channel 9
Автор: Марк Зайчик

Маршал Булганин угрожал атомным ударом по врагам Египта

Суэцкий кризис в октябре 1956 года

Национализация Суэцкого канала, проведенная Насером после ухода англичан из Египта, становится важнейшим моментом в создании кризисной обстановки в регионе.

Израиль, все 7 лет своего существования страдавший от атак федаюнов искал пути обеспечиня своей безопасности, особенно на юге страны. По словам тогдашнего начальника генштаба Моше Даяна за это время было зафиксировано более 1000 (!) незаконных переходов границы страны. Шла настоящая партизанская война арабов против еврейского государства и его населения. Помимо этого Израиль намеревался открыть проход для своих судов в Тиранском проливе.

22 октября 1956 года во французском Севре состоялась секретная встреча, в которой участвовали: с израильской стороны — премьер-министр Бен-Гурион, начальник генштаба Моше Даян и генеральный директор министерства обороны 33-летний Шимон Перес; с французской стороны — министр обороны Морис Буржес-Монури, министр иностранных дел Христиан Пино и начальник генштаба Морис Шалль; с британской стороны — секретарь по иностранным делам Селвин Ллойд и его помощник сэр Патрик Дин. После двухдневных переговоров стороны приходят к единому мнению и образованию тройственного военного союза.

Израиль первым ударом должен был занять Синайский полуостров, Англия и Франция должны высадить десанты и освободить национализированный Насером Суэцкий канал.

В результате, после нервных угроз со стороны СССР (первый сектретарь ЦК Хрущев), в первую очередь, требований США (президент Эйзенхауэр) ООН добивается заключения перемирия и вывода всех войск из Египта. Это история вкратце.

А вообще говоря, дело тогда, в 1956 году, было так.

Ровно в 17.00 в понедельник 29 октября 1956 года несколько поршневых самолетов со звездами Давида на фюзеляжах неожиданно появились над перевалом Митле в Синайской пустыне, в 64-х км от Суэцкого канала. Был высажен десант из нескольких сот парашютистов.

202 десантная бригада, которой командовал полковник Ариэль Шарон, в частности 890 батальон (командир Рафаэль Эйтан) без труда захватила тактически важный пункт.

Остальная часть бригады, ускоренным марш-броском перешла египетскую границу и устремилась на помощь своим товарищам. Молодому, амбициозному командиру бригады Шарону была поставлена ответственная и очень важная задача – укрепиться на перевале и сделать стратегический задел для будущего наступления.

В это же время в Лондоне, на Даунинг-стрит, 10, премьер-министр Великобритании сэр Энтони Иден ждал у телефона известий из Синая. Он ждал уже несколько часов, но новостей пока не поступало. Иден изначально (добавим, традиционно, слишком долгая история английского мандата в Палестине не оставляла места для лишнего доверия ни у одной из сторон) не доверял израильтянам и не разделял энтузиазма французов. «Евреи в Митле они высадили десант», — коротко доложил секретарь.

В Париже премьер-министр Франции Ги Молле был очень доволен: все шло как раз по его плану.

И наконец, в Каире египетский президент Гамаль Абдель Насер тоже звонил — своему другу и советнику Мухаммеду Хейкалю: «Израильтяне высадились в Митле. Но ведь там никого нет! Они воюют с песками и тенями. Не понимаю…». Тем не менее, несмотря на непонимание Насера, война на Синае началась.

В Израиле назвали октябрьские события «Операция Кадеш».

После того как высадившиеся на Синае 400 израильских десантников подавили сопротивление египтян, они окопались и стали ждать подкрепления. Остальную часть их бригады вместе с полковником Шароном в срочном порядке перебросили с иорданской границы. Постоянное напряжение и долгие изнурительные учения войск дали себя знать: обманный маневр удался.

Утром 30 октября египетская авиация атаковала захваченный перевал Митле, однако нанесла при этом израильтянам минимальный урон. В тот же день в воздушном бою над перевалом израильские «Мистэры» сбили несколько египетских МиГ-15.
Израильтян едва не подвела техника. Грузовики, бронетранспортеры и танки бригады, недавно полученные от французов, оказались неприспособленными к движению по камням и пескам Синая. Оставляя за собой шлейф из поломанных машин, солдаты Шарона добрались до позиций своих сослуживцев вечером 30-го.

Утром 31 октября под предлогом «разведки местности» две роты десантников Шарона появились неподалеку от египетских позиций. Бой оказался тяжелым и кровопролитным. Только после 7 часов перестрелки евреи сумели сломить обороняющихся. В этом бою израильтяне потеряли 38 человек убитыми и 120 ранеными. Египетские потери составили 150—200 человек.

