channel 9

Автор: Ксения Светлова Фото:сайт Кнессета

Айюб Кара: "Чем быстрее к власти в Сирии придут новые люди, тем лучше"

Гость программы "Восточный синдром"– Айюб Кара, депутат Кнессета от партии Ликуд, заместитель министра по делам развития Негева и Галилеи, а также негласный представитель Израиля на переговорах с сирийской оппозицией.

- Здравствуйте, Айюб, мы рады приветствовать вас в студии "Восточного синдрома!" Мой первый вопрос на первый взгляд прост – но только первый взгляд. Что в действительности происходит в Сирии? Мы получаем информацию из СМИ, но у вас, похоже, есть свои источники информации в сирийской столице?И как возникла эта связь? С одной стороны – замминистра в правительстве Израиля, с другой – враждебно настроенные сирийцы. Может быть, они не настолько враждебно к нам относятся?

- Мы заинтересованы в добрососедстве. Мы не хотим войны, мы не хотим вдруг схватиться за голову, увидев, что рядом с нами возник новый режим либо появился некто, кто представляет еще большую угрозу для жителей севера Израиля или всех наших граждан. Поэтому мы действуем, понимая, что соседей не выбирают. Мы не можем изменить наших соседей. Мы должны позаботиться о создании оптимальной атмосферы в имеющихся условиях на границе с Голанскими высотами. Таков наш принцип. Это очень непросто. Не буду вдаваться в подробности, хотя мне, конечно, есть что рассказать. Придет время, и мы поведаем обо всем, что нам пришлось пережить.

- Как вы считаете – эти деятели, с которыми вы поддерживаете контакты, станут воевать с нами за Голанские высоты, если придут к власти?

- Во-первых, борьба сейчас ведется внутри самой Сирии. Я считаю, что чем быстрее падет этот режим, тем меньше там будет радикально настроенных элементов. Если мы не предложим помощь оппозиции и сирийскому народу, то наше место займет "Аль-Каида" и другие экстремисты. Итак, чем быстрее к власти придут новые люди, тем лучше. Асад уже сейчас лишен поддержки и с каждым днем все больше военных и чиновников высокого ранга бегут из страны. Это значит, что Сирия на пути к перевороту, и чем раньше он произойдет, тем больше шансов на то, что новый режим будет прозападным. Важно понимать, что даже в случае прихода к власти радикалов хуже, чем сегодня, уже не будет, ибо союз Асада с Ираном – это предел экстремизма. Иран угрожает самому существованию государства Израиль. Асад сотрудничает с Ираном и с "Хизбаллой". Вместе с режимом Асада падет и "Хизбалла", а Иран ослабнет. Поэтому следующая война, если к власти придут умеренные элементы, будет вестись не против Израиля, а против Ирана. Это будет гражданская война внутри Сирии и, конечно же, война с Ираном.

- Это дело далекого будущего, а что вам известно о сегодняшнем развитии событий? Причастен ли Израиль к оказанию помощи сирийской оппозиции? И что происходит с гуманитарной помощью?

- Я считаю, что сегодня это не имеет значения, так как война ведется между разными течениями ислама, это внутренняя война между этническими группами в Сирии, война между суннитами и шиитами. В основном это религиозная и региональная вражда. Борьба с Израилем не стоит сегодня на сирийской повестке дня. Конечно же, Израиль используют для завоевания популярности, поэтому выпады в наш адрес слышны со всех сторон. Однако те, кто умеют правильно оценить ситуацию, понимают, что главный враг сейчас – не Израиль. На сегодняшний день идет междоусобная борьба между мусульманами. Как долго это будет продолжаться – неизвестно. Единственное, что может нарушить данную теорию – это внезапное использование химического оружия, из мести либо от отчаяния. В таком случае Израиль не сможет оставаться безразличным.

- Айюб, я в свое время побывала в Дамаске, я видела, как студенты идут в университет и по дороге топчут израильский флаг. Я чувствовала, как там ненавидят Израиль. Исчезнет ли эта ненависть в новой Сирии – или напротив, лишь усилится?

- Мы не помогаем сирийской оппозиции. Они этого не хотят. Более того, формально мы просто не можем им помочь. Израиль не вмешивается в этот конфликт. Мы предлагали гуманитарную помощь. Они поняли, что нуждаются в этом. Но я считаю, что очень сложно будет передать им эту помощь через Турцию, Иорданию и другие страны региона. Есть особые условия, которые я не буду обсуждать. И поэтому помощь осуществляется через добровольческие организации, в основном европейские, американские и даже еврейские, которые, в свою очередь, и передают медицинское оборудование, детское питание и другие необходимые вещи. Однако этого недостаточно. Сирийцы очень нуждаются в помощи, но не говорят об этом прямо, потому что любая связь с Израилем непопулярна в Сирии.

- И последний вопрос – сколько еще продержится режим Асада? Пока что он демонстрирует завидную способность к выживанию, несмотря ни на что.

Если война будет внутриисламской, то нас это не касается. Но нужно принимать во внимание, что в течении долгих лет Дамаск был источником террора, столицей террора. Радикализация началась оттуда. Самая главная база ХАМАСа находилась в Дамаске. "Хизбалла" получает все указания из Дамаска. "Исламский Джихад" находится в Дамаске. Ахмад Джибриль и все-все-все были в Дамаске. Это самые радикальные силы. Поэтому там так любят высказываться против Израиля, действовать против Израиля, сжигать израильские флаги… Я не могу сказать, что это будет продолжаться после Асада, потому что радикализация была кислородом для его режима, ведь идет речь об алавитском меньшинстве, которое контролирует сунитское большинство населения. Израиль стал катализатором, с точки зрения ненависти и других вещей, о которых мы слышали. Но я настроен достаточно оптимистично. После того, что сирийцы пережили, после того, как они видели, насколько важны для Израиля права человека, например в истории с Шалитом или по другим вопросам. Они уже понимают, что Израиль - это не чудовище. Я слышу это от них. Они говорят, что хотели бы таких лидеров, как в Израиле.

- Спасибо Вам, Айюб Кара, я надеюсь еще встретиться с вами в нашей студии!

На фото: Айюб Кара

Автор: Ксения Светлова

Арабист, журналист, кандидат в депутаты Кнессета от партии "ха-Тнуа"