайтесь в этой ненависти, ради Бога.

ВИДЕО

Загружается видео-плейер...