Тем временем в Центральном секторе Синая 38-я дивизионная группа израильских войск (командующий Асаф Симхони) получила приказ прорвать хорошо укрепленную линию обороны египтян и двигаться к Суэцкому каналу по одной из немногих шоссейных дорог полуострова. В ночь на 30 октября израильтянe пересекли границу и после недолгого боя заняли город Эль-Кусейма.
Несмотря на первоначальный успех, они столкнулись с сильным и хорошо организованным египетским сопротивлением в Абу-Авейгиле и Ум-Катафе. После тяжелого, кровопролитного штурма 31 октября Абу-Авейгила пала.

На севере полуострова и в секторе Газа, при артиллерийской поддержке французского флота, израильские пехота и танки после трех дней боев выбили египтян из городов Газа и Рафиах. Танки, без боя вступившие в город Эль-Ариш, продолжили наступление и остановились в пятнадцати километрах от канала.

На юге Синая составленная из резервистов 9-я пехотная бригада израильтян получила приказ взять Шарм-эш-Шейх и снять египетскую блокаду Эйлатского залива.

У пехотинцев, как и у десантников Шарона, были огромные трудности с техникой. Горы южного Синая оказались тяжелым препятствием — иногда солдаты тащили грузовики на руках. И все же 5-го ноября они захватили пункт, через три десятка лет ставший одним из известнейших курортов на Красном море. Вскоре туда подоспели и десантники 202-й бригады, переброшенные с перевала Митле.

Выполнив задание, отмаршировав парадным шагом в Шарме перед Даяном и Симхони резервисты быстро демобилизовались — им надо было успеть домой к сбору урожая – среди десантников было очень много крестьян из киббуцнов и мошавов…

Отношения между 40-летним Даяном и 34-летним одаренным командиром Симхони были очень сложными и напряженными. Бен-Гурион обожал Симхони и часто говорил о нем в восторженных тонах. Даян чувствовал, что этот «юноша» может обойти его в карьере, вдвоем им было не ужиться...

Звучит символично, но военные действия «Операции Кадеш» для ЦАХАЛа длились шесть дней. ЦАХАЛ занял весь Синайский полуостров и сектор Газа. Звучит знакомо, не так ли?

Утром 5 ноября после многодневной бомбардировки Египта и практически полного уничтожения египетских ВВС 500 британских десантников высадились на аэродромe неподалеку от Порт-Саида. На противоположной стороне канала, в Порт-Фуаде, высадились парашютисты французского Иностранного легиона, а 6 ноября началась высадка морского десанта. Союзники быстро сломили сопротивление нескольких египетских батальонов. Далее они по плану должны были захватить Исмаилию и установить контроль над всей зоной канала.

Этим планам не суждено было сбыться — ультиматум Николая Булганина и давление США заставили Лондон и Париж прекратить боевые действия. В боях с египетской армией погибли 32 англичанина и француза. Египтяне потеряли два эсминца и большое количество самолетов. В результате налетов англо-французской авиации погибли 3 тысячи человек.

Почему же все-таки случилась война в Синае в октябре-ноябре 1956 года?

Назовем несколько явных причин.

Египет сблизился с СССР, получив от этого союза известные материальные и стратегические выгоды.

У Запада имелся в запасе только один шанс предотвратить казавшийся неизбежным союз Москвы и Каира — профинансировать строительство заветной мечты Насера, грандиозной плотины на Ниле в окрестностях Асуана. Однако у Франции и Британии не было ни желания, ни денег на это.

Президенту США Дуайту Эйзенхауэру и его госсекретарю Джону Фостеру казалось просто глупым тратить такие огромные суммы где-то в Африке. Так Египет стал «советским» другом. Советский Союз, к удивлению американцев, согласился оплатить строительство. Кроме того, получилось, что заокеанские «друзья» своим отказом нанесли гордому, самолюбивому полковнику Насеру смертельное оскорбление, арабы таких вещей не забывают и не прощают.

На руках у президента оставалась всего одна политическая карта, но это был козырной туз, и он решил выложить его против Запада. Ведь, в конце концов, строящаяся плотина нужна только Египту, а вот Суэцкий канал — всем. В соответствии с Англо-египетским договором от 13 июня 1956 года последний британский солдат все же оставил Синай. «Временная оккупация» закончилась. Советско-египетская дружба росла как на дрожжах. 26 июля «триумфатор»-президент выступал перед толпой восторженных слушателей на митинге в Александрии. Он долго описывал историю Египта от времен Рамсеса Великого до наших дней. Потом вспомнил имя создателя Суэцкого канала французского бизнесмена и дипломата Фердинанда Лессепса.

