channel 9

Автор: Ксения Светлова

Исламская революция в Мардине

В конце марта в турецком городе Мардин собрались десятки высокопоставленных имамов, улемов, юристов и богословов со всех концов исламского мира. Шейхи из Саудовской Аравии, Йемена и Египта, иранские муллы, боснийские муфтии и пакистанские имамы съехались в Мардин для того, чтобы адаптировать древние понятия к современным реалиям или, иными словами – начать процесс реформации ислама.

Основной темой этой встречи стала так называемая «фатва Мардина» - излюбленная боевиками «Аль-Каиды», лидерами движения Талибан и прочими фундаменталистами.

Ее автор – средневековый мыслитель Ибн Таймия, который проповедовал самое суровое, ханбалистское направление в исламе, постановил, что «борьба и джихад против неверных не только разрешена, но и обязательна для всех мусульман». На исходе 13 века Ибн Таймия возглавил восстание против полчищ монголов, которые уже разрушили Багдад и угрожали стереть с лица земли Дамаск. Несмотря на то, что к этому моменту монголы приняли ислам, ученый классифицировал их как «неверных», ибо монголы так и не ввели в обращение нормы шариаты, предпочтя свои племенные законы. Для того, чтобы воодушевить своих единоверцев на битву, исход которой многие считали предрешенным, и собрать как можно больше бойцов под знаменем правителя Дамаска, теолог-воин использовал свое самое мощное оружие: исламскую фатву.

Как не парадоксально, но в глазах своих современников Ибн Таймия считался реформатором, поскольку он призывал отказаться от слепого подражания обычаям предыдущих поколений «таклид», и считал, что теологи и богословы обязаны постоянно возвращаться к кораническим текстам, работать над ними и интерпретировать их.
7 веков спустя после смерти Ибн Таймии, в начале шестидесятых годов прошлого века, египтянин Саид Кутб, отец-основатель радикальной исламистской идеологии вдохнул жизнь в древний текст, назвав эту «основополагающей вехой» в борьбе против неверных и апостатов. С тех пор имя Ибн Таймии, средневекового теолога, который провел немало времени в тюрьме правителя благодаря своим «революционным» идеям зазвучало с новой силой. Его фатву цитировали лидеры египетской «Гамаа аль-Исламия», убийцы Садата, боевики Аль-Каиды и многие другие, которые нашли в «мардинской» фатве идеальное оправдание своим действиям. Их не смущало, что современники Ибн-Таймий считали его «белой вороной» , а его призывы так и повисли воздухе, не найдя отклика у других влиятельных духовных авторитетов того времени.

Мардинская фатва получила очередную путевку в мир и прочно закрепилась в сознании миллионов мусульман как классический текст, который лежит в основе новых, современных фатв двадцатого века.

В заключительном сообщении конференции в Мардине, подписанном такими авторитетами, как шейх Йемена Хабиб Аль аль-Джифри, верховный муфтий Боснии Мустафа Керис и ряд высокопоставленных шейхов из Саудовской Аравии, говорится, что «современные юристы обязаны пересмотреть классические тексты, так как изменился мировой порядок. Ныне мусульмане живут в мире, где действуют международные договоренности, с помощью которых все человечество пытается достичь мира и безопасности... общение с другими (народами) происходит совсем в ином формате, нежели в прошлом.

В любом случае, фатва Ибн-Таймии ни в коем случае не может быть использована как предлог для объявления других мусульман «неверными», восстания против правителей, а также для применения террора по отношению к мусульманам или к тем, среди которых живут мусульмане. Каждый, кто ищет поддержки в этой фатве для убийства мусульман или немусульман – ошибся в ее интерпретации, и пренебрег священными текстами».

Участники конференции также постановили, что в современном мире такие понятия как «Дар аль-Ислам» и «Дар аль-Харб» - мир ислама и мир неверных, находящийся в состоянии войны, более не являются актуальными.

Безусловно, конференция в Мардине – это только начало. Это первый, робкий шажок в сторону просвещения и реформы, сделанный исламскими авторитетными богословами за последние сто лет. Исламская «нахда», или возрождение, потребует гораздо больше усилий, убеждений, полной перестройки мышления и ломки сложившихся стереотипов. Ведь исламская фатва в принципе не обязывает мусульманина ни к чему: ни та, что призывает к убийству неверных и священному джихаду, ни та, что запрещает кровопролитие от имени ислама.

Кроме того, несмотря на то, что участники конференции в Мардине руководствовались принципом «ижмаа», что означает «консенсус между всеми исламскими общинами», всегда найдутся и те, кто отвергнет здравый смысл и объявит принятые постановления незаконными. Заказчикам и идеологам террора «отмена» фатвы Ибн-Таймии вряд ли придется по вкусу.

За прошедший со дня окончания конференции месяц сотни мусульман и немусульман погибли в кровавых терактах в Ираке, Пакистане, Афганистане и Сомали от рук тех, кто опирается на фатву Ибн-Таймии, а участников конференции в Мардине считает апостатами, которые действуют от имени нечестивых правителей. Вместе с тем, за последний месяц были опубликованы дополнительные фатвы, осуждающие и запрещающие террор, а новую «мардинскую» фатву уже процитировали в тысячах мечетей и медресе, а также в журналах, еженедельниках и газетах, выходящих в свет в разных концах исламского мира. «Мы должны отвернуться от джихада и повернуться к «ижтихаду» (обновлению)» пишет Али Ашгар, известный индийский богослов в открытом письме, опубликованном несколькими пакистанскими изданиями.

«Врата «ижтихада были закрыты после падения Багдада в 1258 году, а полвека спустя Ибн-Таймия начал пропагандировать свою агрессивную версию джихада». Сегодня настало время вновь открыть врата «ижтихада», положить конец застою в исламе. Мы не можем позволить себе продолжать опираться на постановления и законы 13-го века», пишет Ашгар. Откроются ли вновь врата «ижтихада» для того, чтобы пустить свежий ветер реформ и перемен в исламский мир? И канет ли в Лету эпоха кровавого джихада, объявленного в начале 14-века Ибн-Таймией монгольским завоевателям? Хочется надеяться на то, что конференция в Мардине действительно станет переломным моментом, который положит начало настоящей исламской революции.

Автор: Ксения Светлова