channel 9
Автор: Марк Зайчик Фото: частный альбом

Памяти Александры Николаевны Цукерман

В Иерусалиме скончалась в возрасте 84 лет Александра Николаевна Цукерман, замечательная русская женщина, которая была другом еврейской национальной идеи, сторонником демократических преобразований, культуртрегером, женой правозащитника, талантливого физика Бориса Исааковича Цукермана.

Они репатриировались в Иерусалим из Москвы в начале 1971 года вместе с двумя детьмя, Костей и Аней. Борис Исаакович начал работать в Еврейском университете, а Александра Николаевна в русском отделе «Коль Исраэль».

Поселилась семья Цукерман в новом столичном квартале Рамат Эшколь, который был отстроен на земле, возвращенной Израилю в 1967 году после Шестидневной войны. Еще почти никто из старожилов не селился в этих отличных домах, построенных из мягкого иерусалимского камня. Только несколько семей новых репатриантов, по следам которых пошли и израильтяне, понявшие что можно жить и на этой еврейской земле. «Если они могут, то и мы тоже», эта несложная мысль является основой сионистской жизненной идеи, как мы знаем.

Александра Николаевна была страстным проповедником еврейской культуры, еврейского знания и интеллекта. Программы по израильской культуре редактора Ширы Римон, псевдоним Александры Цукерман, необходимый в то время всем, кто работал на радио в передачах на Восточную Европу, были откровением для всех слушателей как в СССР, так и в Израиле.

Она знакомила слушателей с Гершомом Шолем, с Мати Каспи, со спектаклями «Габимы», с Маймонидом, со звездами эстрады, группой «Агашаш ахивер», с певицей Хавой Альберштейн, с трудами раввинов из Любавичей, и из Браслава, а также с израильской историей, литературой и всем тем, что составляет культуру, наследие, прошлое и настоящее этого живущего обособленно народа.

Шура, так звали Александру Николаевну близкие люди, была верным другом, жестким критиком окружающей действительности и бескомпромисным проводником еврейской идеи. Все это уживалось парадоксальным образом в ее цельной душе с религиозными русскими убеждениями, отвращением к коммунистам и видением человеческой жизни, как единственной ценности в этом мире.

Особых противоречий в этой женщине не было, хотя многие задавались вопросами относительно ее жизни и гармонии в отношениях с израильской действительностью. Она была правильным человеком по сути своей. Такой она осталась до последнего дня. Удивительно, что она видела очень многое наперед, не пытаясь угадывать. Она просто знала, что будет и как будет. Отлично помню, что она сказала по поводу будущего России после московских событий августа 1991 года. Шура Цукерман, женщина из хорошего русского дома, друг евреев, враг тиранов и диктаторов, коммунистов и злодеев, как это не удивительно, угадала почти все. Говорю почти все, потому что все угадать не может никто, кроме известно кого.

Я очень хорошо и нежно относился к этой непростой женщине со сложной судьбой и преданным, честным характером. Ее помнят все, кто работал с ней, дружил с ней, слушал ее и любил ее.

Я помню, как почти 20 лет назад в Иерусалиме умер пожилой еврей с некоторыми чертами праведности, не лишенный страстей и недостатков, но очень правильный, честный человек. Его жена, потерявшая любимого кормильца и надежду, лежала ничком в спальне, черная от горя и страдания. Шура пришла в своем русском платке послушницы, тихо прошагала к этой женщине, встала на колени и положив руку ей на голову долго шептала какие-то слова. И та успокоилась, затихла, заснула...

Автор: Марк Зайчик

Марк Меирович Зайчик – писатель и журналист. Жил в Ленинграде. В 1973 году репатриировался в Израиль. Работал журналистом на радиостанции "Голос Израиля" и в газете "Вести". Печатался в журналах "22", "Менора", "Континент", "Звезда" и др. Автор девяти книг прозы.