Слово «Лессепс» стало сигналом к атаке. В тот же день египетские солдаты захватили офисы и склады «Всеобщей Компании Суэцкого канала» в Порт-Саиде и Исмаилии. Правительство объявило о национализации канала. То, чего не смог сделать знаменитый «лис пустыни» фельдмаршал Эрвин Роммель вместе с десятками тысяч своих солдат, рвавшийся к Суэцу (и к Эрец Исраэль) в 1942-м году, без единого выстрела получилось у Насера — контроль над основной торговой и нефтяной артерией Британии (и Европы) оказался в руках ее врага.

Все это стало для Англии шоком. Канал все подданные воспринимали как символ державы. Если страна неспособна защитить Суэц, то на что она вообще способна?! Необходимо срочно уничтожить этого арабского Гитлера! «Теперь либо я, либо Насер! — заявил Иден своим коллегам по кабинету. — Если нашей Империи суждено сойти со сцены, пусть это произойдет в битве за Суэц». Иден был склонен к некоторой театральности.

Не менее воинственно отреагировала Франция, не забывшая, что канал построен ее гражданином на ее деньги, да и большинство вкладчиков «Всеобщей компании» в середине ХХ века были французами. К тому же в Алжире Египет с каждым днем все явственнее поддерживал местных партизан. Европейские державы готовились нанести ответный удар.

Задача европейцев казалась относительно легкой: считалось, что египетская армия еще не научилась использовать новейшее советское оружие и не представляет особой опасности для обученных союзных войск.

Не исключалось появление в Египте «добровольцев» из СССР — военных летчиков и танкистов. Никита Хрущев прямо заявил: он был бы счастлив, если б его сын записался таким добровольцем. Неужели Хрущев имел в виду своего сына Сергея Никитича, одаренного ученого, утонченного человека, кстати сейчас живущего в США уже много лет.

Война 1956 года характеризовалась большим разнообразием вооружения и военной техники.

Часть образцов сохранилась со времен Второй мировой войны, часть была создана вскоре после нее и прошла проверку в Корее или Вьетнаме, были и новинки. Вот несколько примеров. Израильские парашютисты прыгали со старых добрых поршневых самолетов С-47 «Дакота», но уже встречались в воздухе околозвуковые реактивные французские истребители «Мистэр-IVA» израильтян с советскими МиГ-17 (у египтян).

В британском морском десанте впервые применили вертолеты (модели «Сикамор» и «Уэрлуинд») базировавшиеся на авианосцах.

У израильской пехоты все еще были 7,92-мм магазинные винтовки «Маузер» чешской модели 1924 и германские «Маузер» К98k — эти образцы славного, надежного, но устаревшего семейства «Маузер-98» евреи получили еще в 1948 году из Чехословакии. «Маузеры» К98k были и у египтян — после Второй мировой войны трофейное германское оружие передавали странам третьего мира.

Помимо этого, в руках у британских и израильских солдат находились британские 9-мм пистолеты-пулеметы «СТЭН» — детище Второй мировой войны — и их израильские копии «ТАМАТ». В то же время израильские десантники использовали недавно появившийся 9-мм пистолет-пулемет «Узи». Прославится это мощное, чуть капризное оружие, позже. А вот новый египетский 9-мм пистолет-пулемет «Порт-Саид» оказался копией добротного, но несколько архаичного шведского М45 «Карл-Густав».

Пятьдесят лет назад противотанковая оборона еще основывалась на огне противотанковых пушек, безоткатных орудий и РПГ
В этой войне впервые применили противотанковые управляемые ракеты первого поколения — французские SS10.

Вокруг краткой военной кампании 1956 года в мире разгорелся грандиозный сканал.

Тройственная англо-франко-израильская атака (в основном, конечно, израильская) произвела сильное впечатление на американское правительство. Эйзенхауэр и Даллес пришли от «самоуправства» в ярость и не собирались мириться с несанкционированными действиями «младших братьев».
Правда, в Совете Безопасности ООН Британии и Франции удалось блокировать резолюцию, осуждающую израильское нападение, однако их вето не распространялось на решения всей Генеральной ассамблеи.

Американцы (!) угрожали Тель-Авиву и даже Лондону (!) экономическими санкциями, а генсек ООН Даг Хаммершельд раздумывал о возможной операции войск ООН против агрессоров.
Никакие доволы сторон не принимались. Правда и справедливость, казалось, никого не интересовали.

