channel 9

Автор: Ксения Светлова

Сирийский кульбит

Правительство Сирии с радостью пошло на укрепление отношений с Западом - под лозунгами открытости и прогресса. Однако корреспондент 9-го канала востоковед Ксения Светлова считает, что это сближение больше похоже на попытку сирийского руководства справиться с личным финансовым кризисом.

В последнюю неделю мая в Сирии побывала делегация Европейского парламента, которая отвечает за налаживание связей со странами Ближнего Востока. Представители сирийских властей - в том числе президент страны Башар Асад - радушно приняли гостей. Участники встречи много говорили о необходимости укреплять сотрудничество между двумя регионами и о том, что Сирия в этом процессе должна сыграть одну из главных ролей.

В ходе встречи Башар Асад посвятил некоторое время разбору сирийских экономических реформ, которые должны вызвать приток иностранного капитала в страну. «Мы беседовали об открытости, честности и добрых намерениях», - сказал лидер европейской делегации, португальский парламентарий Марио Дэвид. Сирия в последний год действительно пережила что-то вроде экономической перестройки, но стремление к открытости и добрые намерения вряд ли входят в список ее главных причин.

Умирающий социализм

До недавнего времени Сирия могла с полным правом считаться последним социалистическим государством на Ближнем Востоке. В соответствии с сирийской конституцией, социалистическая система является краеугольным камнем в политической и экономической жизни страны. Любому человеку, когда-то побывавшему в Советском Союзе, многое здесь покажется знакомым. Целые кварталы Дамаска с легкостью сошли бы за микрорайоны «хрущоб» где-нибудь в Гомеле, если бы не вкрапления местного колорита - женщины в черных чадрах и протяжные звуки «азана», призыва на молитву, который раздается пять раз в день.

Существенную часть сирийского автопарка вполне можно использовать для съемок фильмов в духе соцреализма времен семидесятых-восьмидесятых. "Лады", "Уазы", "КАМазы" и старенькие экземпляры "Волги" встречаются повсеместно. Но самое советское заведение в Сирии - это, безусловно, банк, где для того чтобы снять деньги, обменять валюту либо сделать перевод, приходится отстоять в нескольких очередях, предъявить паспорт, прописку и чуть ли не справку о благонадежности из соответствующих органов.

Со всех стен, окон, углов и столбов в Сирии пристально взирают на прохожих президент Башар Асад и его покойный отец Хафез. В одной из крупнейших гостиниц Дамаска портрет президента висел даже в туалете, что навеяло воспоминание о бессмертном труде Джорджа Оруэлла.

И все же, несмотря на общую атмосферу махрового застоя, гигантские рекламные щиты с изображениями мобильных телефонов, новехонькие туристические комплексы, торговые центры, кинотеатры, дорогие иномарки и переполненные интернет-кафе свидетельствуют о том, что и в этой стране грядут большие перемены.

Правящая партия Баас еще в 2005 году объявила о переходе к более свободной рыночной экономической модели. Сирийское руководство неожиданно для своих граждан, а также для иностранных инвесторов, которые уже давным-давно с вожделением взирают на девственный сирийский рынок, вознамерилось провести ряд реформ, направленных на раскрепощение и либерализацию экономики. «Тогда в стране многие поговаривали о том, что грядет долгожданная “оттепель” - как в экономике, так и в политике, однако в феврале 2005-го в Бейруте был убит бывший ливанский премьер Рафик аль-Харири, и “сирийская перестройка” так и не началась», - говорит саудовский политический обозреватель Мустафа Хасан.

После скандального убийства западные страны, особенно Соединенные Штаты, смотрели на Сирию как на еще одного представителя известной «оси зла», который спонсирует террористов и вообще дестабилизирует обстановку в мире. США тогда отозвали своего посла в Сирии и продлили на неопределенный срок действие экономических санкций против нее, введенных в 2004 году. Они и сейчас остаются в силе, но взгляд американских властей на сотрудничество с Сирией очень изменился с тех пор, как США возглавил Барак Обама.

Воскресшая перестройка

«Отношения между США и арабским миром должны быть пересмотрены», — сказал Обама в ходе его знаменитого каирского выступления и отправил в сирийскую столицу улыбчивого сенатора Керри, посланника доброй воли. В мгновение ока многие ограничения на посещение Штатов сирийскими гражданами были сняты и американское посольство в Дамаске приготовилось к приезду нового хозяина. Джон Мак, председатель совета директоров банка Morgan Stanley посетил Сирию и казалось, что даже про экономические санкции скоро можно будет забыть.

