x
channel 9

Автор: Ксения Светлова Фото: частный альбом

О карьерном выборе Башара Асада

Президент Башар Асад уже много месяцев не посещает свой любимый ресторан "Наранж", расположенный в аль-Каймарие, престижном квартале Дамаска. Всего несколько лет назад он вместе с супругой ужинал в этом ресторане с четой Керри – Джоном и Терезой (см.фото). Сегодня Башар и Асма Асад вместе с детьми проводят большую часть своего времени вдалеке от людей, прячась от сирийского народа под сводами президентского дворца на холме Касьюн.

Миллионы сирийцев ежедневно молятся о том, чтобы злодею Асаду пришел конец. Его сравнивают с Саддамом Хуссейном, Хулагу, Дракулой, в конце концов. Теперь трудно поверить, что когда Башар Асад, неожиданный наследник сирийской "империи зла", был приведен к присяге, в Вашингтоне вздохнули с облегчением.

Офтальмолог Башар, получивший образование на Западе, обладал хорошими манерами и не был замечен ни в садизме, ни в безумии, в отличие от многих других наследников арабских престолов. В тот момент он казался вполне перспективным кандидатом. Особенно выгодно Башар смотрелся на фоне своего младшего брата Махера, отличавшегося жестокостью. Да и к покойному Рифату Асаду, погибшему в автокатастрофе, на Западе относились с подозрением.

Другое дело респектабельный доктор Башар, женатый на красавице Асме, которая также провела немало времени на Западе и прекрасно говорила по-английски. Тогда, задолго до начала "арабской весны", казалось, что это - начало дружбы между Западом и "новой" Сирией.

В первые два года своего правления казалось, что Башар Асад и в самом деле пытается поставить Сирию на новые рельсы. Он обещал провести политические и экономические реформы, привести в Сирию инвесторов и способствовать повышению уровня жизни в стране. Этот краткий период надежд и иллюзий даже получил название "дамасская весна". Сотни политических заключенных были освобождены, самая страшная сирийская тюрьма "Меззе" была закрыта. В Дамаске процветали литературные салоны, где встречались интеллектуалы, многие из которых были сливками сирийского общества.

Однако "дамасская весна" завершилась, практически не начавшись. Через короткое время диссиденты вернулись за границу, тюрьмы вновь наполнились заключенными, а литературные салоны, так называемые "мунтадайат", опустели. В сфере экономических реформ Башар также разочаровал сирийцев, которые мечтали о свободной экономике и борьбе с коррупцией. Его кузен Рами Махлуф прибрал к рукам почти всю сферу экспорта и импорта, и вскоре всесильного Махлуфа стали называть "Мистер 10 %", хотя мзда за его "услуги" нередко составляла 20-30 % от предполагаемого дохода от продаж того или иного товара.

Незначительные экономические реформы так и не привели к либерализации сирийской экономики, хотя в последние годы в Дамаск потянулись инвесторы, которые превратили Старый город в средоточие бутик-отелей и элегантных ресторанов. Что случилось тогда, в далеком 2002-ом году? Испугался ли сам Башар обещанных им реформ, или же его окружение не позволило молодому президенту осуществить грандиозный замысел по трансформации Сирии в современную и продвинутую страну?

Ответить на этот вопрос может, пожалуй, только сам Башар либо кто-то из его ближайшего окружения - не сегодня, а когда-нибудь в будущем, когда можно будет приподнять занавес над самыми сокровенными секретами сирийского режима. Во всяком случае в Сирии поняли еще тогда, что яблоко от яблони далеко не падает. Несмотря на свой прозападный облик, Башар продолжал идти по пути своего отца, Хафеза Асада.

В 2005-м году в Бейруте был убит Рафик аль-Харири, бывший ливанский премьер-министр и противник сирийского режима. Расследование международного криминального суда продолжается по сей день, однако в Париже и Вашингтоне уже давно пришли к выводу, что кровавые следы с места взрыва на набережной Бейрута ведут в Дамаск. Отношения между Францией и Сирией резко ухудшились, американский посол в Дамаске был отозван домой. Членство Башара Асада в клубе перспективных и молодых арабских лидеров было приостановлено. Сирии пришлось вывести свои войска из Ливана, который она считала своей вотчиной, и даже открыть там дипмиссию. Охлаждение в отношениях Асада и Запада длилось несколько лет и закончилось вскоре после победы на выборах в США Барака Обамы.

В 2009-м году в Дамаск отправился сенатор Джон Керри, затем страну посетила группа американских бизнесменов, заинтересованных в экономических отношениях с Сирией. Башар Асад остался тем же, однако отношение к нему и его режиму резко изменилось. "Черный список", в котором фигурировали многие персоны, приближенные к Асаду, был пересмотрен. Казалось, что про экономические санкции, введенные после убийства Харири, можно забыть. Наконец, в Дамаск вернулся американский посол Роберт Форд. Казалось, что у Асада есть все шансы для того, чтобы наладить отношения с США, выйти из изоляции и, самое главное, надолго сохранить власть.

Цена за это сближение была назначена заранее – отказ от военно-политического альянса с Ираном и ливанской "Хизбаллой". Трудно поверить, что, в конце концов, Асад пошел бы на разрыв со своими влиятельными иранскими друзьями, однако в начале 2011-го года восстание на юге Сирии положило конец колебаниям западных лидеров. Башар Асад сделал свой выбор. Он успешно переизбрался на очередную каденцию, "показал язык" Западу и поручил своим солдатам ликвидировать восстание, вплоть до последнего повстанца.

Подающий надежды офтальмолог с приятной наружностью и хорошими манерами сделал свой выбор. Он пошел по пути Саддама Хуссейна, который расстреливал, вешал и травил свой народ ядовитыми газами, хотя мог уподобиться и иорданским монархам, которым после войны в Заливе в 1990-м году все же удалось удержаться на плаву и остаться в хороших отношениях с ключевыми игроками на международной арене. Если раньше у кого-то и были сомнения, то после леденящих душу кадров, ежедневно приходящих из Сирии, от этих сомнений не осталось и следа. Сирийский президент подтвердил то, о чем разочарованные интеллектуалы в его стране говорили еще в 2002-м году: волк в овечьей шкуре – все равно волк.

Автор: Ксения Светлова

Арабист, журналист, кандидат в депутаты Кнессета от партии "ха-Тнуа"