Министры английского и французского правительств дошли даже до того, что потребовали немедленного выхода своих стран из ООН. В довершение всего во время одного из заседаний Ассамблеи австралийский делегат зачитал экстренное сообщение из Венгрии: советские танки вошли в Будапешт. Суэцкий и Венгерский кризисы переплелись. Мир просто раздирало и сжигало от страшного огня и большой льющейся крови в разных его точках

Утром 5 ноября английские и французские десантники высадились в Порт-Саиде и Порт-Фуаде и с легкостью сломили сопротивление обороняющихся. По свидетельству многих свидетелей и мемуаристов, Насер в этот день пришел в окончательное отчаяние и уже готовился капитулировать. Его армия была разбита, ненавистные англичане снова хозяйничали в Порт-Саиде.

Американцы потрясали оружием, но не вмешивались (у них не было смысла спасать египетского предателя их интересов). Казалось, ничто уже не спасет «наследника фараонов»… Но ведь был на свете еще Советский Союз. И его упитанный, стучащий ботинком по трибуне вождь.

«Установив порядок» в Венгрии, Хрущев, маршал Булганин «и примкнувший к ним» Шепилов смогли наконец вплотную заняться Суэцем. Исход конфликта решила серия телеграмм, отправленных Булганиным Эйзенхауэру, Идену, Молле и израильскому премьеру Бен-Гуриону. Израильскому премьеру передал депешу из Москвы посол Александр Никитич Абрамов. Маршал Булганин Николай Александрович гневно осуждал агрессоров и предупреждал: СССР использует все имеющиеся в его распоряжении средства, чтобы остановить «разжигателей войны».

Ядерная катастрофа стала почти реальностью.

Эффектная военная кампания была остановлена совместными усилиями США и СССР. Редкий в те годы пример единодушия был порожден разными причинами. СССР не собирался смотреть, как его союзник уничтожается "потенциальным противником", а США намеревались раз и навсегда "отучить" союзников по НАТО действовать вопреки воле Вашингтона.

Попытки поднять вопрос на Совете Безопасности ООН были заблокированы правом вето Великобритании и Франции. Тогда была созвана чрезвычайная сессия Генеральной ассамблеи, на которой было постановлено вывести все иностранные войска из Египта и ввести миротворческий контингент в зону канала.

СССР предупредил о решительных мерах вплоть до самых крайних. Зная трудно управляемый характер нового хозяина Кремля трудно было не согласиться с требованиями ООН.

Англия и Франция вывели свои войска к 22 декабря 1956 года, а Израиль в марте 1957 года. С 15 ноября 1956 года в зоне канала стояло 3300 "голубых касок".

Если для Англии и Франции это было полное поражение, то Израиль все же получил пользу от войны: была снята блокада и запрет на проход израильских судов по Тиранскому проливу, евреи обезопасили свои границы. Еврейская страна попробовала на зубок Синайский полуостров, возможности его захвата. Проверили евреи и свои возможности (на удивление немалые) в современной войне, 100 тысяч солдат ЦАХАЛа (две трети всей армии) выполнили все поставленные перед ними военные задачи. Уход из Синая не был слишком болезненным, на многих картах Синай не входил в состав исторической Эрец-Исраэль, что было важным идеологическим фактором в принятии тех или иных решений – политическая оппозиция вела себя сдержанно. Идеология имела и имеет значение в еврейской стране до сих пор. Кроме того, за время своего пребывания на Синайском полуострове, Израиль вывез оттуда огромное количество оружия.

"Мы пытались убедить всех в ООН, что наше отступление к линии перемирия 1949 года приведет к новой войне" – высказалась тогда министр иностранных дел Израиля Голда Меир. Женщина оказалась права.

Потери сторон:
Египет потерял в боевых действиях с Израилем 3 тысячи солдат и офицеров убитыми и ранеными. От 4 до 8 тысяч по разным данным попало в плен. Было потеряно не менее половины танков и 7-9 самолетов.
В боевых действиях с англо-французами Египет потерял около 800 человек, 2 эсминца и большое количество самолетов (от трети до половины). В результате налетов англо-французской авиации погибло 3 тысячи мирных жителей.
Израиль потерял 172 человека убитыми (по другим данным 190) и 817 ранеными, 3 пропавших без вести и еще 20 человек попали в плен. Потери израильской бронетехники варьируются от 30 до 100 единиц. Также было потеряно 12 самолетов.
Англия и Франция потеряли в общей сложности 320 человек. При высадке десанта и штурме Порт-Саида и Порт-Фуада погибло 16 англичан и 10 французов. Союзники заявили о потере 5 самолетов.

Автор: Марк Зайчик

Марк Меирович Зайчик – писатель и журналист. Жил в Ленинграде. В 1973 году репатриировался в Израиль. Работал журналистом на радиостанции "Голос Израиля" и в газете "Вести". Печатался в журналах "22", "Менора", "Континент", "Звезда" и др. Автор девяти книг прозы.