Правительство Башара Асада в то же время пошло на ответные шаги, попытавшись сделать экономику более открытой. В начале января этого года Центральный банк Сирии сообщил, что максимальная доля в акционерном капитале частных банков для иностранных инвесторов повышается с 49 до 60%. Один из ведущих сирийских экономистов сказал, что вопрос о вступлении нескольких иностранных банков на сирийскую почву будет скоро рассмотрен. В конце февраля группа сирийских бизнесменов встретилась с большой делегаций банкиров и инвесторов с Уолл-стрит, после чего сирийские товарищи направились с визитом в Вашингтон.

Весь этот небывалый экономический расцвет традиционно сопровождался сменой ключевых кадров — в начале года, к примеру, был отстранен от должности Тайсир аль-Реддауи, глава комитета по планированию, ответственный за проведение в жизнь плана следующей пятилетки. А на пост министра торговли была назначена Ламия Мери Асси, всегда выступавшая за либерализацию в экономике.

В целом стало ясно, что жизнь в стране постепенно налаживается. «Мы больше не отверженные», - говорит Хала аль-Бадри, студентка Дамасского университета, - наконец-то и в Сирии люди смогут развивать свой бизнес, государственной монополии придет конец».

«Иностранные туристы будут приезжать в современную и ухоженную страну. Сирия может предложить туристу гораздо больше, чем соседний Ливан, и если инфраструктура туризма улучшится, иностранные гости хлынут сюда рекой», - мечтает ее знакомый Маруан, который готовится стать туристическим гидом.

Почти все сирийцы уже представляют себе в красках, как будет выглядеть их страна после проведения экономических реформ и прекращения американских санкций, однако лишь немногие пытаются понять, чем объясняется столько срочная смена экономического курса.

Разорившаяся семья

Так совпало, что перестроечная пора в Сирии пришлась на осень прошлого года - когда сирийцы подсчитывали потери от мирового финансового кризиса, а точнее, от той его составляющей, что случилась в Дубае. Всего за год до этого сирийцам казалось, что дубайская золотая лихорадка никогда не кончится.

Капиталовложения в эмират считались надежными и привлекательными, как 7-звездочная гостиница Burj Al Arab, один из символов сказочного богатства и успеха.

Дубайские перспективы особенно сильно прельщали молодого, но далеко не бедного Рами Махлуфа - кузена президента Башара Асада. Махлуф, хорошо известная фигура в сирийской бизнес-сфере, является одним из наиболее влиятельных предпринимателей в стране, контролирует рынок мобильной связи, обладает рядом выгодных монополий в области импорта автомобилей и по совместительству является казначеем правящей семьи Асад.

На Западе этот преуспевающий бизнесмен получил широкую известность в феврале 2008 года, когда он вошел в американский список персон нон-грата, и принадлежащее ему имущество в США было заморожено. Американские власти заявили тогда, что Махлуф стоит во главе «коррупционной пирамиды» в Дамаске и причастен к продаже сирийского оружия иракским террористическим группировкам.

После этого сирийская и ливанская пресса и сообщила, что Махлуф обосновался в Дубае, где обладал прекрасными связями с бизнес-элитой, а также с людьми из местного руководства. В этот период Рами Махлуф совершил несколько весьма выгодных, на первый взгляд, инвестиций. Информация о них огласке не предавалась, но ее при желании можно было найти. Сирийский оппозиционный форум «Аль-Вифак ас-Сури», к примеру, сообщил о том, что Махлуф вложил крупную сумму в строительство двух новых небоскребов, которые должны были украсить дубайский горизонт, и речь шла о многомиллионных сделках. Стало также известно о ряде других его финансовых операций с дубайской недвижимостью - о покупке нескольких элитных зданий и земельных участков.

Но в конце 2008 года, когда финансовый кризис бушевал во всем мире, появилось первое сообщение о том, что для Рами Махлуфа дубайское золотое дно оказалось несколько мелким. «Казначей Башара Асада теряет около 40% своего состояния», - трубили сирийские оппозиционные сайты и газеты. Почти год спустя стали известны настоящие размеры дубайского кризиса, и в Сирии вновь начали множиться слухи о грандиозных потерях кузена президента.

Саудовский обозреватель Мустафа Хасан, пристально следивший за ситуацией в Сирии в период дубайского кризиса, считает, что родственные связи могли влететь Башару Асаду в копеечку. «По всей видимости, Махлуф потерял не только свой капитал, но и часть капитала семьи, а также казенных денег, с которыми он часто обращался, как со своими собственными», - говорит эксперт. По приблизительным оценкам, Асады потеряли около $7 млрд, что немало - до кризиса их состояние оценивалось в $11–12 млрд.

Разумеется, в официальных сирийских газетах о пагубных последствиях кризиса не было ни слова. «Сирийская экономика достаточно стабильна для того, чтобы достойно пережить дубайский кризис, а также любой другой кризис», - заявил сирийский официоз «Тишрин» в октябре 2009-го. Независимые СМИ, которые в то же самое время подсчитывали убытки Асадов, придерживались иной точки зрения.

Если бы не финансовые проблемы правящей семьи и не крах ее инвестиционных ожиданий, Сирии, вероятно, пришлось бы еще долго ждать обещанных экономических послаблений. Приток инвестиций из-за рубежа, которого с нетерпением ждут сирийские бизнесмены, наверняка поможет Рами Махлуфу и Башару Асаду в какой-то степени восполнить финансовые потери. А если нет, то у них в распоряжении останется проверенный способ заработка - продажа оружия группировкам, которых на Западе называют террористическими, а в Сирии - повстанческими.

Черный ход

Естественно, поддержка террористов никак не вяжется с новым политическим курсом сирийских властей. Но она тоже приносит доход, поэтому отказываться от нее - особенно, в тяжелые времена - смысла нет. В конце марта кувейтская пресса сообщила о том, что Сирия продала ливанской «Хизбалле» партию баллистических ракет СКАД. Хотя сирийские власти утверждали, что новость была «сфабрикована сионистами, чтобы прервать американо-сирийское сближение», Соединенные Штаты этим словам не поверили. Через две недели источники в «Хизбалле» подтвердили получение "скадов", пояснив, что «ракеты настолько старые, что использовать их в любом случае будет невозможно».

Тем не менее в Израиле опасаются, что в случае войны "скады" могут применяться для поражения израильских целей. Неизвестно, какой именно тип этих ракет мог оказаться в руках «Хизбаллы», однако даже самые примитивные из них гораздо мощнее и точнее иранских ракет «Аль-Фаджр» или «Аль-Фатх», которыми «Хизбалла» располагала раньше. Американский госдепартамент в связи с этой историей выпустил официальное заявление: «Соединенные Штаты жестко осуждают передачу Сирией любых видов вооружений “Хизбалле”, особенно если речь идет о баллистических ракетах». Роберта Форда, недавно назначенного послом в Дамаск, решили пока туда не отправлять. А Сирию оставили в списке стран-спонсоров терроризма до лучших времен.

Времена эти, видимо, настанут нескоро, потому что семья Асадов, по слухам, имеет личные связи с «Хизбаллой». После того, как в феврале 2008 года в Дамаске был убит один из военных командиров группировки Имад Мурния, стали говорить о том, что он скрывался в доме известного бизнесмена, друга всесильного Рами Махлуфа.

Когда разгорелся скандал с ракетами "скад", американский сенатор Джон Керри еще раз слетал в Дамаск, чтобы прояснить обстановку. У него на руках не было никаких доказательств причастности Сирии к поставкам ракет, но он на всякий случай заявил, что «подобные вещи должны прекратиться, если мы хотим добиться стабильности и безопасности в регионе». Не желая портить только-только наладившиеся дипломатические отношения, Керри добавил, что, на его взгляд, Сирия все же «стремится к миру». Осторожное поведение американской администрации вполне объяснимо. Барак Обама мечтает об успехе ближневосточного урегулирования и для этого пытается добиться от Дамаска полной смены политического курса, не прибегая к угрозам.

А в Сирии, судя по всему, хотели бы ограничиться экономическими реформами, не отказываясь от права продавать оружие иракским, палестинским и ливанским группировкам - потому что и то, и другое приносит деньги, так необходимые Сирии и ее любимым руководителям.

Автор: Ксения Светлова